Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ РОССИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Динамика политического процесса

Политический процесс в Московском государстве XVI-XVII вв. отличался архаичностью. В политическую социализацию были задействованы семья, община, приходская церковь, различные референтные группы, монастыри. Школы и средства массовой информации отсутствовали; книги в социализации практически не участвовали, так как доля грамотного мужского населения старше 9 лет в городах не превышала 13 %, в сельской местности — 2-4 %, а доля грамотного женского населения была примерно в 2 раза ниже, чем мужчин. Политическое рекрутирование осуществлялось снизу вверх — сельские и посадские общины, служилый город, выдвигая выборных для осуществления управления, контактов с бюрократией и участия в земских соборах; рекрутированием занимались приказы, земские соборы. Освященный собор, Боярская дума и царь. Политическая коммуникация происходила как стихийно — через нищих, странников, общение на ярмарках, базарах, церковных праздниках, так и организованно — через выборных, приходское духовенство, оглашавших правительственные указы на сходах и в церквях, бюрократию, а также и посредством общественных институтов (семья, школа, церквь).

В XVI-XVII вв. в России не было добровольных ассоциаций, но действовали неупорядоченные (стихийные) группы (например во время частых беспорядков), неассоциативные группы (сельские и посадские, старообрядческие общины, служилый город) и наиболее влиятельные институциональные группы людей (дворянское ополчение, стрельцы, бюрократия, церковь, Боярская дума. Освященный собор, Земский собор). Артикуляция групповых интересов совершалась посредством таких механизмов, как индивидуальные и коллективные прошения, жалобы, петиции, сходы, избрание выборных, акции протеста, контакты с местной и центральной администрацией (воеводами и приказами). Агрегация групповых интересов происходила на сельских и посадских сходах, например при составлении коллективных наказов для выборных, отправляющихся в Москву, или петиций, предназначенных для коронной администрации либо государю. Политический курс определялся царем, Боярской думой. Освященным собором, земскими соборами, осуществлялся царем, Боярской думой, приказами и воеводами, а также выборными от корпораций уездного дворянства (служилого города), городских (посадских) и сельских общин. Судебные решения выносили коронная администрация и ее представители (Боярская дума, приказы, воеводы и т. д.), так как суд не был отделен от властных структур, особые приказы, специализировавшиеся на выполнении судебных функций (Разбойный, Земский, Тайный, Судный), вотчинный суд, губные старосты и общинный суд.

В Московской Руси реальными или потенциальными участниками политического процесса в спокойное время являлись около 8 % населения — те, кто участвовал в земских соборах: боярство, духовенство, дворянство, горожане (посадские люди). Остальные либо пассивно подчинялись коронной администрации, обычаям и законам, не вовлекаясь в политическую жизнь, либо вообще имели весьма смутное представление о правительстве и политике. Однако в периоды кризисов участниками политического процесса становилось большинство взрослого мужского населения.

В XVHI-первой половине XIX в. в политическом процессе произошли некоторые изменения. В политическую социализацию были задействованы новые агенты — школы всех уровней и университеты, добровольные ассоциации, религиозные объединения (старообрядческие общины, разные секты), средства массовой информации и книги, так как число грамотных мужчин к середине XIX в. достигло 19 %, женщин — 10 %. В 1755 г. ежегодно публиковалось 50 названий книг и журналов, в 1775 г. — 200, в середине 1780-х гг. — 400. За период 1776-1800 гг. было опубликовано 8 тыс. названий книг — в 3 раза больше, чем в предшествующие два столетия. Одновременно увеличивалась читающая публика:уже в 1780-е гг. в России существовала аудитория почти для каждой книги, издаваемой в России и на Западе.

Механизм политического рекрутирования остался прежним — через сельские общины, купеческие и мещанские общества, ремесленные цехи и дворянские корпорации, которые выдвигали выборных для управления и контактов с бюрократией; в процессе рекрутирования участвовали все уровни бюрократии. Новое в политической коммуникации состояло в том, что появились новые агенты и специальные публичные места для дискурса и выражения общественного мнения: театр, пресса, добровольные ассоциации и др., вследствие чего роль организованной коммуникации возросла.

В системе групп интересов новое сравнительно с XVII в. состояло в том, что в 1760-е гг. появились первые добровольные ассоциации (благотворительные, религиозные и студенческие организации, клубы и др.), число которых постепенно увеличивалось и к середине XIX в. достигло нескольких десятков. По-прежнему наиболее влиятельными являлись институциональные группы интересов — армия, бюрократия и церковь, но значимость церкви упала, а значимость бюрократии выросла; большое значение стали приобретать университеты. Артикуляция и агрегация групповых интересов совершались посредством тех же механизмов, что и в XVII в., — прошения, жалобы, петиции, акции протеста, контакты населения с бюрократией, сельские сходы, собрания городских (купеческих, мещанских обществ, ремесленных цехов) и дворянских корпораций. Появились разного рода комиссии, включавшие в свой состав представителей сословий и конфессий: Комиссии для составления нового Уложения в XVIII в., Раввинские комиссии при Министерстве внутренних дел в

1842-1861 гг.. Мануфактурный совет (1828-1872 гг.) и Коммерческий совет при Министерстве финансов (1829-1872 гг.), губернские дворянские комитеты по крестьянскому делу и Редакционные комиссии (1858— 1861 гг.) и др., где обсуждались актуальные социально-экономические проблемы. Кроме того. Академия наук и университеты также стали участвовать в политическом дискурсе и начали играть некоторую роль в артикуляции гру пповых интересов.

Политический курс определялся императором, Государственным советом (с 1810 г.), придворным обществом и высшей бюрократией, проводился бюрократией и органами сословного самоуправления. Судебные решения выносились коронными и сословными судами.

Число реальных или потенциальных участников политического процесса в XVIII-первой половине XIX в. уменьшилось до 2-4 % от всего населения вследствие того, что городских налогоплательщиков стало представлять купечество. Значение духовенства как политического игрока резко упало; но появилась интеллигенция, которая потеснила традиционных акторов, — бюрократию, армию и дворянство. Булыиую роль стало играть придворное общество. Львиная доля населения, как и в XVII в., не вовлекалось в политическую жизнь.

Политический процесс к 1914 г. претерпел кардинальные изменения. В политической социализации кроме традиционных общественных институтов важное место стало принадлежать средствам массовой информации, добровольным ассоциациям, которых насчитывалось тысячи по всей стране, политическим партиям и печатному слову, так как доля грамотных взрослых мужчин к 1914 г. достигла 54 %, женщин — 26 %. Кроме бюрократии всех уровней в политическом рекрутировании большую роль стали играть добровольные ассоциации, политические партии. Коммуникация стала происходить главным образом организованно — через добровольные ассоциации, политические партии и средства массовой информации.

Изменилась система и деятельность групп интересов. Ведущее место стали занимать: среди многочисленных добровольных ассоциаций—профсоюзы, ассоциации промышленников, этнические и религиозные объединения, студенческие организации; среди политических ииституциональ- ных групп — парламент, политические партии; среди неполитических — земства, городские думы, бизнес-корпорации (всероссийские и региональные объединения промышленников), университеты. Существенно повысилось значение неупорядоченных групп интересов, так как стихийные протесты стали обыденным явлением, и неассоциативных групп интересов (этнических, региональных, профессиональных — студентов, землевладельцев и т. п.), которые организовывали забастовки, демонстрации, готовили петиции с различными социальными и политическими требованиями. Значение политических институциональных групп и добровольных ассоциаций стало решающим как в артикуляции и агрегации групповых интересов, так и в определении и проведении политического курса (особенно возросла роль парламента, политических партий, земств, городских дум и бизнес-корпораций). Судебные решения стали выноситься судами, полностью не зависимыми от администрации.

Реальными или потенциальными участниками политического процесса стало все население страны, но в существенно разной степени. Ведущее место принадлежало цензовым гражданам, получившим политические права, — около 16 % всех жителей, которые теперь действовали через политические партии и добровольные ассоциации.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>