Основные виды присвоения: собственность, владение, распоряжение и пользование.

Отношения присвоения, о которых выше шла речь, принято называть отношениями собственности. Соответственно, присвоите- лей вещей обычно именуют их собственниками. Однако для различения понятий присвоение и собственности имеются серьезные основания.

Собственность есть не просто присвоение, а высшая форма, высший вид присвоения. Она представляет собой сложное явление, включающее в себя несколько моментов. Экономисты их чаще всего не замечают. Иное дело люди, постоянно имеющие дело с волевыми, нормативными отношениями собственности, которые в классовом обществе приобретают форму правовых, юридических связей.

Как считается в юриспруденции, собственность есть полное и безусловное присвоение вещи или вещей, полная и безусловная их принадлежность нрисвоителю. В идеале право собственника на принадлежащие ему вещи ничем нс ограничено. Согласно общему представлению юристов, право собственности включает в себя три правомочия: 1) право владения, 2) право распоряжения и 3) право пользования. Владеть означает использовать все правомочия собственника. Распоряжение предполагает возможность передачи вещи в иную своячейку, отчуждение вещи. Пользования означает никем и ничем не ограниченное использование вещи для удовлетворения нужд индивида. В идеале собственник должен быть одновременно и владельцем, и распорядителем, и пользователем. Соответственно, в идеале ячейка собственности (собъячейка) должна быть одновременно ячейкой и владения, и распоряжения, и пользования. В таком случае собственность выступает как нечто целое, включающее в себя несколько моментов.

Но в определенных условиях моменты собственности могут обособиться, обрести известную самостоятельность по отношению и к друг к другу и к целому, в которое они входят. Эта самостоятельность никогда не может быть полной: названные моменты никогда не могут существовать друг без друга и без того целого (собственности), в которое входят. Но определенное обособление их друг от друга может возникнуть. И в такой ситуации собственность может выступать не только как целое, но и в качестве особого момента этого целого. Обособление это выражается в расщеплении собственности как целого на собственность как один из своих моментов, владение, распоряжение и пользование.

Собственником совсем необязательно должен быть один единственный член общества. Собственником может быть и группа индивидов, и все члены общества вместе взятые. Иными словами, собственность может быть не только персональной, но и групповой, и, наконец, общественной, социор- ной. Чтобы главное стало ясным, мы для простоты будем в последующем рассуждении иметь в виду собственность только персональную.

Один из вариантов — расщепление собственности и владения. Оно предполагает, что собственником того или иного имущества является один человек, а его владельцем — другой. Но такое положение возможно лишь при условии определенных обязательств, как собственника по отношению к владельцу, так и владельца по отношению к собственнику. Это особенно наглядно можно видеть на примере собственности на средства производства. Собственник отказывается в пользу владельца от всех своих правомочий, а владелец за это обязывается отдавать ему часть продукта, созданного в его владельческой ячейке.

В подобной ситуации отделенные друг от друга собственность и владение приобретают специфическую природу. Собственность перестает быть собственностью в привычном смысле. Она становится не полной, а только верховной собственностью. Владение же, соответственно, становится почти полной собственностью, ограниченной лишь соблюдением определенных обязательств по отношению к верховному собственнику, — подчиненной собственностью. Таковы, например, отношения между феодалом и зависимым от него крестьянином.

Второй вариант — расщепление собственности и распоряжений. В таком случае собственник представляет другому индивиду право распоряжаться, а тем самым и пользоваться каким-то принадлежащим ему имуществом. Возникает особая ячейка распоряжения (и пользования), не совпадающая с ячейкой собственности, но входящая в нее в качестве автономной части. При этом право распорядителя, не являющегося собственником, всегда так или иначе ограничено: над ним стоит собственник.

И наконец, третий вариант — расщепление собственности и пользования. Возникает особая ячейка пользования, не совпадающая с ячейкой собственности, но входящая в последнюю в качестве ее составной части. Право пользователя, не являющегося ни собственником, ни даже распорядителем, весьма ограничено. Он может лишь потреблять полученные в пользование вещи, использовать их только для удовлетворения своих непосредственных потребностей и никак не больше. С этим связано нередкое отождествление пользования вещами с их физическим использованием, их потреблением. А между тем это разные явления: одно — социальное, другое — физическое.

Использование вещи есть отношения человека к вещи и только к вещи, физическое использование вещи. Человек ест пищу, носит одежду и обувь, превращает при помощи средства труда предмет труда в продукт труда. Пользование же есть такое отношение человека к вещи, в котором он выступает как ее присвоитель, а она — как своя для него, как его принадлежность. В случае с предметами личного потребления пользование вещью и ее использование, потребление так неразрывно связаны, что отделить их друг от друга можно только теоретически.

Иначе обстоит дело со средствами производства. Когда, например, рабу перед тем, как отправить его на работу, дают орудие, с тем чтобы он использовал его в процессе труда, оно не поступает в его пользование, не становится для него своим. Он использует это орудие для удовлетворения не своих собственных нужд, а нужд рабовладельца. Раб является только использователем вещи, но не ее пользователем. Пользователем же вещи является рабовладелец. Он пользуется и работником, и средством труда для своих нужд. Здесь налицо полное расщепление между использованием вещи и пользованием ею. Использует вещь один человек, а пользуется ею другой.

Именно потому, что раб в описанном случае получает орудие только для использования, но не для пользования, раздача орудий труда рабам перед отправкой их на работу не есть распределение в том смысле, в котором это слово использовалось ранее. Здесь отношения распределения отсутствуют. А вот когда рабам раздают пищу и одежду, то здесь налицо отношения распределения общественного продукта. Рабы получают пищу и одежду в пользование, а тем самым и для использования, потребления.

Из сказанного отнюдь не следует, что пользователь, который не является ни собственником, ни распорядителем, может получать в пользование только предметы потребления, но ни в коем случае не средства производства. Рабовладелец, например, может выделить рабу участок земли и необходимый для его обработки инвентарь с тем условием, чтобы последний одну часть урожая использовал для обеспечения своего существования, а другую отдавал господину. В таком случае раб получает средства производства нс просто для использования, но и в свое пользование. Он использует их для удовлетворения не только чужих, но и своих собственных нужд.

Из всего изложенного выше видно, насколько важно понятие присвоения как отличное от понятия собственности. Оно является более широким, родовым. Присвоением является и собственность как единство всех моментов, и собственность как один из обособленных моментов целого, и владение, и распоряжение, и пользование, когда они выступают в качестве относительно самостоятельных компонентов. Своячейками являются и ячейки собственности, и ячейки владения, распоряжения и пользования, когда они не совпадают с ячейками собственности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >