ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Бывшие советские среднеазиатские республики

Политическое устройство государств бывшей Средней Азии

После развала СССР и образования независимых государств в Центральной Азии в них не получили особого развития демократические институты. Практически во всех странах существуют авторитарные и авторитарно-тоталитарпые режимы. Участие населения в политической жизни можно назвать «иллюзорным»: в условиях псевдодемократической риторики и наличия определенных демократических институтов население формально участвует в политическом процессе, но не оказывает на него никакого воздействия. Постсоветские конституции среднеазиатских стран декларируют сходные постулаты. Они провозглашают республики суверенными, демократическими, светскими и правовыми государствами с президентской формой правления. Декларированы различные демократические права, но все эти принципы являются чисто декларативными, как и объявленный принцип разделения властей на самостоятельно действующие законодательную, исполнительную и судебную.

Президент обладает основной властью. Во всех среднеазиатских странах, кроме Кыргызстана, он является высшим должностным лицом. В Казахстане и Таджикистане президент объявлен главой государства, определяющим основные направления внутренней и внешней политики государства, в Узбекистане и Туркменистане — главой государства и исполнительной власти (в Туркменистане он является одновременно председателем кабинета министров). Именно президент обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей государственной власти. Он является верховным главнокомандующим, назначает и смещает высший командный состав вооруженных сил, в случае агрессии или непосредственной внешней угрозы стране объявляет состояние войны (Узбекистан), вводит военное положение и объявляет мобилизацию (Казахстан и Таджикистан). Важнейшим полномочием президента является право вводить на всей территории республики и в отдельных ее местностях чрезвычайное положение. Он контролирует всю вертикаль исполнительной власти. Президент может отменять или приостанавливать действия актов органов исполнительной власти любого уровня. Контроль над судебной властью он получает благодаря системе назначений. В Казахстане именно президент назначает председателя и двух членов Конституционного совета, а также председателя и членов Высшего судебного совета, который и предлагает кандидатуры председателя и судей Верховного суда. В Узбекистане президент представляет парламенту кандидатуры для избрания и отзыва председателя и членов Конституционного суда, Верховного суда и Высшего экономического суда, назначает и освобождает от должности судей областных, районных, городских и хозяйственных судов. В Таджикистане президент формирует Совет юстиции, по представлению которого он назначает и освобождает судей военных судов, суда Горно-Бадахшанской автономной области, других областей, города Душанбе, городских и районных судов и судей экономических судов Горно-Бадахшанской автономной области, областей города Душанбе. В Туркменистане все судьи назначаются единолично президентом, а Конституция страны гарантирует, что «все судьи независимы, они подчиняются только закон}' и руководствуются внутренним убеждением».

Возникновение сильной президентской власти обусловлено как экономическими факторами (необходимостью радикальной реорганизации промышленности, преодоления разрыва между традиционным и современным секторами в агросфере и т.д.), так и потребностями национальной элиты в консолидации, проведении приватизации и закреплении тем самым своего влияния в условиях новой модели общественного развития. Необходимо учитывать длительное и устойчивое существование в регионе «коллективистского» вектора развития, как и везде на традиционном Востоке (в отличие от Запада, с его ориентацией на индивидуализм). По существу, можно говорить о режимах личной власти в государствах региона.

Биографии президентов стран Центральной Азии достаточно схожи. Н. А. Назарбаев, бывший член Политбюро ЦК КПСС, стал президентом Казахстана в 1990 г. (избран в 1991 г.), в 1999 г. был переизбран на второй срок на семь лет (80% голосов). На президентских выборах, проведенных в декабре 2005 г., Назарбаев набрал уже 91,1% голосов, а на внеочередных выборах 2011 г. — более 95%.

С. А. Ниязов, бывший член ЦК КПСС, был избран президентом в 1990 г., в 1992 г. переизбран (на безальтернативной основе, получил 99,5% голосов). «По просьбе народа» было принято решение о пожизненном президентстве С. Ниязова. В 2003 г. было обнародовано постановление туркменского парламента «Об избрании пожизненного президента нейтрального Туркменистана великого Сапармурата Туркменбаши пожизненным председателем Халк Маслахаты (Народного совета)». Таким образом, если Ниязов, под давлением международной общественности, был бы вынужден покинуть свой пост, то ему легко было бы изменить политическую систему и ввести некое подобие «Вестминстерской модели». Можно предположить, что с этим сценарием было связано и заявление Ниязова, сделанное в 2005 г., о возможности проведения в стране уже в 2009 г. президентских выборов и о необходимости создания многопартийной системы. В декабре 2006 г. С. А. Ниязов умер, и его преемником стал Г. М. Бердымухамедов, который на выборах 2007 г. получил 89,2% голосов (представители ОБСЕ назвали президентские выборы «фарсом» и «спектаклем»). На выборах 2012 г. он набрал уже 97,1% голосов (при явке более 96%).

