Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЧАСТЬ 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Развитие теоретических и прикладных вопросов маскировки и наблюдения

С началом войны перед психологами Советского Союза, Великобритании и Франции остро встала задача маскировки важнейших объектов государственного, военного значения, искусства и культуры.

0 важности этой задачи свидетельствует следующий факт. Еще в конце XIX в. было установлено, что адаптированный к темноте глаз человека относительно нечувствителен к красному свету и максимально чувствителен к синему свету. По некоторым данным, чувствительность человеческого глаза к световым волнам разной длины различается до 1000 раз. Знание этого факта позволило совершить революционные прорывы в кино- и фотоиндустрии, автостроении и т.д. Однако по труднообъяснимой причине это открытие было игнорировано французскими и английскими военными специалистами. В результате этого две крупнейшие столицы Европы — Париж и Лондон — в годы войны «маскировались» с помощью подсветки синим светом, в то время как военнослужащие в расчетах противовоздушной обороны, защищавших небо над этими городами, постоянно ослеплялись синим светом, и именно этот свет был виден фашистским летчикам с максимального расстояния. Это психологическое невежество обошлось французскому и английскому народу тысячами человеческих жизней.

Советские психологи, психофизиологии, архитекторы и художники, привлеченные к решению задачи маскировки, дали образец классического подхода к решению подобных практикоориентированных задач. Так, отдел психологии Ленинградского института мозга им. В. М. Бехтерева с августа 1941 г. приступил к практическому решению задачи маскировки зданий Ленинграда. Для этого была создана специальная группа психологов (А. И. Зотов, 3. М. Беркенблит, Р. А. Каничева и др.) под руководством Б. Г. Ананьева. Целью маскировки городских объектов являлось их сокрытие, деформация и имитация[1]. Была создана исследовательская методика, предполагающая создание моделей воспринимаемых объектов с воздуха (вражескими летчиками) в пропорциях, соответствующих величинам реальных объектов, воспринимаемых с расстояния от трех до 12 км. Другими словами, были построены макеты основных зданий Ленинграда и на них отрабатывались вопросы маскировочной окраски, искажения формы, создания ложных объектов и т.д. Всего было проведено около

300 таких опытов[2]. В результате были разработаны уникальные технологии маскировки, являющиеся бесценными и сегодня. Учеными за короткое время были переосмыслены многие теоретические наработки в области восприятия и маскировки, открыты новые закономерности цветового восприятия. В предложенных ими рекомендациях содержались конкретные предложения по использованию методов раскраски объектов и фона и освещения маскируемых объектов.

Результаты этой работы говорят сами за себя. Девятьсот дней и ночей фашистская авиации и крупнокалиберная артиллерия без устали наносили разрушительные удары но блокадному Ленинграду. На последнем этапе блокады фашисты стремились стереть с лица Земли не только исторические здания города, но и саму историю России. В город засылались лазутчики- авианаводчики, которые должны были корректировать точность авиаударов. Это невероятно, но благодаря маскировке удалось «спрятать» от врага и спасти величайшие шедевры отечественной архитектуры и культуры.

ГКО 9 июля 1941 г. издал постановление № ГКО-73сс «О создании службы маскировки при московском совете», в котором ставилась задача обеспечить маскировку оборонных заводов, водопроводных станций, центрального телеграфа, Кремля, нефтехранилища. План маскировки города был разработан 14 июля, а уже 29 июля специальная комиссия облетала на самолете Москву и оценивала качество произведенных маскировочных работ. Вердикт комиссии был положительным: замаскированные объекты видны значительно хуже, чем незамаскированные. Комиссией были даны рекомендации по дальнейшему сокрытию от противника важнейших объектов столицы.

По плану, подготовленному на основе учета психофизиологических закономерностей зрительного восприятия объектов, оптического обмана группой архитектора Б. Иофана, осуществлялось две стратегии имитации: 1) «плоскостная»; 2) «объемная». «Плоскостная» маскировка предполагала окраску крыш зданий, стен, фасадов домов, площадей, дорог с целью сокрытия или изменения их наиболее приметных особенностей, а также и изображение на них перспективного вида обычных городских зданий и разрушенных строений, дорог, парков. Фасад Большого театра был закрыт «задником» сцены из оперы «Князь Игорь». Над Мавзолеем и Тай- ницким садом вывешивались специальные полотнища, на которых были нарисованы крыши других зданий. Кремлевские звезды были закрыты чехлами и деревянными щитами, кресты церквей сняты, позолоченные купола задекорированы. Кремлевская стена превратилась в улицу со сплошными строениями. Художник-авангардист Я. Чернихов придумал особые изображения, которые с расстояния производили магический эффект: на московских площадях и улицах появились городские окраины, леса с озерами, густые облака и др.

Недостатком плоскостной имитации было то, что создаваемые изображения не давали тени и вражеские летчики могли обнаружить это. «Объемная имитация» заключалась в создании специальных макетов городских зданий на Красной площади, в Александровском саду, на территории Кремля. Так, на Красной площади были размещены объемные макеты 25 зданий, посажены деревья. Благодаря маскировке территория Кремля с прилегающей Красной площадью, Александровским садом (более 27 га), с рубиновыми звездами кремлевских башен, крестами и куполами церквей попросту «исчезли» для вражеских летчиков[3]. Для маскировки Москвы- реки, являющейся хорошим ориентиром, использовались ложные мосты, баржи с макетами зданий со специальной подсветкой.

Кроме этого, строго соблюдались меры световой и звуковой маскировки. Например, перестали бить куранты на Спасской башне, по сигналу тревоги мгновенно выключалось освещение объектов, осуществлялось светозатем- нение зданий, а многие ложные объекты, напротив, специально подсвечивались.

Таким образом, при осуществлении маскировки важнейших государственных и военных объектов специалисты использовали закономерности соотношения фигуры и фона, методы окраски объектов под окружающую местность и местности под цвет объектов, деформирующий камуфляж и мимикрию (имитацию разрушений), щиты и маски, создавали плоские и объемные ложные объекты с имитацией их жизнедеятельности (например, подсветки) и т.д. Это был самый масштабный опыт маскировки в истории войн и военного искусства.

Учитывая то, что вражеские самолеты бомбили Москву преимущественно в ночное время под шквальным огнем наших зенитчиков, подсвечивая объекты бомбами (которые весьма эффективно сбивались средствами ПВО), а фашистские летчики ослеплялись нашими прожекторами, то эффективность авиаударов была предельно минимизирована. Более трети всех бомб попали в ложные цели, а остальные — во второстепенные здания. Из многих тысяч сброшенных фашистами лишь две бомбы упали на территорию Кремля, одна попала в Большой театр.

Исследование психофизиологических особенностей зрительного и слухового восприятия было связано с разработкой теоретических и прикладных проблем противовоздушной маскировки, полевой разведки, наблюдения, ПВО, повышения чувствительности зрения и слуха. Это направление активно разрабатывалось К. X. Кекчеевым, С. В. Кравковым, А. Н. Леонтьевым, Л. А. Шварцем и др.

Актуальной теоретико-прикладной проблемой в начале войны была проблема ускорения темповой адаптации, в первую очередь летчиков. Дело в том, что немецкая авиация бомбила хорошо защищенные объекты преимущественно ночью. До того, как нанести удар по тому или иному объекту, фашистские летчики находились в ночном небе достаточно времени, чтобы их глаза адаптировались к темноте. Наши летчики поднимались по тревоге, выбегали из освещенных помещений, садились в самолеты и взлетали навстречу врагу практически «слепыми». Им требовалось 20—40 мин, чтобы их зрительный аппарат адаптировался к темноте. В результате наши летчики априори проигрывали противнику в психологическом отношении, в способности ориентироваться и действовать в ночном бою. В рекомендациях психологов по быстрой темновой адаптации, повышению остроты ночного видения нуждались наши разведчики, снайперы, наблюдатели, специалисты ПВО и др.

В связи с этим лаборатория психофизиологии Института психологии при Московском государственном университете (МГУ) во главе с К. X. Кекчее- вым (создана в 1942 г.) приступила к разработке методов ускорения адаптации глаз к темноте, борьбы с ослеплением светом прожекторов, сенсибилизации слуха и зрения, развития глазомера, различения быстро движущихся объектов, способов звукомаскировки и т.д. В ряде экспериментов ими было подтверждено, что возбуждение одной из систем симпатической иннервации закономерно влечет за собой возбуждение всех прочих симпатических систем. Был сделан фундаментальный вывод о том, что чувствительность органов чувств человека, в частности зрения, закономерно повышается при восприятии им приятных раздражителей и снижается при неприятных ощущениях.

Это позволило психологам экспериментально разработать целый комплекс простых и надежных методов ускорения темновой адаптации глаз, борьбы с утомлением, поддержания высокой работоспособности воинов. В результате был создан своеобразный «каталог» физиологических стимулов, позволяющих быстро снимать утомление, снижать количеств ошибок в действиях и повышать чувствительность органов чувств:

  • — приятные вкусовые ощущения (сосание кусочка сахара, сладко-кислых таблеток) повышает чувствительность ночного зрения на 210%;
  • — приятная музыка повышает чувствительность на 240%;
  • — одноминутное форсированное дыхание, рефлекторно возбуждающее симпатическую иннервацию, позволяет сократить время темновой адаптации глаз в 10 раз (с 40—50 мин до 4—5 мин);
  • — система эмоционально-волевого напряжения позволяет повышать чувствительность глаз более чем на 800% по отношению к фону;
  • — обтирание лица холодной водой, легкая мышечная работа, форсированное дыхание, прикладывание холодного компресса к затылку существенно оптимизируют работу зрительного и слухового органа.

Благодаря трудам А. Н. Леонтьева и К. X. Кекчеева был разработан специальный препарат ВР-10, состоящий на 50% из глюкозы и 50% аскорбиновой кислоты, употребление которого позволяло сократить время темновой адаптации в 10 раз.

Были выявлены и временные показатели искусственно вызываемой нервно-психической активности. Так, одноразовое применение физиологического стимулятора обеспечивает повышение зрительной и слуховой чувствительности на 1 — 1,5 часа, а многоразовое — на 2—3 часа.

Результаты исследования психологических аспектов наблюдения и маскировки были обобщены в работах К. X. Кекчеева «Психофизиология маскировки и разведки» (1942), «Ночное зрение (как лучше видеть ночью)» (1942), «Как лучше видеть в темноте» (1943), «Зрение и слух в морской войне» (1944).

В процессе исследования порогов чувствительности были выявлены сдвиги в зависимости от отношения к задаче, свидетельствующие о том, что ощущение — это не результат реакции органа зрения на стимул, а продукт деятельности человека с предметом. Фиксируя этот факт, С. Л. Рубинштейн писал: «Раздражитель физически одной и той же интенсивности может оказываться и ниже и выше порога чувствительности и, таким образом, быть или не быть замеченным, в зависимости от того, какое значение он приобретает для человека — появляется ли он как безразличный для данного индивида момент его окружения или становится имеющим определенное значение показателем существенных условий его деятельности» К

Этот вывод имел большое теоретическое и практическое значение. В частности, на его основе были разработаны конкретные методы расширения психологических возможностей воинов, осуществлявших различные виды наблюдения. Следовательно, наши воины (разведчики, снайперы, летчики, специалисты войск ПВО, акустики и др.) имели возможность быстрее адаптироваться к темноте, лучше видеть в ночных условиях, точнее определять и идентифицировать звуки, дольше сохранять работоспособность, допускать меньше ошибок.

Важное значение для боевых действий в северных районах, а также в зимних условиях имели результаты исследований С. В. Кравкова, изучавшего методы борьбы со снеговой ослепленностью. Совместно с Н. А. Вишневским им был сконструирован специальный прибор для определения нормальности сумеречного зрения, серийно изготовлявшийся для нужд армии во время Великой Отечественной войны.

Ленинградскими психологи, изучая слуховую чувствительность, открыли способность человека при врожденной потере зрения очень тонко определять положение звуковых объектов в пространстве, т.е. практически «видеть» с помощью слуха. На основе этого открытия были сформулированы практические рекомендации командирам частей ПВО по использованию слепых с рождения людей в качестве наблюдателей на постах ПВО. Такие наблюдатели обнаруживали самолеты противника на значительно более дальнем расстоянии и высоте, чем зрячие, точно определяли и указывали зенитчикам направления воздушной опасности.

Оценивая эффект учета психологических рекомендаций в боевой практике войск, С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что благодаря их реализации удалось вчетверо повысить эффективность наблюдательной деятельности воинов ПВО. Это значит, что благодаря психологам советские зенитчики могли сбивать в четыре раза больше вражеских самолетов и спасти вчетверо больше наших граждан.

Активно вели исследования в области психофизиологии сенсорных систем, оптимизации чувствительности зрительного, слухового, тактиль- [4]

ных анализаторов американские психологи. О роли, которую они отводили этому направлению, свидетельствует тот факт, что в 1944 г. в военно-морском флоте США был организован специальный комитет по проблемам зрения. В нем велась комплексная работа психологов, физиологов, инженеров и врачей по исследованию ночного зрения, поиска путей ускорения темновой адаптации.

В интересах изучения различных типов маскировки и бортовой связи, теоретических и прикладных проблем слуха, зрения, применения теории информации к психологии, психологической оценки радио-телефонных систем, возможностей маскировки речи работали У. Р. Гарнер, Д. А. Миллер и др.

В 1941 г. американский специалист У. Р. Майлс сконструировал плотно прилегающие очки с красными светофильтрами, которые защищали родопсин[5] от разложения. В них можно было работать в освещенном помещении, а затем, перейдя в темноту, снять их и мгновенно «включить» механизмы ночного зрения. Эта работа дала гигантский эффект: освещение кораблей в боевых условиях стало производиться только красным светом невысокой интенсивности, а сконструированные Майлсом очки стали широко использоваться военнослужащими всех родов войск [6].

  • [1] Каничева Р. А., Ярмоленко А. В. Ленинградские психологи в годы войны // Психологический журнал. 1985. № 6. С. 3—7.
  • [2] Кольцова В. А., Олейник 10. II. Деятельность психологов в годы Великой Отечественнойвойны // Психологический журнал. 1990. № 3. С. 16—24.
  • [3] См.: Горосов О. Как Кремль исчез на четыре года. URL: http://www.anothercity.ru/moscow-mysteries/mysreries/6568-kremlin (дата обращения: 11.02.2016); Маскировка Москвы.URL: http://zyalt.livejournal.com/724754.html (дата обращения: 15.01.2016); Зотов А. Во времяВеликой Отечественной войны художники спасали Москву от налетов гитлеровской авиации // Первый капал [сайт]. URL: http://www.ltv.ru/news/social/206496 (дата обращения:15.01.2016).
  • [4] Рубинштейн С. Л. Советская психология в условиях Великой Отечественной войны //Под знаменем марксизма. 1943. № 9—10. С. 45—61.
  • [5] 2 Человеческий глаз полностью адаптируется к темноте после дневного света примерноза 40 мин. Это время необходимо для того, чтобы зрение перешло с дневного на ночнойфизиологический механизм функционирования: с дневного (цветного) колбочкового на ночной (ахроматический) палочковый. В это же время происходит восстановление важного элемента ночного зрения — палочкового пигмента родопсина (зрительного пурпура), выцветающего (разлагающегося) на свету. За это время чувствительность глаза к свету возрастаетв сотни тысяч раз.
  • [6] Хантер У. С. Психология на войне // Современная буржуазная военная психология.М., 1964. С. 27-28.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>