Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЧАСТЬ 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Совершенствование теории и практики психологического отбора

В годы Второй мировой войны более остро, чем в предыдущих войнах, встала задача психологического отбора военнослужащих. Это в первую очередь касалось Соединенных Штатов Америки. Американские военнослужащие воевали на чужой территории за туманные идеалы, с противником, который не бомбил американскую территорию, не убивал американских граждан, не насиловал их жен и детей. Война была далеко, за тысячи километров от Америки и воспринималась как опасная, но вахтовая работа. Доминирующий в национальной психологии американцев индивидуализм лишал их такого важнейшего психологического ресурса, как групповая поддержка. У американских солдат не было необходимой мотивации, смыслов, установок, являющихся своеобразным «психологическим стержнем» боевой деятельности. В этих условиях беспримерно огромное количество американских военнослужащих испытывало в боевой обстановке травматический страх и подвергалось психотравматизации. Но данным Р. Габриэля, в годы войны порядка 504 тыс. американских солдат и офицеров было демобилизовано из-за патологического страха. Этого количества военнослужащих было достаточно для формирования порядка 50 пехотных дивизий!

В ходе войны психологом Дж. Аппелем было установлено, что предел времени пребывания американского военнослужащего в зоне боевых действий ограничивался 200—240 днями, тогда как высоко мотивированные (борющиеся за выживание) английские военнослужащие были способны активно действовать в боевой обстановке на протяжении 400 и более дней. В результате сотни тысяч военнослужащих перемещались на находящиеся за тысячи километров театры военных действий, а затем досрочно демоби- лизовывались на территорию США.

Это обстоятельство потребовало от американского руководства предъявлять повышенные требования к психологическим качествам новобранцев и сделать ставку на улучшение их психологического отбора. После Первой мировой войны американские военные руководители утвердились во мнении, что психологический отбор — это самое «верное средство предотвратить проникновение в войска людей с явным или скрытым психическим дефектом путем отсева еще до набора с тем, чтобы освободиться от необходимости тратить время и деньги на их содержание, а потом на досрочную демобилизацию после первого же срыва в бою»[1].

В процессе осуществленного в годы войны отбора психологическому изучению подверглось около 18 млн американских новобранцев. Из них около 1,5 млн (18,5% от всех, не допущенных к военной службе) человек было «забраковано» но психологическим основаниям и не призвано в вооруженные силы[2]. Такое количество людей могло составить порядка 150 пехотных дивизий.

К разработке теории и методов психологического отбора, а также к работе по практическому тестированию различных категорий военнослужащих были привлечены лучшие специалисты из числа психологов. Так, службу тестирования армии США возглавлял О. К. Бурое, который внес существенный вклад в развитие прикладной психологии. Впоследствии он приобрел известность в связи с исследованиями проблемы лидерства в Вест-Пойнте. Большую часть войны проработал в Комиссии по вступительным экзаменам в коллеж в Принстоне для школ военно-морского флота Г. О. Галликсен. В течение пяти лет трудился в центрах для отбора кандидатов в офицеры Э. Д. М. Боулби. Призывом психологов на военную службу занимался Л. Кармайкл. Он внес существенный вклад в изучение роли искусственных тренировочных устройств в совершенствовании процедуры отбора. В комитете по отбору и обучению летчиков в Рочестерском университете работал статистиком Л. Фсстингер[3].

В первую очередь психологи сосредоточили свои усилия на разработке методов для быстрого выявления лиц с низкой нервно-психической устойчивостью. В результате уже в 1940 г. был разработан такой универсальный инструмент изучения новобранцев, как «Общий армейский классификационный тест» {The Army General Classification Test, AGCT). Этот тест использовался также для отбора на различные специальности и на офицерские должности. В тесте акцент был сделан на оценке способностей обследуемых к пространственным представлениям, арифметическим действиям, администрированию и минимизировались вербальные и образовательные аспекты.

С 1943 г. в войсках начали использовать в качестве скринингового и отборочного инструмента Миннесотский многопрофильный личностный опросник {Minnesota Multiphasic Personality Inventory, MM PI). Большое внимание уделялось оценке психологических последствий боевой усталости и истощения.

Управление стратегической разведки США, используя рекомендации германского психолога М. Зимонейта, изложенные в работах «Военная психология» и «Военная этика», отобрало и подготовило около 5000 специалистов — диверсантов и шпионов[4].

Наиболее масштабно работа по психологическому отбору военнослужащих проводилась в авиации. Была принята специальная Программа развития авиационной психологии, которую возглавил известный психолог Дж. Фланаган. В рамках этой программы на военную службу в качестве офицеров были приглашены 150 лучших психологов страны, а 1500 аспирантов приняли участие в ней в качестве ассистентов. Результаты реализации этой программы представлены в 19 томах[5].

  • 0 значении, которое придавалось этой программе, говорят имена психологов, вовлеченных в ее реализацию:
    • - Д. П. Гилфорд являлся директором Авиационной психологической исследовательской службы, разрабатывавшей тесты для курсантов;
    • - Д. Д. Гибсон возглавлял отдел психологических исследований в Авиационной психологической программе и занимался созданием тестов для отбора пилотов. В частности, им был предложен тест в виде движущихся картинок, который, по мнению автора, более информативен, чем статичная картинка;
    • — Ч. Э. Осгуд в 1945 г. работал на базе ВВС Смоки-Хилл и на базе подводных лодок Ныо-Лондон;
    • — М. Рокич участвовал в реализации Программы психологического тестирования ВВС;
    • — М. С. Вителес исследовал психологические проблемы летчиков;
    • - А. Чапанис в 1942 г. работал психологом в Аэро-Медицинской лаборатории на базе ВВС Райт-Паттерсон в г. Дэйтоне, где проводились психофизиологические исследования и изучались такие малоизвестные в то время феномены, как аноксия, аэроэмболия, острая декомпрессия, перегрузка, психофизиология ночных полетов и др.;
    • - У. К. Эстес некоторое время работал в Исследовательском совете национальной обороны над исследовательскими проектами, затем поступил на военную службу, где участвовал в исследовательских программах для ВВС. По окончании этой работы служил клиническим психологом на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий;

Р. Л. Торндайк, работая психологом ВВС, совершенствовал экспертизу анализа способностей, определял валидность и надежность тестов на работоспособность экипажей, создал более надежные методики;

О. Клайнберг служил в звании полковника Инспекционной службы стратегических бомбардировщиков и изучал воздействие воздушных бомбардировок Германии[6].

Несмотря на это, количество американских летчиков, списываемых в запас вследствие психических травм, в годы войны заметно не снизилось.

По оценкам американских специалистов, психологический отбор позитивно сказался в области подготовки артиллеристов. В частности отмечается, что лишь в одном артиллерийском учебном центре, благодаря внедрению «тестов способностей» и переводу части военнослужащих на ускоренный курс обучения, за полгода было сэкономлено 8000 человеко-часов, не считая времени работы инструкторов. Общее же время, сэкономленное по этой программе, включая время работы инструкторов и штатного состава, составило не менее 2000 человеко-лет[7].

В целом же эффективность психологического отбора в годы войны ставится под сомнение рядом американских и зарубежных психологов. Такие специалисты, как Р. Габриэль, П. X. Мокор, Э. Гинцберг, Д. К. Андерсон, С. В. Гинсбурк, Д. Л. Эрма вообще ставят иод сомнение необходимость и возможность осуществления полноценного психологического отбора в ходе крупномасштабных военных событий. В качестве аргумента они приводят сравнительные оценки эффективности отбора в двух мировых войнах. Так, в армии США во Вторую мировую войну процент отсева новобранцев по эмоциональным критериям, по сравнению с Первой мировой войной, вырос в 11,5 раза, по интеллектуальным основаниям — в 4,5 раза, однако уровень психотравматизации военнослужащих не только не снизился, а, напротив, возрос в 3—4 раза (с 9—10 до 36 случаев на 1000 человек). Снижение эффективности психологического отбора, по мнению этих специалистов, происходит вследствие прогрессирующего снижения количества лиц, способных отвечать предъявляемым критериям; отсутствия достаточного количества специалистов и методических средств тестирования; нехватки времени для полноценного обследования новобранцев и др.

Важное внимание уделялось отбору военнослужащих, прежде всего военных летчиков, в Великобритании. По данным П. X. Мокора, по причине страха из английских ВВС ежегодно демобилизовалось около трех тысяч человек. В связи с этим психологические проблемы, связанные с отбором и подготовкой летчиков (причины и виды ошибок пилотирования самолетов, природа и динамика утомления, методы сохранения работоспособности), были поставлены в центр исследовательской деятельности Кембриджской психологической лаборатории. В ходе этих исследований, проводимых на специальном тренажере, позволяющим моделировать многие параметры полета, было установлено, что наиболее сильное влияние на действия летчика оказывает напряженность. Из данного факта был сделан вывод о необходимости проведения испытаний при отборе кандидатов в пилоты в напряженной обстановке, адекватной обстановке полета. Активным участником этих испытаний был известный психолог Ф. Ч. Барлетт. Результаты работы лаборатории обобщены в книге И. Рассела Дэвиса «Ошибки пилота» (1945)[8].

Схожими психологическими проблемами занимался К. Мюррель. Будучи во время Второй мировой войны членом Королевской морской научной службы, он разработал серию проектов, связанных с созданием многоириборных информационных панелей оперативной информации. Некоторые из них по праву считаются классическими.

В Советском Союзе в годы войны пытались осуществлять психологический отбор кандидатов на воинские специальности, определяющие успех боевых действий. Например, В. Доброхвалов в своей статье «Подбор, воспитание и обучение разведчиков» рекомендовал командирам учитывать мотивацию, способность ориентировки в напряженной обстановке, наличие родственных гражданских навыков при отборе разведчиков. В частности, давались рекомендации методами наблюдения и беседы отбирать разведчиков из числа сельских жителей, лиц, занимавшихся охотой, спортом, особенно туризмом. Большое внимание уделялось учету психологических особенностей новобранцев при отборе снайперов, военных летчиков. Однако по указанным выше причинам эта работа проводилась скорее на эмпирико-управленческом, чем на научно-психологическом уровне.

  • [1] Гипцберг Э, Андерсон Д. КГинсбурк С. В., ЭрмаД. Л. Почему необходимо изучать неэффективного солдата // Современная буржуазная военная психология. М., 1964. С. 83—84.
  • [2] См.: Габриэль Р. Героев больше нет.
  • [3] Караяны А. Г. Психология США в годы Второй мировой войны // Психологическийжурнал. 2002. № 2. С. 111-117.
  • [4] Гератеволь 3. К вопросу о подборе командных кадров // Современная буржуазнаявоенная психология. Мм 1964. С. 123.
  • [5] Психология : биографический библиографический словарь : пер. с англ. СПб., 1999.С. 675.
  • [6] Караяны А. Г. Психология США в годы Второй мировой войны. С. 111 — 117.
  • [7] Хантер У. С. Психология на войне // Современная буржуазная военная психология.С. 42.
  • [8] Мокор П. X. Военная психология и реальность боя // Современная буржуазная военнаяпсихология. М., 1964. С. 47—63.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>