И. А. Каримов, бывший первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана, был избран президентом в 1990 г., переизбран на второй срок в 2000 г.

(получил почти 92% голосов). На президентских выборах 2007 г. Каримов получил 88,1% голосов (его основной оппонент Аслиддин Рустамов от Народно-демократической партии Узбекистана получил 3,2% голосов), а на выборах в 2015 г. — 90,4%.

Президент Таджикистана, бывший директор совхоза Э. Ш. Рахмонов в 1992 г. был избран председателем парламента Таджикистана (институт президентства был упразднен). После окончания гражданской войны и возвращения Таджикистана к президентской форме правления Рахмонов был избран президентом (1994). В сентябре 1999 г. был продлен срок президентских полномочий до семи лет, а на выборах 2006 г. Рахмонов получил 79,3% голосов, его основной оппонент, бывший ректор Института экономики республики, председатель Партии экономических реформ О. Бобоев — 6,2% (к чести президента Таджикистана, он в 2009 г. назначил своего соперника министром транспорта Таджикистана). С 2006 г. Рахмонов получил право оставаться на своем посту еще 2 срока по 7 лет. В 2013 г., после недопущения к президентским выборам основного оппозиционного кандидата О. Бобоназаровой и отказа Партии исламского возрождения Таджикистана и Социал-демократической партии от участия в голосовании, интрига исчезла, и Э. Ш. Рахмонов победил, набрав 83,9% голосов (вторым был кандидат от Коммунистической партии Таджикистана И. Талбаков — 5%).

Наиболее откровенно акцентировали авторитаризм своих режимов президенты Узбекистана и Туркменистана. В Узбекистане совершенно открыто ориентируются на модель предоставления населению минимальных политических прав при больших экономических (хотя степень экономической свободы также очень низка). Авторитарные методы управления мешают активно развивать различные отрасли экономики. Однако сбалансированный курс властей пока сдерживает широкомасштабные социальные волнения.

Бывший туркменский президент С. А. Ниязов (взявший себе титулы «отец всех туркмен» — Туркменбаши, «великий вождь» — Акбар Седар и «очеловеченный символ Туркменистана») установил культ собственной личности. Именем Ниязова в Туркменистана были названы города, улицы, заводы, самая высокая гора. В центре столицы была сооружена Арка нейтралитета, на вершине которой была размещена золотая статуя Ниязова, вращающаяся так, чтобы всегда быть лицом к солнцу, а общее число памятников президенту приблизилось к 15 тысячам. В учебных заведениях, включая ясли, день начинался с клятвы детей на верность Туркменбаши. Президент пять раз получил звание Героя Туркменистана. Его работа «Рух- нама» изучалась как отдельный предмет в школах и институтах, и ее знание было необходимо при любой профессиональной аттестации, включая сдачу на водительские права. Были переименованы дни недели и месяцы, в том числе и в честь родственников президента. На первой странице любой газеты обязательно должен был печататься портрет президента.

С. А. Ниязов отвергал во имя «стабильности» любые претензии на политические свободы. Парламентские выборы осуществлялись здесь на безальтернативной основе. Именно режим личной власти и установление восточной деспотии в Туркменистане самым негативным образом сказались как на экономике, так и на положении жителей республики. Катастрофическая ситуация сложилась в культурной сфере. Были закрыты все творческие союзы, Академия наук. Был запрещен ввоз в страну любой иностранной литературы, в том числе газет и журналов. Была прекращена трансляция российских телевидения и радио. Спутниковое и кабельное телевидение были запрещены, а доступ в Интернет ограничен. В 2005 г. были закрыты библиотеки, поскольку, по словам президента, туда «все равно никто не ходит». Сносились здания театров (например, Русского театра), были упразднены балет, опера, цирк, киностудия, все нетуркменские культурные организации. Происходило самое резкое снижение уровня образования (в школе учились 9 лет, в вузах — два года). В 2004 г. были уволены практически все медицинские сотрудники среднего звена — 15 тысяч человек (врачи должны были выполнять их работу). Можно было говорить о деградации, пауперизации и люмпенизации туркменского общества.

Преемник Ниязова Г. М. Бердымухамедов отменил наиболее одиозные указы своего предшественника, что дало основание США и ЕС провозгласить нового президента либералом и заявить о демократизации Туркменистана. К сожалению, до сих пор в республике не произошли радикальные изменения авторитарно-тоталирной политической модели. Новый президент получил титул «Аркадаг» (покровитель) на военном параде в 2010 г., когда военнослужащие встали перед ним на колени (к сожалению, не удалось поставить па колени ахалтекинского скакуна, который, как писала официальная пресса, лишь поклонился президенту). Бердымухамедов является победителем всех автогонок, в которых принимает участие. По-прежнему за сомнение в правильности курса главы государства можно получить 25 лет лишения свободы.

Роспуск парламента в Казахстане в марте 1995 г. и провозглашение Н. А. Назарбаева президентом до начала следующего века свидетельствовали, что данная республика также пошла по пути укрепления режима личной власти. Запад остался крайне недоволен «недемократичностью» президентских выборов в 1999 г. (по просьбе парламента они были перенесены с 2000 г.), и его представители даже не прибыли на инаугурацию Назарбаева. Лидеру оппозиции А. Кажегельдину было отказано в регистрации в качестве кандидата в президента. Был осужден и приговорен к тюремному заключению и лидер оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» — Г. Жакиянов. В 2003 г. в ежегодном послании народу Н. А. Назарбаев объявил о своем стремлении к либерализации системы государственной власти, однако реальных политических реформ не было.

Кыргызстан долгое время давал единственный пример попытки двигаться в направлении создания гражданского общества, с реформами, направленными на становление рыночных отношений, с отсутствием национальной дискриминации (по крайней мере, на официальном уровне). Особую роль играла личность А. А. Акаева, который стал президентом республики в 1990 г., выигрывал выборы в 1991,1995 и в 2000 гг. (в последнем году он получил 74% голосов).

К сожалению, уже к середине 1990-х гг. наметилось углубление конфликта между северной (более модернизированной) и южной (более традиционной) частями республики (в последней местная элита все чаще начала бросать открытый вызов властям, и многие ее представители, отстраненные от власти, вновь начали к ней возвращаться). А. А. Акаев в целях смягчения подобного противостояния к концу 1990-х гг. увеличил представительство южан в первом эшелоне власти (на юге проживает более половины населения республики). В республике также стали рассматривать вопрос о переносе столицы из Бишкека в южную часть Кыргызстана, что позволит укрепить контроль властей за южными территориями. Весной 2002 г. здесь произошло вооруженное столкновение демонстрантов с полицией, в ходе которого погибло несколько человек (после этого события со своего поста был снят премьер-министр К. С. Бакиев).

Кыргызстан стал отходить от процесса демократизации. Начались преследования оппозиционеров: бывший вице-президент, председатель оппозиционной партии «Ар-Намыс» («Достоинство») Ф. Ш. Кулов и лидер партии «Эркиндик» («Свобода») Т. Т. Тургуналиев были арестованы. В 2005 г. в стране произошла «тюльпановая революция». Сообщения о фальсификации парламентских выборов вызвали массовые протесты на юге республике, постепенно перекинувшиеся в Бишкек. Акаев отказался применять силу и покинул Кыргызстан. В результате проведенных досрочных выборов в 2005 г. президентом был избран К. С. Бакиев, набравший 88,6% голосов (его главный оппонент — лидер Социал-демократической партии Кыргызстана А. Ш. Атамбаев получил 8,4%). Это, однако, не привело к нормализации ситуации, и против новой власти сразу начались массовые протесты, которые особо усилились после победы Бакиева на президентских выборах 2009 г., прошедших с массовыми нарушениями. В апреле 2010 г. началось уже вооруженное сопротивление. Бакиев бежал сначала на юг — в Ош, а потом — за границу. Было сформировано Временное правительство народного доверия, которое возглавила бывший министр иностранных дел Р. И. Отунбаева. Революция привела к массовому мародерству и началу крупнейших столкновений между киргизами и узбеками на юге республики, в ходе которых погибли тысячи человек. На июньском референдуме были одобрены реформы, в результате которых страна из президентской республики становилась парламентской (правда, скорее, де-юре, чем де-факто). На парламентских выборах 2010 г. пять партий набрали от 10 до 16% голосов (от 18 до 28 мест в парламенте, состоящем из 120 депутатов). В октябре 2011 г. президентом был выбран А. Ш. Атамбаев, получивший почти две трети голосов. Свой первый официальный визит бывший предприниматель, сохранивший свой бизнес в Турции, нанес именно в эту страну, где предложил построить «Великий тюркский Каганат». От России новый лидер сразу потребовал оплаты в 15 миллионов долларов за размещение базы в Канте, «забыв», что по официальному соглашению РФ не обязана оплачивать базу, что государственный долг Кыргызстана России составляет полмиллиарда долларов и что основной источник доходов страны — перечисления от трудовых мигрантов в РФ. Правда, было обявлено о стремлении Кыргызстана вступить в Таможенный Союз и Единое экономическое пространство.

В декабре 2011 г. премьер-министром стал О. Т. Бабанов, лидер партии «Республика», с сентября 2012 г. этот пост получил Ж. Ж. Сатыбал- диев, выходец с юга, занимавший до назначения должность руководителя аппарата президента. Его сменил в марте 2014 г. Д. К. Оторбаев, а в мае 2015 г. премьер-министром стал Т. А. Сариев, бывший министром финансов. На парламентских выборах, проведенных в октябре 2015 г., победу одержала президентская Социал-демократическая партия Киргизии, но ей досталось лишь 26,8% мандатов, что вынуждает ее создать коалицию с какими-либо другими партиями, прошедшими в парламент («Ата Журт» («Родина»), «Кыргызстан», «Онугуу-Прогресс», «Бир-Бол» («Будьте вместе») и «Ата-Мекен» («Отечество») получили соответственно 21,12%, 12,42%, 9,1%, 8,5% и 7,7%).

В Кыргызстане отсутствует стабильность, существуют многочисленные этнические и межтерриториальиые противоречия, что, по всей видимости, вызовет новый виток напряженности. Регулярно вспыхивают новые волнения, криминал откровенно рвется во власть, существует реальная опасность победы охлократии. Коррупция и кумовство расцвели пышным цветом. В республике стали происходить избиения и убийства независимых журналистов, а также странные смерти политических деятелей.

Это важно!

На место «лидера демократизации» в Центральной Азии выдвинулся Казахстан.

В последнее время стало заметно, что лидеры постсоветских республик стали крайне настороженно относиться к своему ближайшему окружению, что привело к репрессиям против многих высших руководителей. Бывший премьер-министр Казахстана А. М. Кажегельдин бежал из страны. В Казахстане он был заочно приговорен к 10 годам заключения, и казахстанские власти пытались добиться его выдачи сначала от России, а потом от США, куда он выехал. Бывший вице-премьер правительства Туркменистана Б. О. Шихмурадов был осужден на 25 лет «за подготовку государственного переворота» (вечером в день оглашения приговора срок поменяли на пожизненное заключение) и сейчас находится в тюрьме. Другому экс- вице-премьеру — X. А. Оразову — удалось эмигрировать в Европу, где он стал лидером объединенной оппозиции в эмиграции. На 15 лет тюрьмы был осужден главный муфтий страны Насрулла. 25 лет заключения получил председатель Комитета национальной безопасности М. Назаров, а его заместитель X. Какаев погиб в заключении. Зато значительно укрепились позиции членов семей президентов.

По существу, только в Казахстане и в Кыргызстане определенную роль играет законодательная ветвь власти. Так, в 2003 г. потерял свой пост премьер-министр Казахстана И. Н. Тасмагамбетов (в котором видели преемника Н. А. Назарбаева), во многом из-за того, что ему не удалось найти общий язык с парламентом.

Ограничений на деятельность оппозиционных партий долгое время не было только в Кыргызстане, где действуют десятки партий. Перед парламентскими выборами 1999 г. в Казахстане, помимо партии Назарбаева

«Отчизна», были зарегистрированы три оппозиционные организации: Республиканская народная партия (возглавляемая бывшим премьер- министром А. М. Кажегельдином, считавшимся наиболее опасным конкурентом президента), «Прогресс» и «За честные выборы», а также Коммунистическая партия. По мнению западных наблюдателей, власти всячески препятствовали деятельности оппозиционных организаций и преследовали активистов. По новому закону о партийной деятельности (принят в июле 2002 г.), было зарегистрировано семь партий. Основные оппозиционные партии в этот список не вошли. На парламентских выборах 2004 г. в Казахстане было зарегистрировано уже 12 партий. Из 77 мест большинство досталось «Отчизне» (42 места). Блок АИСТ (Аграрная партия Казахстана — Гражданская партия Казахстана) получил 11 мест, Республиканская политическая партия Асар («Всем миром»), возглавляемая старшей дочерью Н. А. Назарбаева Даригой — 4, Демократическая партия «Ак Жол» («Светлый путь») — 1, Демократическая партия Казахстана — 1 (партия отказалась от этого места, заявив о фальсификации выборов), независимые кандидаты (в большинстве связанные с государственными организациями) — 18.

На досрочных выборах в августе 2007 г. приняли участие семь политических партий, но по итогам выборов по партийному списку в Мажи- лис прошли только представители пропрезидентской партии «Нур Отан» (была образована в 2006 г. путем слияния партий «Отчизна» и «Асар», а вскоре в партию влились Гражданская партия Казахстана и Аграрная партия Казахстана), набравшей, по данным ЦИК, 88,1% голосов избирателей при явке избирателей 64,56%. На внеочередных парламентских выборах 2012 г. из 7 партий прошли три: «Нур Отан» (81% голосов и 83 мандата), Демократическая партия Казахстана «Ак Жол» и Коммунистическая народная партия Казахстана (более 7% голосов, мандатов — соответственно 8 и 7).

В других республиках Центральной Азии существует больше ограничений на партийную деятельность. Еще в начале 1990-х гг. в Узбекистане было отказано в регистрации партии «Бирлик» («Единство») и Демократической партии «Эрк», представлявших реальную оппозицию. При этом президентские структуры не мешали, а даже поддерживали создание ква- зипартий, имитируя наличие партийной оппозиции. Согласно закону о политических партиях, принятому в декабре 1996 г., в Узбекистане была разрешена деятельность только Национальной Демократической партии (НДНУ; президент И. А. Каримов вышел из ее состава в 1996 г., чтобы подчеркнуть свой надпартийный статус), «Прогресса Отечества», Социал-демократической партии «Справедливость» и «Национального возрождения». Все организации полностью поддерживают президента страны. В 1998 г. была зарегистрирована новая организация — «Самоотверженные», чья платформа мало отличалась от НДПУ. В ходе опроса жителей Ташкента в 1999 г. выяснилось, что 60% респондентов не смогли назвать хотя бы три партии республики. На парламентских выборах 1999 г. НДПУ из 250 мест получила 48, «Самоотверженные» — 34, «Прогресс Отечества» — 20, «Справедливость» — И, «Национальное возрождение» — 10.

В 2003 г. Каримов выступил с критикой существовавших партий, обвинив их в аморфности и безликости. Осенью того же года появилась новая организация — Либерально-демократическая партия Узбекистана (ЛДПУ), которая объявила, что привлечет к участию в политической жизни «передовых» предпринимателей. В партию насильно стали записывать сотрудников государственных учреждений. Новый фаворит выиграл парламентские выборы, проведенные в декабре 2004 — январе 2005 г., и получил 41 из уже только 120 мест. Прежнему лидеру, НДПУ, досталось 32 места, «Самоотверженным», которые объединились с «Прогрессом Отечества», — 17, «Демократическому национальному возрождению» — 11, а «Справедливости» — 9. Остальными парламентариями стали представители общественных организаций и местных органов управления.

На выборах, проведенных в декабре 2009 — январе 2010 г., естественно, приняли участие лишь разрешенные и поддерживающие президента 4 политические партии — ЛДПУ, НДПУ, «Национальное возрождение» и «Справедливость». Все получили места в парламенте: ЛДПУ досталось 53 места, НДПУ — 32 места, «Национальному возрождению» — 31, «Справедливости» — 19. На последних выборах (декабрь 2014 г. — январь 2015 г.) к ЛДПУ (52 места), «Национальному возрождению» (36), НДПУ (27), «Справедливости» (20) добавилась новая партия — Экологическое движение Узбекистана, которой отошло 15 мандатов.

Во главе официальной партии Туркменистана — Демократической партии — находился президент (первоначально — С. Ниязов, а потом - Г. Бердымухамедов). В 2013 г., правда, последний вышел из партии, руководствуясь примером Узбекистана. Оппозиционные партии запрещены и действуют за границей. Туркменские спецслужбы арестовывают политических оппозиционеров даже в Москве. Выборы в туркменский парламент (меджлис) при правлении Ниязова в декабре 2004 г. стали первыми выборами, проведенными без международных наблюдателей. Все 50 победителей, принадлежавших к Демократической партии, заранее получили поддержку президента Ниязова. Ничего не изменилось и на выборах в декабре 2008 г. Кандидатуры всех победителей (из Демократической партии и общественных организаций) были заранее одобрены президентом.

В 2012 г. произошла формальная демократизация, и было объявлено о создании второй легальной партии — Партии промышленников и предпринимателей Туркменистана. На парламентских выборах 2013 г. она получила 14 мест в Национальной ассамблее. Демократической парии досталось 47 мандатов, Организации профсоюзов Туркменистана — 33, Союзу женщин Туркменистана — 16, Молодежной организации — 8.

В Таджикистане основной партией является Народно-демократическая партия (НДПТ; президент Э. Рахмонов вошел в нее в марте 1998 г., а в апреле был избран ее председателем), созданная по образцу КПСС. На парламентских выборах она получила 65% мест. Второе место заняла Коммунистическая партия Таджикистана (20% мест), третье, с 7,5% мест, — Партия Исламского Возрождения Таджикистана (ранее — Движение исламского возрождения). Эта партия, как и Партия политического и экономического обновления, Демократическая партия, «Лали

Бадахшон», «Растохез», входили ранее в Объединенную таджикскую оппозицию (ОТО).

На парламентских выборах 2005 г. НДПТ получила 74,9% голосов избирателей и завоевала 51 место (из 63). Второе-третье места вновь заняли КПТ (5 мест и 13,6% голосов) и ПИВТ (2 места и 8,9% голосов). В 2010 г. НДПТ досталось 54 мандата (из 63), по 2 получили КПТ, ПИВТ, Аграрная партия Таджикистана и Партия экономических реформ (независимые кандидаты получили одно место). На парламентских выборах 2015 г. НДПТ получила 55 мандатов, Аграрная партия Таджикистана — 5, Партия экономических реформ — 3, КПТ — 2, Социалистическая партия Таджикистана и Демократическая партия Таджикистана — по 1. ПИВТ вообще не получила мест в парламенте, а в сентябре она была официально запрещена. Таджикская оппозиция и представители международных организаций заявляют о многочисленных грубых нарушениях в ходе выборов.

Важно запомнить!

В реальной практике фактически лишь позиции самой элиты определяют политический курс. «Конструкция» элиты Центральной Азии отличается большим своеобразием: она имеет «пирамидальную» форму; ее доля в населении выше, чем в «европейских» республиках бывшего СССР; она, с одной стороны, намного более диверсифицирована, с другой — опирается на патриархально-клановую систему (в Узбекистане — в меньшей степени). В результате в Центральной Азии элита представляет единое целое — от руководства страны до мелкого начальника на местах — и смена ее подразумевает полное изменение состава руководящих работников па всех уровнях.

В Узбекистане президент И. Каримов смог добиться паритета ведущих клановых сил (так, полностью отстраненные от власти в советское время представители «рашидовского» клана были возвращены им на важные посты) и проводит регулярную перетасовку кадров из различных регионов республики, что позволяет, с одной стороны, добиваться стабильности общества, а с другой — укреплять позиции самого президента. Следует учитывать также, что в Узбекистане значительно сильнее, чем в других республиках, размыта родоплеменная и клановая структура.

В Казахстане существует довольно значительный дисбаланс: до 85% госаппарата и членов Верховного Совета Казахстана являются выходцами из южного («старшего») жуза (рода), из которого вышли и бывший первый секретарь ЦК КП Казахстана Д. А. Кунаев, и нынешний президент страны Н. Назарбаев. В подавляющем большинстве окружение последнего также принадлежит к старшему роду, тогда как практически вся оппозиция является выходцами из младшего и среднего жуза. Дело дошло до того, что в анкетах официально стала появляться графа «жуз».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >