Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЧАСТЬ 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Предмет и задачи военной психологии

Объектом науки, как известно, выступает та часть объективной или субъективной реальности, на которую направлена исследовательская активность. Объект нс специфицирует научную отрасль. Один и тот же объект может изучаться разными науками. Например, психика изучается клинической, социальной, педагогической, возрастной психологией, психологией личности, психофизиологией, психиатрией, медициной и другими научными отраслями.

Предметом науки выступает та часть объекта, которая составляет поле интереса конкретной науки (например, социальную обусловленность психики исследует социальная психология, развитие истории психологического знания — история психологии и т.д.).

В современной психологии утвердилось мнение, что объектом военной психологии является не отдельно взятый военнослужащий, а система «военнослужащий в социальной среде, в процессе боевой деятельности»[1]. Эта система выступает объектом военной науки, военной философии, военной социологии, военной педагогики и других наук.

Понимание предмета военной психологии требует более развернутого анализа. Предметное пространство военной психологии формировалось, с одной стороны, благодаря запросам боевой практики, а с другой стороны, как результат научно-теоретической деятельности военных ученых и боевых практиков. К настоящему времени более или менее четко обозначились векторы, определяющие контуры предметного пространства военной психологии (рис. 6.1).

Предметное поле военной психологии

Рис. 6.1. Предметное поле военной психологии

Из рис. 6.1 видно, что конфигурация предмета и феноменология военной психологии задается четырьмя континуумами. Континуум 1 —I[2] выделяет в предмете военно-психологической науки индивидуально-психологические и коллективно-психологические феномены. Военной психологии интересно знать об особенностях проявления в специфических условиях воинской деятельности психических познавательных процессов (ощущения, восприятие, внимание, память, представление, мышление, воображение, речь) и эмоционально-волевых процессов (эмоции, чувства, мотивы, воля) отдельных воинов. Не меньший интерес вызывают многообразные психические состояния военнослужащих, вызываемые боевой остановкой (предбоевая лихорадка и апатия, подъем и упадок, оптимальное боевой состояние, состояния фрустрации, депривации, монотонии, страдания, стресса, страха, паники, тревоги и др.). Военная психология активно изучает психические свойства военнослужащего, влияющие на боевую активность и изменяемые боевой обстановкой (темперамент, характер, направленность личности, волевые качества, способности, Я-концепцию и социальную идентичность личности, психологическую устойчивость, личностные акцентуации и другие личностные характеристики). Важной частью предмета военной психологии являются так называемые «психологические образования» (знания, навыки, умения, опыт, профессионализм). Наконец, военную психологию не могут не интересовать такие неосознаваемые регуляторы боевого поведения, как инстинкты (например, инстинкт самосохранения), механизмы психологической защиты и др.

Еще в начале XX в. Н. Н. Головин утверждал: «Действия бойцов слишком тесно между собою психически связаны и слишком властно друг друга обусловливают, чтобы можно было сделать в области индивидуальной военной психологии сколько-нибудь обобщающие выводы, не считаясь с законами коллективной военной психологии», «индивидуальная военная психология должна рассматриваться лишь как вспомогательный отдел военной психологии, которая в основной своей части не может быть иной, как психологией коллективной»[2].

В связи с этим наряду с индивидуально-психологическими и личностными особенностями личности воина военная психология целенаправленно исследует коллективно-психологические или групповые психологические явления, порождаемые боевой обстановкой или порождающие психологическую реальность боя. К числу наиболее важных социально-психологических явлений, определяющих боевую активность воинов, относятся общественное мнение, групповое настроение, традиции, психологическая совместимость и сплоченность воинов, психологический климат в коллективе, воинская дисциплина, лидерство и др.

Континуум 2—2[2] на рис. 6.1 очерчивает континуум психологических явлений от высших проявлений человеческих мотивов, чувств и поведения (патриотизм, чувство долга, вера, героизм, подвиг и т.д.) до самых низших проявлений человеческой натуры (трусость, предательство, симуляция, членовредительство, дезертирство, мародерство, немотивированная жестокость, насилие и т.д.).

Континуум 3—З[5] фиксируют психологические явления, относящиеся как к категории «норма» (боевой стресс, страх и др.), так и к кластеру «патология» (боевая психическая травма, психогенные потери, ПТСР, суицид, алкоголизм, наркомания и т.д.). В качестве базового основания для такого «ограничивания» можно избрать позицию Р. Дрейлинга о том, что «одним пределом исследования являются общепсихологические дисциплины и, в частности, применение их в условиях военного быта для наилучшей обработки бойца. Другим пределом являются патологическая психология и психиатрия»[5]. Однако в этом континууме выделяются промежуточные феномены, например, психологические эффекты депривации сна, переживания боли и т.д.

Наконец, континуум 4—4[5] охватывают психологические феномены, проявляющие как в мирное время (в процессе психологической подготовки, психологического обеспечения боевой учебы, боевого дежурства, караульной службы и т.д.), так и в боевой обстановке (в ожидании боя, в ходе боя, после боя, в наступлении, обороне, засаде, при ведении боя обычным оружием и оружием массового поражения (ОМП), в дневном и ночном бою, в плену, в ходе психологического отбора, психологической поддержки, реабилитации, социально-психологической реадаптации и др.).

Таким образом, проведенный анализ позволяет констатировать, что в качестве предмета военной психологии целесообразно также рассматривать системный объект — «психику военнослужащего, в составе воинского коллектива осуществляющего подготовку к боевой деятельности и выполнение боевых задач». Вся воинская деятельность мирной поры является лишь временным состоянием воина, процессом его подготовки к выполнению боевых задач в соответствии со штатным предназначением.

Такая трактовка предмета военной психологии вытекает из многовековой истории развития военно-психологического знания и практики. Так, еще в начале XX в., разрабатывая теоретико-методологические основы военной психологии и очерчивая границы ее предмета, Г. Е. Шумков отмечал, что «область, подлежащая нашему научному исследованию, есть бой, центральное место в котором занимает боец. Психика его, его свойства и деятельность во время боя составляют для нас задачу»[8]. Исходя из того, что деятельность воина проходит не только в боевой обстановке, но и в мирное время, «военная психология по области исследования разделяется на две части: психология боя и психология мирного времени». При этом психология боя призвана, «во-первых, возможно подробно изучить психику воинов во время сражений; во-вторых, наметить те принципы, которыми нужно руководствоваться при ведении боя. Психология мирного времени указывает научные пути, как привить воинам в мирное время те психологические принципы, которые намечены психологией боя»[9].

Наши великие предшественники — творцы военной психологии опирались на понимание того, что определить ее предметную область можно, лишь описав психологические особенности боевой деятельности. Они исходили ив того, что «деятельность человека-бойца во время войны и боя носит особый характер», так как «протекает в условиях хронической опасности, т.е. постоянной опасности потерять здоровье или жизнь, а, с другой стороны, в условиях не только безнаказанного уничтожения себе подобных, коль скоро они являются врагами, но и в прямой необходимости и в поощряемом желании делать это как раз во имя конечных целей общего благополучия для своего народа, так и в целях собственного самосохранения.

Если обыватель, которому грозит случайная опасность, избегая ее или даже совершенно уклоняясь от нее, не теряет лица и пользуется по-прежнему общим уважением, то боец, ушедший с поля сражения или отказавшийся идти в бой, подвергается не только общему презрению, но и привлекается к суровой ответственности по уголовному закону[10].

В связи с вышесказанным, «изучение душевных переживаний воинов, влияющих на боевую деятельность, изучение явлений, способствующих воодушевлению и храбрости, явлений, понижающих боевую деятельность (страх и панику), моментов, ослабляющих способность противника, причин нарушения воинского долга» является важнейшей задачей военной психологии[11], так как «...покажет нам к чему и как должны мы подготовить воинов в мирное время, чтобы в боевое время они были непоколебимы»[12].

Представленное выше понимание предмета позволяет дать определение военной психологии.

Военная психология — это область специального научного знания и практики, нацеленная на исследование психологических особенностей совместной боевой деятельности военнослужащих и обоснование методов обеспечения ее эффективности[13].

Военная психология осваивает, исследует, разрабатывает, расширяет свой предмет путем решения комплекса теоретико-методологических и практико-ориентированных задач. Обобщение подходов отечественных и зарубежных военных психологов за столетний период существования военно-психологической науки позволяет выделить в структуре ее предметного поля общие и специальные задачи.

На уровне современных представлений задачами военной психологии являются следующие.

  • 1. Исследование психологических причин, предикторов, функций, последствий, закономерностей войны и боя.
  • 2. Выявление характера влияния боя на психику и личность воина.
  • 3. Изучение социально-психологических явлений войны и боя.
  • 4. Познание психологических особенностей управленческой деятельности и разработка эффективных методов руководства военнослужащими в боевой остановке.
  • 5. Психологическое обоснование тактики, оперативного искусства и стратегии.
  • 6. Исследование динамики психических явлений в ходе несения военнослужащими боевого дежурства и караульной службы и обоснование схем и конкретных методов психологического обеспечения выполнения этих задач.
  • 7. Психологическое обоснование целей, принципов и методов боевой подготовки войск.
  • 8. Разработка теории и технологий психологической подготовки военнослужащих к боевым действиям.
  • 9. Обоснование задач и способов психологического сопровождения боевых действий, осуществления психологической оценки боевой обстановки, психологической поддержки, реабилитации и социально-психологической реадаптации военнослужащих.
  • 10. Разработка принципов и методов информационно-психологического противоборства с противником.
  • 11. Разработка теоретико-методологических основ и технологий профессионального психологического отбора военнослужащих.

Таким образом, военная психология активно интересуется всеми важнейшими сторонами жизнедеятельности военнослужащих, воинских частей и соединений, стремится разобраться в психологической специфике важнейших сторон войсковой практики и выработать научно обоснованные рекомендации по расширению психологических возможностей военнослужащих при решении наиболее сложных задач воинской деятельности.

Кроме перечисленных основных задач, военная психология решает ряд специальных задач, которые связаны с ее предметом опосредованно, через облегчение, оптимизацию деятельности воина, оказание ему психологической помощи в специфических ситуациях.

К специальным задачам военной психологии относятся:

психологическое обоснование решений при конструировании боевой техники и оружия;

  • — психологическое обеспечение использования животных для решения боевых задач;
  • — психологическая подготовка военнослужащих к избеганию плена, активному поведению в плену, побегу из плена, психологическая помощь освобожденным из плена;
  • — изучение потенциала психотропных препаратов по расширению психологических возможностей военнослужащих при решении задач в экстремальных условиях;
  • — психологическое обеспечение деятельности военных разведок и др.

К решению этих задач могут быть привлечены гражданские специалисты, как психологи, так и представители других профессий (конструкторы, дрессировщики, медицинские работники и т.д.).

  • [1] См.: Караяны Л. Г., Сыромятников И. В. Введение в профессию военного психолога. М.,1997.
  • [2] Головин II. II. Наука и война. Париж, 1928. С. 17.
  • [3] Головин II. II. Наука и война. Париж, 1928. С. 17.
  • [4] Головин II. II. Наука и война. Париж, 1928. С. 17.
  • [5] Дрейлинг Р. Военная психология как наука //Душа армии: русская военная эмиграцияо морально-психологических основах российской вооруженной силы. М., 1997. С. 161.
  • [6] Дрейлинг Р. Военная психология как наука //Душа армии: русская военная эмиграцияо морально-психологических основах российской вооруженной силы. М., 1997. С. 161.
  • [7] Дрейлинг Р. Военная психология как наука //Душа армии: русская военная эмиграцияо морально-психологических основах российской вооруженной силы. М., 1997. С. 161.
  • [8] Шумков Г. Е. Предмет и область военной психологии // Русский инвалид. 1910. № 270.С. 14.
  • [9] Там же.
  • [10] Дрейяинг Р. Военная психология как паука. С. 160.
  • [11] См.: Шумков Г. Е. Предмет и область военной психологии.
  • [12] Шумков Г. Е. О психике бойцов во время атаки // Русский инвалид. 1910. № 278.
  • [13] См.: Караяны Л. Г., Сыромятников И. В. Введение в профессию военного психолога.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>