Полная версия

Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ПЕНСИОННЫХ СИСТЕМ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ. Монография

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ В КОНТЕКСТЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЧЕЛОВЕКА

Жизненный путь человека: биологические, социальные и финансовые аспекты

Пожилой возраст часто сравнивают с осенью, которая может быть солнечной, но нередко ненастной. Как выдержать многочисленные и сложные испытания на поздних этапах жизненного пути подавляющего большинства людей? Один из таких этапов начинается с момента выхода на пенсию: перешагнув черту пенсионного возраста, люди сталкиваются с новыми для себя вызовами и рисками.

Пенсионный возраст — это период снижения жизненных сил, сокращения возможностей для трудовой деятельности, появления устойчивых недомоганий и хронических болезней. На личностном уровне требуются значительные финансовые ресурсы для осуществления оздоровительных программ, приобретения лекарств и лечения. Снижение доходов в пожилом возрасте сокращает возможности для полноценной жизнедеятельности. Поэтому уже в молодом и среднем возрастах важно озаботиться созданием фонда личных денежных средств на случаи рисков старости. Однако не только легкомысленные 20-летние, ни и зрелые 30-летние, и даже опытные 40-летние редко задумываются о том, с чем могут столкнуться после 60 лет. Иначе говоря, большинство россиян предметно не планируют свои расходы для периода пожилого возраста, многие имеют весьма смутные представления о величинах требуемых денежных средств на свой «осенний период».

В ЭРС планированию затрат на период старости традиционно уделяется значительное внимание как на личностном уровне, так и в среде профессиональных сообществ. Вызовы старости достаточно драматичны, а ответы на них должен дать сам человек. Многое зависит от его индивидуальных особенностей, образования, жизненного опыта и приоритетных духовных ценностей. Кроме того, пожилые люди различаются как по уровню восприятия нового, так и своими творческими способностями. Пожилые представляют собой мир индивидуальностей, жизненные устремления которых зачастую не поддаются упрощенной классификации.

В этой связи немалый интерес вызывает общественно признанная и законодательно закрепленная периодизация этапов жизненного пути человека. Западные исследователи говорят о трехэтапной модели жизненного пути1, включающей детство и юность, трудовой период и период старости.

В работах японских авторов выделяются четыре этапа[1] [2]:

  • 1) от рождения и до окончания школьного образования, когда ребенок находится на иждивении родителей и воспитывается в семье;
  • 2) поступление на работу и обзаведение семьей;
  • 3) период трудовой жизни, когда человек имеет свой дом, воспитывает детей, дает им образование;
  • 4) старость.

С экономических позиций в первый — дорабочий — период индивид только потребляет, ничего не производя[3]; в период трудовой деятельности он производит и одновременно потребляет материальные ресурсы, причем не только сам, но и члены его семьи; в третий — послерабо- чий — он только потребляет.

С социальных позиций периодизация жизненного пути человека и характеристики его этапов рассматриваются в контексте:

  • • социального поведения людей, их социальных функций и ролей в различные периоды жизни;
  • • уровня жизни и человеческого развития, измеряемого с помощью показателей долголетия, образованности[4];
  • • социальной интеграции (включенности) граждан тех или иных возрастов во все сферы социальной жизни — трудовую деятельность, политические движения, образование, пенсионное страхование и обеспечение, культуру в целом[5], а также социальной эксклюзии, т.е. исклю-

чения пожилых людей из социальной, политической, культурной и экономических сфер жизнедеятельности общества1.

С психологических и физиологических позиций периодизация жизненного пути человека позволяет рассмотреть неизбежные этапы, включая переход от средних к старшим возрастам, которые связаны с кризисными изменениями личности и рекомендациями по их преодолению[6] [1].

Этапы жизненного пути четко ограничены рамками взаимосвязанных между собой функций жизнедеятельности — образование, труд и досуг. Например, упустив возможность получить в юности образование, человек расплачивается за это всю жизнь, а избегая трудовой деятельности, он не сможет заработать приемлемую по размеру пенсию,.

Для каждого из этапов жизненного пути характерны свои стереотипы поведения, связанные с феноменами «привыкания»:

  • — молодежь, занятая получением образования, имеет свой круг общения, ограниченный рамками школы, колледжа, вуза; оторванная от трудовой деятельности взрослых, она зачастую приобретает свои, достаточно абстрактные представления о жизни;
  • — взрослые, как правило, чрезмерно привязаны к трудовому коллективу, что особенно типично для мужчин, которые нередко сами ограничивают свое свободное время, что приводит к отчуждению от семьи;
  • — пожилые мужчины, оставляя трудовую деятельность, мучительно переживают свою оторванность от трудового коллектива.

Отечественный социолог И. С. Кон отмечает: «Любая периодизация жизненного пути должна учитывать принципиальную многомерность возрастных свойств и критериев их оценки. Биологический возраст соотносится со свойствами организма и его отдельных подсистем, социальный возраст — с положением индивида в системе общественных отношений, а психический возраст — с характером сенсомоторной, умственной деятельности. <...> Социальный возраст представляет собой набор нормативно-ролевых характеристик, производных от возрастного разделения труда и социальной структуры общества. Такие понятия, как дошкольный, школьный, студенческий, рабочий, пенсионный возраст и т.п., имеют явно социальное происхождение и смысл»[8].

На протяжении последних двух столетий были накоплены существенные знания в области медицины, социальной гигиены, биологии, этнографии, демографии, философии и антропологии, что способствовало формированию новых взглядов на возрастные периоды человека[9].

Например, в демографии с XIX в. на системной основе составляются таблицы смертности, дожития и брачности1, разрабатываются методы и научный инструментарий оценки естественного воспроизводства населения (численности и структуры населения по возрастным, половым и семейным характеристикам) и его миграции, новые концепции: «демографической революции», «демографического перехода», «демографического взрыва» и т.д.

Примечательно, что фазы жизненного цикла приобрели в XX в. более фиксированные возрастные границы, что связано с увеличением доли занятых промышленным трудом. Например, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) после осуществления ряда исследовательских программ предложила свою классификацию жизненных периодов, включая периоды трудоспособного и «третьего возраста»[10] [11] [12], позволяющую определять демографические и хронологические рамки законодательного регулирования трудоспособного возраста[13].

Примечательно, что представления о том, когда человек достигает возраста старости, существенно разнятся по странам. Во многом это определяется самочувствием людей, их оценками естественной продолжительности жизни и жизненных циклов, способностей трудиться.

В настоящее время рубеж 65-летнего возраста зачастую выделяется особо, так как во многих странах он связан с правом выхода на пенсию. В 60—65 лет наблюдаются легкоразличимые нарушения в функционировании организма или, на языке медицины, нарушение «соматических и психологических» процессов, которые сопровождают человека на протяжении почти всей его зрелой жизни, но на данном этапе жизнедеятельности легко фиксируются.

Существует мнение, что признаки биологического старения и основные органические функции, связанные с ухудшением способностей к труда, можно выявить после 35 лет, когда происходит переход от молодости к зрелости, а заметные изменения обычно наблюдаются после 45 лет. Возраст 45—59 лет, непосредственно предшествующий пенсионному, предлагается даже выделить как «средний» по физиологическим и социально-психологическим особенностям1. В этот период обычно происходят значительные эндокринные сдвиги, ведущие к развитию процессов старения, последствиями которых становится снижение возможностей для регулирования сна, ухудшается терморегуляция организма[14] [15].

В то же время в первый период пожилого возраста от 60 до 70 лет у большинства людей сохраняется профессиональная трудоспособность, по крайней мере, в значительной степени.

По разработанным ВОЗ рекомендациям биологический возраст наиболее достоверно можно установить в больничных условиях при полном обследовании всех органов и функциональных систем человека. Особо актуально проведение такой процедуры в определенные периоды жизни, например, при его перестройке (в 40—55 лет), что позволяет разработать соответствующие мероприятия, способствующие снижению риск-факторов для здоровья конкретного индивида и проведения профилактики старения.

Средовые факторы оказывают существенное влияние на протекание возрастных биологических процессов. Так, неблагоприятные условия труда, хронические заболевания, курение, алкоголь, психологический стресс ускоряют биологическое старение.

Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального, экономического и профессионального статусов, что связано с невозможностью продолжения экономической активности с прежней интенсивностью[16].

Потеря статусов, или общественно значимых «социальных регалий», чрезвычайно болезненна вследствие того, что она обычно сопровождается снижением доходов и ухудшением состояния здоровья. Эта проблема особенно остро проявляется в постиндустриальном обществе, где успех является единственным приоритетом, а молодость — фетишем, культивируемым в плане как личных, так и эстетических ценностей. Быть здоровым, преисполненным жизненной энергией — своего рода эталон, которому каждый стремится соответствовать. Даже первым лицам — президентам и премьерам — приходится, помимо всего, демонстрировать, например, отличную спортивную форму.

На фоне такого неестественно завышенного статуса молодости ее антипод — пожилой возраст и его носитель — пожилой человек со своими болезнями и недомоганиями — зачастую рассматривается как печальная неизбежность, которой приходится стыдиться и которую следует скрывать.

Распространение в обществе таких враждебных, в лучшем случае не солидарных, взглядов на естественный ход развития оказывает серьезное психологическое давление не только на пожилых, но и на тех членов общества, которые приближаются к соответствующему возрастному рубежу.

Неслучайно в западной социологии и социальной психологии широко обсуждается тема так называемого кризиса среднего возраста (midlife crisis), под которым понимают комплекс сомнений и тревог, испытываемых многими людьми на пятом десятке жизни. При этом 40-летие рассматривается как пропуск в категории среднего и старшего возрастов, которым необходимо подтверждение жизненных достижений. В противном случае неизбежны сомнения в правильности выбранной жизненной стратегии и психологические срывы, переоценка своих отношений с окружающими и восприятие возраста как угрозы для социального статуса.

Вместе с тем исследования физиологов и психологов свидетельствуют, что большинство людей в пенсионном возрасте (по крайней мере до 70—75 лет) сохраняют работоспособность, компетентность, интеллектуальный потенциал[17]. Такой подход основывается на изменившейся в последнее время позиции специалистов, считающих, что физически здоровый пожилой работник зачастую способен выполнить большую по объему работу и сделать ее качественнее, нежели многие более молодые люди.

Благодаря приобретенному опыту пожилые работники обычно умеют компенсировать свои возрастные недостатки и выполняют работу более профессионально, нежели молодые сотрудники. При этом различия в производительности труда между возрастными группами обычно намного меньше, чем колебания в пределах каждой возрастной группы.

Такого мнения придерживаются и сами пожилые работники, которые отстаивают свои права на активную жизнь в обществе: они осваивают новые профессии, повышают профессиональную квалификацию.

Сохранить и даже повысить трудоспособность можно, улучшая здоровье и условия труда, совершенствуя профессиональные знания. Однако работодатели не склонны к соответствующим инвестициям, поэтому пожилые работники вынуждены мириться с предрассудками относительно своих способностей и деловых качеств.

Очевидна необходимость проведения соответствующей государственной социальной политики, отказ от модели отношений, основанной на зависимости старшего поколения от поколения, занятого трудовой деятельностью, в пользу модели их сотрудничества.

Симптоматично, что в последние два-три десятилетия общественность и государственные структуры в США, Канаде, странах Евросоюза пытаются изменить сложившийся стереотип старости с помощью законодательных решений, а также социальных проектов местных властей и органов местного самоуправления[18].

Старение организма человека — естественный биологический процесс, свойственный всем людям, но темп старения различен для разных социально-профессиональных групп, отдельных лиц и даже отдельных органов человека. С возрастом ухудшаются острота зрения, слуха, подвижность и быстрота движений. Аналогичная динамика наблюдается у физической силы и функций головного мозга. Физиологи отмечают ухудшение с возрастом кратковременной памяти, способности концентрироваться, снижение быстроты восприятия информации.

Здоровье является безусловной ценностью для человека любого возраста. Для пожилых людей оно приобретает исключительное значение, поскольку старение связано с многократным увеличением риска заболеваемости, а значит с ростом материальных, временных и психологических затрат на лечение.

Медицинская статистика свидетельствует: от одной до двух третей всех трудящихся в возрасте 50 лет и старше имеют по меньшей мере одну хроническую болезнь (главным образом это расстройства опорнодвигательной или сердечно-сосудистой систем).

Раньше других стареют трудящиеся, занятые на тяжелых и вредных работах, к которым относятся работы под землей, работы, связанные с воздействием высоких температур или суровых природно-климатических условий.

Старение — это не только биологический, но психофизиологический процесс. Помимо медико-биологических вопросов в пожилом возрасте важную роль играют психофизиологические особенности состояния психики и установки личности, которые определяют широкую гамму возможностей поведения человека на этом отрезке жизненного пути.

Исследуя возрастную динамику, особенности отдельных периодов и взаимосвязи между ними, следует учитывать особенности жизненного пути человека, биографические характеристики его взаимоотношений с членами семьи, школьного, студенческого и трудового коллектива, достижения и неудачи, кризисы и способы их преодоления.

Зачастую представители более молодого поколения просто не понимают пожилых людей. Если же рассматривать поступки пожилых людей в координатах культурных норм прошлого исторического времени, то они весьма логичны и естественны для них, а поэтому не свидетельствуют об ухудшении умственных способностей или моральной деградации их носителей.

Пожилые действительно меняются, впрочем, меняются и молодые, но им это кажется по отношению к себе естественным. Так, если в молодом возрасте человек уделяет большое внимание своей внешности, вопросам карьеры, то пожилых больше заботит здоровье, они сосредоточиваются на «инвентаризации» прожитых «сюжетов жизни», проблемах детей и внуков. Уменьшение круга общения вызывает у многих чувство одиночества, заброшенности и тоски.

Утрата сложившегося профессионального и связанного с ним статусного стереотипа, особенно для лиц, занимавшихся социально востребованной (престижной) работой, вызывает у пожилого человека тяжелую негативную реакцию. Уход на пенсию, когда профессиональная карьера заканчивается, а должности и звания приобретают приставку «экс-», многие пожилые люди воспринимают как жизненную катастрофу.

Легенда американского менеджмента Ли Якокка1 основную причину того, что многие из его коллег, завершивших деловую карьеру, быстро умирают, видел в принудительном их отправлении на пенсию. Подобную практику он считал абсурдной: человек, достигший 65 лет, независимо от его физического состояния вынужден уйти в отставку, хотя он достиг высот в своей профессиональной квалификации. По мнению Л. Яккоки, это не оправданно ни с нравственной, ни с государственной точки зрения[19] [20].

Очевидно, необходимо психологически готовиться к смене жизненной ситуации заранее. А когда она наступает, воспринять ее как свершившийся факт, выработать применительно к новым условиям линию поведения и жизненные установки, быть может, найти подходящую сферу деятельности. Ведь стремление к самовыражению — это одна из центральных сущностей человека.

Серьезные проблемы большинства пожилых людей связаны с ухудшением здоровья, общего физического состояния. Если индивид раньше придавал большое значение хорошему состоянию организма и удовлетворенности жизнью (гедонистический тип личности), то его ждет неизбежное разочарование. Выходом из такого психологического тупика может служить опять-таки работа, безусловно, посильная.

На этапах «поздней старости» пожилые страдают от постепенной утраты сил и способностей. Это настоящая беда для стариков, которая приводит к сужению для них окружающего мира. Порой он вмещается в рамки собственного дома. Все за его пределами представляется чужим и опасным. Поэтому пожилые люди так привязаны к домашней обстановке, привычной для них, и крайне неохотно идут на всякое обновление своего жилища.

Современные взгляды ученых на психологические характеристики старости состоят в том, что психический потенциал человека позволяет ему развиваться и на этапе пожилого возраста1. При разумно организованном распорядке труда и отдыха, внимательном и спокойном отношении к собственному здоровью, поддержании привычного круга дружеского общения и интереса к культурной жизни период пожилой жизни может стать не менее содержательным, чем другие этапы судьбы человека.

Что касается ранее приобретенных умственных качеств и специальных профессиональных навыков индивидов, то они более устойчивы к старению: со временем они могут совершенствоваться по мере постепенного накопления опыта и знаний[21] [22].

Следует отметить, что категорию «здоровье» ВОЗ трактует как «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или физических дефектов» (преамбула Устава ВОЗ). Исходя из такой позиции, в пожилом возрасте особо значимым является даже не наличие той или иной болезни, а то, в какой степени она ограничивает повседневную деятельность человека.

Другими словами, быть здоровым означает сохранять интеллектуальную и социальную активность, несмотря на определенные нарушения или недостатки. В то же время следует проводить различие между старением и ухудшением здоровья с течением времени. Специалисты все более сходятся во мнении, что многие физиологические изменения, которые принято было считать признаками старения, связаны, скорее, с болезнями, образом жизни или с тем и другим. Здоровый образ жизни повышает тонус и сопротивляемость болезням и помогает уменьшить различия между возрастными группами.

Физическая способность к труду пожилых людей обусловлена сочетанием последствий образа жизни, имеющихся болезней, труда и подлинно биологического старения. В то время как образ жизни и труд лишь затрагивают темпы старения, наличие болезней может изменить образ жизни и ускорить старение. Однако такие изменения происходят постепенно, а у многих индивидов они могут не вызывать трудностей до 75—80 лет. Более того, многие из перечисленных изменений можно ослабить или затормозить с помощью физических упражнений. Физически здоровый пожилой индивид способен иметь лучшие показатели здоровья по сравнению с более молодыми людьми, ведущими сидячий образ жизни.

Качество жизни престарелых людей зависит от понимания «рисков старости» и поддержания здоровья на приемлемом уровне. Для этого в ЭРС в последнее время все большее внимание уделяется программам подготовки к выходу на пенсию. В их кругу находится проведение соответствующих учебных курсов, включая знания по поддержанию здоровья. В рамках этих программ организуются беседы с врачами и геронтологами, психологами и работниками социального обслуживания, а также проводятся периодические медицинские осмотры и рассмотрение таких вопросов, как профилактика заболеваний, отношение к болезни и нетрудоспособности1.

Состояние здоровья пожилых россиян трудно определить как приемлемое. Более 40% пенсионеров оценивают его как плохое или очень плохое, а почти 2/3 заявляют о наличии у них хронических заболеваний[23] [24]. В самых пожилых возрастах (к 80 годам и старше) состояние здоровья большинства пенсионеров настолько слабое, что они нуждаются в помощи по ведению домашнего хозяйства, а примерно каждый шестой вынужден прибегать к помощи при приеме пищи и выполнении гигиеничных процедур.

Данную категорию пожилых людей можно отнести к тяжелобольным, нуждающимся в постоянном уходе. Особенно тяжела участь одиноко проживающих лиц, которым не к кому обратиться, кроме работников социальных служб, предоставляющих помощь только в трети случаев от необходимой потребности[25].

Таким образом, состояние здоровья выступает определяющим фактором, от которого зависит выстраивание жизненных стратегий в пожилом возрасте: ориентация на трудовую и общественную деятельность или на заслуженный отдых, позволяющий поддерживать угасающие силы; выбор образа жизни (в семье или одиноко), включая определение необходимости в социальной поддержке со стороны социальных учреждений или родственной помощи.

При этом налицо парадокс: для человека нет ничего важнее собственного здоровья, и тем не менее ни к чему россияне не относятся столь легкомысленно. Большинство людей имеют весьма смутные представления о том, с какими рисками им с высокой вероятностью придется столкнуться. А пожилой возраст — это возраст высоковероятных и опасных рисков. По данным американских ученых, сердечнососудистые и онкологические заболевания, болезнь Альцгеймера и др. становятся реальной угрозой для каждого десятого в возрасте 70 лет (и старше) и для каждого пятого пожилого в возрасте 80 лет и старше[26]. В материальном плане это колоссальные материальные затраты, обеспечить которые не в состоянии большинство пенсионеров и их семей.

Большинство современных людей умирают от «болезней образа жизни» — инсультов, инфарктов, ожирения. Из-за легкомыслия, проявленного в юности и зрелости, проблемы со здоровьем в старшем возрасте часто настолько значительны, что материально ни сам человек, ни его семья не способны с ними справиться. Сегодня в России больше не принято копить «на старость». Теперь модно существовать по принципу «живем один раз», «решать проблемы нужно по мере их поступления» и классическому «авось пронесет». Только каждый житель нашей страны имеет неприкосновенный запас в 200—400 тыс. рублей, но и эти деньги откладываются не на оздоровление, а исключительно на смерть — они даже называются «похоронными».

Недостаточную озабоченность граждан своими возможными будущими проблемами эксперты Всемирного банка связывают со слабой информированностью населения о проблемах старости: «Ведь все мы знаем, что в старости тела будут слабее, доходы — ниже, а расходы на медицинские услуги — существенно выше, но лишь немногие из нас доводят это осознание проблем рисков старших возрастов до понимания того, что для облегчения своей личной участи в старости нужно упражнять тело и разум, резервировать средства на старость, иметь страховку на случай рисков тяжелых заболеваний»[27].

Поэтому принципиально важно разработать и реализовать государственную программу просвещения населения, которая отражала бы реальные риски старости (вероятность и тяжесть последствий болезней, инвалидности и необходимости зачастую длительного ухода) и предусматривала методы профилактики тяжелых болезней.

Известно, что ничто так не интересует людей, как их собственное самочувствие, а наиболее эффективным способом его достижения является личная программа действий. Культура поддержания и сохранения собственного здоровья в нашей стране только зарождается, а ведь именно от нее зависит, насколько долго человек сможет вести активную социальную и трудовую жизнь, и то, насколько он будет нуждаться в помощи в пенсионном возрасте.

Поэтому медицинское просвещение населения с позиции возможности самостоятельной оценки вероятности таких типичных последствий для жизнедеятельности пожилых людей, как наступление инсультов, инфарктов, онкологических заболеваний, сахарного диабета и т.д., можно рассматривать как первый шаг в построении национальных программ оздоровления населения.

Примером эффективной практики с точки зрения реализации национальных программ оценки состояния здоровья является программа, осуществляемая в США на протяжении последних 40 лет, суть которой состоит в заполнении личных анкет о состоянии здоровья и направлении личных (анонимных) запросов в компетентные независимые медицинские центры по оценке рисков заболеваний и получения индивидуальных рекомендаций. Начиная с 1950-х гг. в США формируется статистика сердечно-сосудистых и раковых заболеваний, на базе которой ряд медицинских центров разработал инструментарий проведения обследований и методы оценки степени риска, механизмы осуществления обратной связи с гражданами.

Жизнедеятельность в старших возрастах можно сравнить с «планетой социальных рисков»:

  • для граждан она представляет опасность с точки зрения снижения уровня доходов в пожилом возрасте, роста риска серьезных заболеваний с тяжелыми последствиями (с которыми им и их семьям в одиночку справиться весьма сложно, а зачастую просто не под силу);
  • для общества требуется компенсировать и минимизировать социальные риски старости, что вызывает необходимость трансформации базовых институтов организации жизнедеятельности — требуются иные модели занятости, пенсионного обеспечения, социального обслуживания;
  • для государства риски увеличения доли пожилых вызывают необходимость изменения социального контракта поколений и нахождения ответов на множество сложных вопросов: по каким стандартам финансировать расходы в пожилом возрасте, как организовывать медицинскую помощь престарелым гражданам и их социальную интеграцию в жизнь общества?

Неизбежность старения населения — серьезный вызов странам, попавшим в «зону влияния» этого феномена. Отвечать на него приходится и гражданам (выстраивание новых жизненных стратегий, определение новых приоритетов, формирование соответствующей семейной политики доходов, поддержание здоровья на протяжении всего периода жизни и т.д.), и экономическому сообществу (расширение возможностей эффективной занятости пожилых, применение более действенных институтов пенсионного и медицинского страхования), и политикам (формирование эффективных механизмов адаптации людей пожилого возраста к трудовой деятельности, институтов их социальной и экономической поддержки, а также социальной интеграции — медико-геронтологических, экономических, страховых, социально-психологических) .

В XXI в. феномен старения населения приобретет еще больший вес, что потребует комплексных решений, направленных на преодоление его последствий, как со стороны государства, так и общества, в том числе:

  • — формирование социальных институтов и публичных механизмов системы социальной поддержки пожилых людей и расширения геронтологических программ;
  • — применение методик личной оценки социальных рисков тяжелых заболеваний и утраты трудоспособности в пожилом возрасте;
  • — использование разнообразных социальных практик включения пожилых людей в посильную трудовую и общественную деятельность.

Представляется, что важнейшими целями государственной социальной политики в этой области являются: интеграция пожилых в социальную жизнь общества, их материальная защищенность, психико-социальное благополучие, эффективная медицинская и реабилитационная помощь, в том числе оказание поддержки при определении вероятности наступления рисков заболеваний с тяжелыми и критическими последствиями: инфарктов, инсультов, онкологических заболеваний и т.д.1

Подытоживая сказанное, приведем цитату из творчества известного психоаналитика Карла Юнга: «Человек не жил бы 70 и 80 лет, если бы такая продолжительность жизни не соответствовала смыслу его вида. Поэтому вечер его жизни также должен иметь свой смысл и цель, он не может быть жалким придатком утра»[28] [29].

  • [1] См.: Юнг К. Проблемы души нашего времени. СПб. : Питер, 2017. С. 190—209.
  • [2] См.: Дунаева И. А. Проблемы жизненного цикла в Японии в свете демографических и социально-экономических процессов на пороге XXI в. // Новые формы отношений между трудом и капиталом в условиях структурного кризиса (проблемы жизненного цикла) : сборник обзоров ; Академия наук СССР, Институт научной информациипо общественным наукам. М. : ИНИОН, 1989. С. 31.
  • [3] Многие исследователи отмечают чрезвычайную важность учебы в этот период.
  • [4] Эти характеристики находят свое выражение в результирующих индексах и охватывают несколько принципиально важных возможностей в организации жизнедеятельности: долголетие — прожить долгую и здоровую жизнь; образованность — приобретать знания, общаться, участвовать в жизни общества; уровень жизни — получитьдоступ к ресурсам, участвовать в жизни общества. См.: СаградовА. А. Система индикаторов человеческого развития // Человеческое и социальное развитие ; департаментООН по экономическим и социальным вопросам ; экономический факультет МГУ. М. :ТЕИС, 2003. С. 39.
  • [5] Например, социологический термин «интегрированная старость» включает в себянабор характеристик активной жизненной позиции пожилых людей, с одной стороны,и доступности, «открытости» государственных и публичных институтов в отношенияхмежду пожилыми, государством и обществом — с другой.
  • [6] Социальная эксклюзия старшего поколения проявляется в практиках его оттеснения на периферию различных сфер жизнедеятельности, снижении возможностейпо доступу к качественным здравоохранению, образованию, профессиональной деятельности.
  • [7] См.: Юнг К. Проблемы души нашего времени. СПб. : Питер, 2017. С. 190—209.
  • [8] См.: Кон И. Возраст и возрастные категории // Психология возрастных кризисов :хрестоматия / сост. К. В. Сельченок. Минск : Харвест, 2003. С. 44.
  • [9] Следует отметить крупный вклад в изучение медицинских, биологическихи геронтологических знаний о жизнедеятельности пожилых людей отечественных О
  • [10] О ученых И. И. Мечникова (1845—1916), Д. И. Менделеева (1834—1907), И. П. Павлова(1849—1946), И. В. Давыдовского (1887—1968), 3. Г. Френкеля (1869—1970).
  • [11] Представляют собой вероятностные характеристики (на основе статистики явлений) этих процессов, что позволяет оценивать и прогнозировать естественное движениенаселения во времени и в географическом разрезе. Таблицы смертности характеризуютраспределение поколения родившихся по продолжительности жизни, показывают вероятность смерти в определенном возрасте; таблицы дожития позволяют оценить вероятность дожития до определенного возраста; таблицы брачности — распределение вероятностей вступления в брак к определенному возрасту.
  • [12] См.: Энциклопедия по безопасности и гигиене труда. В 4 т. : пер. с англ. 3-е изд.М. : Профиздат, 1987. Т. 4. С. 2600—2606.
  • [13] В настоящее время 65-летие зачастую выделяется особо, так как во многих странах этот возраст связан с правом выхода на пенсию или в отставку. Как правило, этообусловлено тем, что примерно в этом возрасте (60—65 лет) наблюдаются легкоразличимые нарушения функций организма, или, как это звучит на языке медицины,нарушение «соматических и психологических» процессов организма человека, которыепроисходили на протяжении почти всей зрелой жизни, но на данном этапе жизнедеятельности легко фиксируются.
  • [14] В этот период происходит снижение мышечной силы на 15—20% и ухудшениеподвижности суставов. Но это всего лишь общий аренд, и у разных людей эти показатели очень сильно различаются.
  • [15] Данные изменения важно учитывать на индивидуальном уровне и на уровнеменеджмента организаций, поскольку после 45 лет работники становятся более чувствительными к изменениям в графиках (например, ночная или сменная работа) илидискомфортным факторам производственной среды (например, повышенный шум илинедостаточное освещение).
  • [16] См.: Анурин В. Некоторые проблемы социологии старости // Пожилые люди —взгляд в XXI век / под ред. 3. М. Саралиевой. Н. Новгород : НИСОЦ, 2000. С. 114—117.
  • [17] См.: Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология развития человека. М., 2000.С. 14—45.
  • [18] См.: Делъпере Н. Защита прав и свобод граждан преклонного возраста. М. : Деловая лига, 1993. С. 12—142.
  • [19] Ли Якокка был президентом компании Ford в 1970—1978 гг., председателем советадиректоров компании Chrysler в 1978—1992 гг.
  • [20] См.: Якокка Л. Карьера менеджера. М., 1991. С. 206.
  • [21] См.: Глуханюк Н. С., Гершкович Т. Б. Поздний возраст и стратегии его освоения.М. : Московский психолого-социальный институт, 2003. С. 59.
  • [22] См.: Coleman Р. Adjustment in later life, in Bond J., Coleman P. and Peace S.M. (eds.):Ageing in society: An introduction to social gerontology. London, 1993. P. 82.
  • [23] См.: Wright Н. Berk. Здоровье пожилого человека: программа подготовки к выходуна пенсию. В кн.: Энциклопедия по безопасности и гигиене труда. Международная организация труда : пер. с англ. 4-е изд. М. : Министерство труда и социального развития,2001. Т. 1. С. 484.
  • [24] См.: Малева Т. М., Синявская О. В. Российские пенсионеры: трудовые биографии,экономическая активность, пенсионные истории. В кн.: Родители и дети, мужчиныи женщины в семье и обществе / под науч. ред. Т. М. Малевой, О. В. Синявской. М. :НИСП, 2007. С. 552, 553.
  • [25] См.: Малева Т. М., Синявская О. В. Указ. соч. С. 591.
  • [26] По экспертным оценкам, в России ежегодно происходит 450—500 тыс. случаевинсульта и более 600 тыс. случаев черепно-мозговых травм, которые в 75—80% случаевзаканчиваются полной утратой трудоспособности и профессиональных навыков.
  • [27] От красного к седому обществу. From red to gray. The Third Transition of AgingPopulations in Eastern Europe and the Former Soviet Union / by Mukesh Chawla, GordonBetcherman, and Arup Banerji. The World Bank. Washington DC, 2007. P. 32.
  • [28] Для возможного предупреждения рисков старости на индивидуальном уровневажно учитывать ряд актуальных вопросов. Во-первых, располагать информациейо будущих рисках здоровья и утраты трудоспособности, реально оценивать свои возможности по реализации индивидуальных пенсионных планов и медицинского страхования. Во-вторых, следует подумать о выборе финансового советника по распоряжению недвижимостью и другой собственностью, составлению завещания по наследству.В-третьих, важно задуматься и принять решения по таким сложным вопросам, каквыбор доверенного лица по уходу, а также быть готовым (в случае возможной смертельной болезни и неспособности самостоятельно в этот период принимать решения) датьсодержательные указания по поводу того, какое лечение должно проводиться.
  • [29] См.: Юнг К. Проблемы души нашего времени. СПб. : Питер, 2017. С. 204, 205.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>