Возникновение концепции политической культуры

В научной литературе отражено несколько десятков определений политической культуры, что объяснимо, если учесть сложность и многовариантность проблемы, невозможность сведения ее к какому-либо четко очерченному, раз и навсегда установившемуся феномену.

Первая попытка сформулировать концепцию политической культуры была предпринята известным американским политологом Г. Алмондом в статье «Сравнительные политические системы», опубликованной в 1956 г.[1] Дальнейшую разработку эта концепция получила в книге Г. Алмонда и С. Вербы «Гражданская культура».

Важным этапом в формировании и утверждении концепции политической культуры стало появление в 1965 г. книги «Политическая культура и политическое развитие», в которой была предпринята попытка определения и сравнения политических культур 13 стран.

Во второй половине 1960-х — 1970-х гг. концепцию политической культуры взяли на вооружение американские социологи и политологи В. Ки, Р. Маркридис, В. Нойман, Д. Марвик и др. Первоначально возникнув в США, в последующем эта концепция получила большую популярность и в других странах. Постепенно она стала одним из важнейших инструментов исследования политических процессов и явлений. К настоящему времени появилось множество работ, посвященных различным аспектам политической культуры отдельных стран и регионов.

Заслуга сторонников политико-культурного подхода состояла в том, что они предприняли попытку поставить в центр политологических исследований человека с его заботами, интересами, эмоциями, стереотипами, мифами. При этом, они исходили из того, что выявление средств и механизмов достижения политической стабильности и общественно-политического развития помимо изучения различных форм правления и конституционноправовых систем и норм должно включать анализ глубинных эмоциональных и социально-психологических связей между членами политических общностей и формами правления. Предпосылки для массового изучения этих связей были созданы так называемой «бихевиористской революцией», развернувшейся в политической науке США в 1950-е гг. Если традиционная политическая наука ограничивалась изучением формальной институциональной структуры государства, то введение бихевиористских методов открыло возможности для исследования более широкого спектра общественных отношений и их связей с государством.

В политическую науку были внесены заимствованные из естественных наук модели и методы исследований. Заслуга бихевиористов состояла также в том, что они пытались смотреть на социальные и политические феномены с точки зрения индивидуального избирателя или участника политического процесса. Бихевиоризм имплицитно включал в себя постулат о том, что если раскрыть мотивы, намерения отдельных индивидов в политическом процессе, то можно правильно понять и политическую систему в целом.

Для выполнения этой задачи были установлены тесные междисциплинарные связи политической науки с другими общественными науками: культурной антропологией, психологией, социологией, историей и т.д. Политическая наука оказалась на перекрестке «междисциплинарного» движения, охватившего почти все общественные науки, и получила благоприятные возможности для всестороннего исследования массовых движений и широких социальных процессов, которые традиционной политологией либо отодвигались на задний план, либо вовсе игнорировались.

Важное значение в возникновении политико-культурного подхода имело проникновение в политическую науку после Второй мировой войны различных концепций культуры и культурной антропологии. В данном отношении предшественниками концепции политической культуры можно считать известных антропологов и культурологов К. Клакхопа, А. Кребера, Б. Малиновского и др. Все чаще стали предприниматься попытки рассматривать политические феномены в культурных, социокультурных и социально-психологических терминах.

В целом, политико-культурный подход к политике представляет собой попытку преодолеть подход формально-юридический. Как считали Г. Алмонд и другие политологи, традиционный подход к политике в терминах исследования государственно-правовых институтов не в состоянии определить, почему одинаковые по своей форме социально-политические и иные институты оказываются дееспособными в одних странах и совершенно неприемлемы для других. Ученые ставили своей целью разработать комплексный подход, базирующийся на органическом соединении эмпирического и теоретического, микро- и макроуровневого аспектов исследования.

С этой точки зрения политико-культурный подход представляет собой попытку интегрировать социологию, культурную антропологию, социальную психологию в единую политологическую дисциплину. Он призван соединить исследование формальных и неформальных компонентов политических систем с анализом национальной политической психологии, политической идеологии и др.

  • [1] Almond G. Comparative Political Systems // The Journal of politics. 1956. Vol. 18. №. 3.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >