Социально-экономические отношения как экономические отношения собственности

Отношения распределения, обмена и перераспределения как экономические отношения собственности — социально-экономические, производственные отношения.

Сказанное выше позволяет уточнить понятие и распределения и обмена. Распределение есть переход, поступление общественного продукта в своячейки любого из существующих типов: собственности, владения, распоряжения или пользования, обеспечивающее использование этого продукта либо для личного потребления, либо для производства и тем самым существования людей и общества в целом. Это — движение продукта, причем движение не физическое, а социальное, которое может сопровождаться, а может не сопровождаться физически его перемещением.

Другой формой социального движения вещей является обмен — переход вещей из собственности (или владения, или распоряжения) одних лиц в собственность (а также владение или распоряжение) других, т.е. из одних ячеек собственности (или владения и распоряжения) в другие подобные же ячейки, возмещаемый встречным движением равных по ценности предметов или их знаков (бумажных денег, например). Обмен в принципе всегда должен быть эквивалентным. В результате его меняется предметное наполнение ячейки собственности (владения и распоряжения), но не общий объем содержащейся в нем доли общественного продукта.

Если же после завершения распределения общественного продукта в ходе последующего социального движения вещей происходит изменение размеров (уменьшение или увеличение) доли, поступившей первоначально в ячейку собственности (владения, распоряжения), перед нами предстает еще один вид социального движения вещей — перераспределение. Оно, как и обмен, появляется в обществе не сразу. Это более позднее явление. Перераспределение, как и другие виды социального движения вещей (распределение и обмен), проявляется в человеческих действиях. Действия по перераспределению подразделяются на два основных разряда. В действиях одного вида проявляется такое социальное движение вещей, которое органически входит в общий процесс социального движения вещей, обеспечивающий нормальное функционирование и собственно производства и собственно потребления. Пример — купля и продажа различного рода услуг. Это — системное, экономическое перераспределение. Оно закреплено в нормах, нормировано, легитимно.

Но существуют и такие действия по перераспределению, которые не только не нужны для функционирования процесса общественного производства, но и, более того, могут препятствовать ему. Это — грабеж, кража, различные виды мошенничества, попрошайничество. Это — асистемное, а иногда даже антисистемное перераспределение. Оно является неэкономическим, аномальным, нелегитимным. Если в отношении распределения, обмена и системного перераспределения существуют нормы их регулирующие, то в отношении асистемного перераспределения могут существовать лишь запреты. Отношения асистемного перераспределения не являются ни экономическими, ни нормативными. Но грань между нормальным и аномальным перераспределением весьма относительна, одно может превращаться в другое. Во всем последующем изложении под перераспределением, если не оговорено особо, будет пониматься только нормальное, системное, экономическое перераспределение.

Социальное движение вещей (распределение, обмен и перераспределение) всегда происходит в рамках особой системы общественных отношений — отношений распределения, обмена и перераспределения, или отношений присвоения, высшим видом которых являются отношения собственности. Эти отношения и есть те самые связи, которые принято называть экономическими, а точнее, социально-экономическими отношениями. Экономические отношения собственности — не какой-то особый вид социально-экономических отношений, существующий наряду с другими их видами. Понятия экономических отношений собственности и социально-экономических отношений полностью совпадают. Экономические отношений собственности, отношения распределения, обмена и перераспределения — единственные социально-экономические связи.

Социально-экономические отношения собственности — отношения распределения, обмена и перераспределения образуют внутреннюю структуру производства, являются общественной формой, в которой идет процесс производства. Если в самом узком смысле слова производство есть деятельность по созданию потребительных ценностей, то в самом широком смысле оно есть единство собственно производства, распределения, обмена, перераспределения и потребления. Производство в узком смысле, собственно производство может существовать только в составе производства в широком значение слова.

Именно потому, что социально-экономические отношения входят в качестве важнейшего компонента в производство, К. Маркс и Ф. Энгельс именовали их производственными отношениями. Как уже указывалось, характерная особенность социально-экономических, или производственных, отношений, отличающая их от всех прочих социальных связей заключается в том, что они являются отношениями объективными или, как принято говорить, материальными. Они не только возникают и существуют независимо от сознания и воли людей, но и определяют их сознание и волю, а тем самым их общественную деятельность и все прочие социальные отношения, являющиеся отношениями волевыми.

Два вида отношений собственности — экономические и волевые. Социально-экономические отношения выше были названы не просто отношениями собственности, а экономическими отношениями собственности. Это связано с тем, что, как мы уже знаем, отношения распределения и обмена — не единственные отношения собственности. Как явствует из всего того, что было сказано выше об отношениях присвоения в целом, кроме них существуют и иные отношения собственности и другого вида отношений, которые являются не материальными, а волевыми, нормативными.

