Полная версия

Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ПЕНСИОННЫХ СИСТЕМ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ. Монография

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В РОССИИ И НЕОБХОДИМОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ДОГОВОРА ПОКОЛЕНИЙ

Межпоколенческие отношения: теория и практика вопроса

На фоне проблем, связанных со старением российского социума, в обществе наблюдается недооценка и слабое понимание масштабов последствий данного явления. Это характерно не только для политиков, но и для подавляющего большинства граждан на личностном уровне. Во многом это связано с плохой информированностью населения о рисках старости, связанных с возрастанием в старших возрастных группах рисков заболеваний с тяжелыми и катастрофическими последствиями, предупредить, снизить и компенсировать последствия которых чрезвычайно важно.

Многоликие образы старости, отражающие разнообразие культур и традиций, меняются под влиянием экономических укладов, демографических условий воспроизводства населения, духовной зрелости общества. В России образ старости претерпевает своего рода мировоззренческий кризис. Это связано с тем, что затянувшийся переход к индустриальному обществу и урбанизированному типу культуры еще не завершен. Советское восприятие старости как заслуженного трудом «почетного отдыха», страдает упрощенностью. Тем более что на пенсию, как это было во времена СССР, сегодня прожить весьма сложно.

Невостребованность ни обществом, ни государством оказалась для многих пожилых людей серьезным жизненным испытанием. Социологические опросы свидетельствуют, что помимо терроризма, экологических катастроф и преступности наши соотечественники больше других народов боятся старости. Свыше 60% россиян не хотят становиться обузой для своих близких, ходить по аптекам в поисках дешевых лекарств и жить на одну пенсию. Эксперты утверждают, что такие данные, кроме России, не характерны ни для одной из европейских стран[1].

Результаты исследований свидетельствуют, что для межпоколенческих отношений характерна сложная палитра взаимодействий людей разных возрастных групп. Зачастую эти отношения принимают противоречивые и даже конфликтные формы.

Все более очевидной становится необходимость преодоления нетерпимого отношения к людям пожилого возраста, воспитания культуры толерантности.

Во многом это продиктовано необходимостью сохранения стабильности человеческого общества, совершенствования его цивилизационного, культурного развития, для чего необходима преемственность между поколениями.

Многие исследователи отмечают, что в России (причем в большей степени, нежели за рубежом) преобладает возрастная ценностная асимметрия, а зачастую и дискриминация по отношению к пожилым группам населения.

В своем подавляющем большинстве пожилые россияне лишены возможности приобретать качественные товары и услуги, что является противоестественным для промышленно развитых держав, где именно пенсионеры являются вполне платежеспособной группой населения1.

Об актуальности проблемы межпоколенческих отношений свидетельствует стабильный интерес к ней международных организаций — ООН, ЮНЕСКО, Евразийского экономического сообщества. В 1999 г. была создана исследовательская межнациональная группа ЮНЕСКО по межпоколенным программам (UIRGIP), в рамках которых проводятся крупномасштабные исследования. В 2002 г. на II Всемирной ассамблее по старению были приняты программы «Межпоколенческие связи» и «Достижение и сохранение солидарности среди поколений», в соответствии с которыми в разных странах готовятся специальные государственные программы.

В частности, в Германии федеральное правительство разрабатывает программы, способствующие осознанию того факта, что общей целью в современном мире является построение общества для всех возрастов.

В России имеется немало примеров реализации программных документов ООН по межпоколенческому взаимодействию, в частности программа «Региональные особенности социальной политики и приоритетные направления деятельности органов власти по оздоровлению и укреплению межпоколенных связей в семьях Санкт-Петербурга»[2] [3].

Ретроспективный анализ вопроса свидетельствует о том, что теория и практика социальной поддержки пожилых людей обусловливается институциональным устройством общества и уровнем развития производительных сил, формами организации труда и культурными традициями народов, т.е. всем, что входит в понятие «межпоколенческие отношения». Систему таких отношений часто называют социальным контрактом, под которым понимают комплекс нормативных отношений и традиций, ожиданий и обязательств, регулирующих отношения между поколениями и между возрастными группами, которые осуществляются непосредственно в рамках семьи, неформального родственного и дружеского окружения, а также через посредство общественных институтов1.

На уровне семьи существование контракта выступает в разнообразных экономических, социальных и культурных формах. Экономическая форма выполняет функции накопления, распределения и перераспределения материальных ресурсов: накопления имущества и собственности, передачи наследства, дарения приданного. Социальная и культурная форма контракта включает в себя выполнение обязательств по воспитанию детей и заботе о престарелых членах семьи, оказанию моральных и социально-психологических видов взаимопомощи.

Экономические аспекты межпоколенческих отношений на современном языке обозначают термином «межпоколенческие трансферты», под которым понимается обмен[4] [5] различными финансовыми ресурсами, трудовыми затратами и социальными услугами между поколениями, как в семье, в сельской общине, так и в обществе. В ходе формационных общественных преобразований межпоколенческие контракты пересматриваются.

По оценкам западных ученых, затраты, связанные со старшими группами населения, составляют по странам ОЭСР 15% ВВП, или 35% всех государственных расходов[6], из которых самой крупной статьей является пенсионное обеспечение граждан, на которое приходится около 9% ВВП (см. табл. 7.1).

Таким образом, в среднем по странам ОЭСР расходы, связанные с пожилым возрастом, составляли на начало XXI в. более 21% ВВП, или почти половину всех государственных расходов. Существенное преобладание расходов на старших граждан по сравнению с расходами на молодых людей типично для большинства стран. Это дополнительно подтверждают результаты углубленного анализа, проведенного американским ученым Д. Вейлом. По его расчетам, бюджетные расходы на пожилого жителя в 8 раз превышают расходы на гражданина трудоспособного возраста[7].

Совокупные расходы (страховые и бюджетные) на социальные цели в странах ОЭСР, в 2000 г., в % ВВП

Вид расходов

Доля

ВВП

В том числе доля расходов в бюджетах расширенного правительства, % ВВП

Доля «возрастных расходов», в % от всех социальных расходов

Пенсии

9,0

21

42

Здравоохранение

6,0

14

28

Образование и пособия на детей

6,2

15

29

Всего

21,2

50

100

Источник: Dang Т, Antolin R, Oxley Н. Fiscal Implications of Ageing: Projections of Age-Related Spending // OECD Economics Department Working Papers. 2001. № 305. P. 128.

Очевидно, что феномен старения населения вызывает необходимость формирования новых страховых механизмов социальной защиты пожилого населения, а также требует смены модели организации жизнедеятельности пожилого населения, изменения парадигмы занятости на протяжении всего жизненного цикла.

Неотвратимый характер старения населения в России вызывает устойчивую тенденцию роста расходов на пенсионное обеспечение, поскольку период наиболее демографически благоприятной ситуации (2002—2009) завершился, и в ближайшие годы прогнозируется нарастание нехватки трудовых ресурсов, а также повышение пенсионной нагрузки на работающих. Уже в среднесрочной перспективе возникает необходимость более высоких расходов на медицинскую помощь, социальное обслуживание и пенсионное обеспечение, обусловленные повышением доли лиц пожилого возраста в составе населения.

Положение в области пенсионного обеспечения усугубляется еще одним обстоятельством. В ЭРС к моменту выхода на пенсию граждане накапливают достаточно внушительные по объему индивидуальные сбережения в ценных бумагах, высоколиквидной недвижимости, добровольных пенсионных накоплениях, стоимость которых составляет примерно половину, а зачастую и больше их будущих расходов на предстоящем жизненном этапе.

В совокупности пенсии и доходы от личных сбережений достигают 60—80% доходов граждан развитых стран в период их трудовой жизни. Столь высокий уровень доходов не роскошь, а необходимость, которая объясняется тем, что в период старости приходится тратить значительные личные средства на лечение и уход в случаях тяжелых и длительных болезней, что особенно актуально в старших возрастных группах, когда требуется систематическая помощь по дому и оказание других форм поддержки.

Каких-либо значительных накоплений «на старость» большая часть россиян не имеет. Только у пятой части граждан страны есть личные сбережения, средний размер которых, например, в форме банковских вкладов, оценивается в 55—100 тыс. рублей. Для пожилых людей это, грубо говоря, деньги на похороны.

По прогнозам Росстата, в предстоящем десятилетии тенденции, характеризующие старение населения в стране, сохранятся. По среднему варианту прогноза Росстата к началу 2021 г. доля лиц старше трудоспособного возраста в общей численности населения страны возрастет до 26,4%, а их численность достигнет 37,4 млн человек. В 2020 г. ожидаемая продолжительность жизни составит для всего населения 71,8 года, в том числе у мужчин — 66,2 года, у женщин — 77,3 года (см. табл. 7.2).

Таблица 7.2

Старение населения и развитие пенсионной системы Российской

Федерации

Показатель

2012

2013

2015

2020

Численность наемных работников, млн человек

46,55

46,35

46,25

45,79

Численность получателей трудовой пенсии, млн человек

37,23

37,60

38,36

42,51

Размер трудовой пенсии, рублей

9302

10 310

12 367

17 284

Соотношение размера трудовой пенсии с прожиточным минимумом пенсионера, %

183,4

175,9

191,3

195,8

Коэффициент замещения трудовой пенсии по старости, %

36,2

36,2

35,3

29,1

Источник: Прогнозные расчеты Пенсионного фонда России развития пенсионной системы до 2050 г. М., 2012. С. 127.

Как видно из табл. 7.2, повышение пенсионной нагрузки на занятое население будет с неизбежностью приводить к снижению коэффициента замещения, который в 2020 г. прогнозируется почти на треть ниже минимальных стандартов МОТ, что вызывает безотлагательную потребность выработки новой государственной политики в области пенсионного обеспечения и медицинской помощи пожилым гражданам, а также их социальной поддержки.

  • [1] См.: Трудно быть бабушкой // Новые Известия. 29.11.2007.
  • [2] Чувство юмора не изменяет российским пенсионерам: свою жизнь они зачастую характеризуют «формулой трех “Д”»: доедаем, допиваем и донашиваем. — Прим,автора.
  • [3] См.: Постникова М. И. Психология отношений между поколениями в современнойРоссии : автореф. на соискание уч. степени, д-ра психол. наук. СПб., 2011. С. 17.
  • [4] См.: Денисенко М. Б. Тихая революция // Отечественные записки. № 3(24). 2005.С. 42—43.
  • [5] Такой обмен носит безвозмездный и возмездный характер.
  • [6] См.: Dang Т, Antolin Р., Oxley Н. Fiscal Implications of Ageing: Projections of Age-Related Spending // OECD Economics Department Working Papers. 2001. No 305. P. 127,128.
  • [7] Cm.: Weil D. Population Aging // NBER Working Paper. 2006. No 1247.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>