При переходе вещей в пользование, распоряжение, владение или собственность происходит наделение пользователей, распорядителей, владельцев или собственников определенными правами на эти вещи. Таким образом, экономические отношения присвоения вообще, отношения собственности в частности — отношения распределения, обмена и перераспределения — закрепляются и выражаются в нормативных, волевых отношениях присвоения вообще, собственности в частности. Как уже отмечалось, в классовом обществе, где существует государство, волевые, нормативные отношения присвоения вообще, собственности, прежде всего, закрепляются в государственном праве, в законах и приобретают форму правовых, юридических отношений. Правовые отношения, в которых выражаются экономические отношения распределения, обмена и перераспределения, нередко называются имущественными отношениями. Традиция именовать волевые юридические отношения собственности имущественными существует в русской марксистской мысли давно. Начало ее было положено Георгием Валентиновичем Плехановым (1856—1918)[1].

В работах К. Маркса встречаются две трактовки отношения собственности. Одна из них — понимание собственности как юридического выражения социально-экономических, производственных отношений[2]. Однако в большинстве случаев речь у него идет о существовании двух видов отношений собственности: волевых, юридических, и социально-экономических, производственных, материальных. «То, о чем в сущности шла речь у Прудона, — писал он, например, в письме И. Б. Швейцеру, — была существующая, современная буржуазная собственность. На вопрос: что она такое? — можно было ответить только критическим анализом «политической экономии», охватывающей совокупность этих отношений собственности не в их юридическом выражении как волевых отношений, а в их реальной форме, то есть как производственных отношений»[3]. Эта же точка зрения излагается в других сочинениях К. Маркса[4], в работе Ф. Энгельса «Наброски к критике политической экономии»[5] и совместных трудах этих двух мыслителей «Святое семейство»[6] и «Немецкая идеология»[7].

Экономические и волевые (нормативные) отношения собственности всегда существуют в неразрывном единстве. «Это юридические отношение, формой которого является договор, — писал К. Маркс, характеризуя акт товарообмена, — все равно закреплен он законом или нет, — есть волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение. Содержание этого юридического, или волевого, отношения дано самим экономическим отношением»[8]. Из этих двух видов отношений собственности одни, именно экономические отношения собственности, отношения распределения, обмена и перераспределения являются материальными, существующими независимо от сознания и воли людей, живущих в системе этих связей, т.е. первичными, вторые — производными, вторичными — закреплением и выражением социально-экономических отношений в общественной воле, в системе социальных норм.

Собственность, взятая в целом, есть высшая форма присвоения. В ней в наиболее отчетливой форме выступают все особенности присвоения как особого социального явления. Собственность — не вещь и не отношение человека к вещи, взятое само по себе. Собственность есть отношение между людьми, но такое, которое проявляется в их отношении к вещам. Или — иначе — собственность есть отношение людей к вещам, но такое, в котором проявляются их отношения друг к другу.

Собственность — такое отношение людей по поводу вещей, которое наделяет и людей, и вещи особыми социальными качествами: делает людей собственниками, а вещи — их собственностью. Каждая вещь в человеческом обществе всегда обладает таким социальным качеством. Она всегда не только потребительная ценность, но обязательно одновременно и чья-то собственность (индивида, группы индивидов или даже общества в целом).

  • [1] Плеханов Г. В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю // Избранные философские произведения. Т. 1. С. 528 сл.
  • [2] Маркс К. К критике политической политэкономии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения.2-е изд. Т. 13. М., 1955-1981. С. 7.
  • [3] Маркс К. О Прудоне (Письмо И. Б. Швейцеру) // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения.2-е изд. Т. 16. М., 1955-1981. С. 26.
  • [4] Маркс К. Нищета философии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 4. М.,1955—1981. С. 318 // Его же. Письмо П. В. Анненкову 28 декабря 1846 года // Там же. Т. 27.С. 406—407 ; Его же. Экоиомическо-философские рукописи 1842 года // Там же. Т. 42.С. 108-112 и др.
  • [5] э Энгельс Ф. Наброски к критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 1. М., 1955—1981. С. 545—546.
  • [6] Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство // Сочинения. 2-е изд. М., 1955—1981. Т. 2.С. 34.
  • [7] Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Сочинения. 2-е изд. Т. 3. М., 1955—1981.С. 318-310.
  • [8] Маркс К. Капитал. Т. 1. С. 94.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >