Обыск. Выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления. Контроль и запись переговоров. Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами

Сущность обыска состоит в принудительном обследовании помещений, сооружений, участков местности, транспортных средств, иных объектов, физического лица (его тела, одежды и принадлежащих ему личных вещей) с целью отыскания и изъятия орудий преступления, оборудования или иных средств совершения преступления, предметов, документов, ценностей, которые могут иметь значение для уголовного дела, а также для обнаружения разыскиваемых лиц или трупов (ст. 182, 184 УПК). Принудительный характер поиска при обыске объясняется наличием опасности сокрытия искомых предметов и документов. Поисковый характер обыска связан с тем, что перед началом этого следственного действия орган предварительного расследования не имеет точной информации о том, действительно ли в данном месте или у данного лица находятся искомые объекты, либо о том, где конкретно они сокрыты.

Целями производства обыска являются обнаружение, отыскание, розыск и изъятие имеющих значение для уголовного дела объектов, в том числе физических лиц и трупов (ч. 16 ст. 182 УПК).

Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК). Под «достаточными данными» следует понимать как доказательства, собранные в установленном УПК порядке, так и иные данные, не имеющие статус уголовно-процессуальных доказательств — сведения, полученные оперативно-розыскным путем. Содержанием «достаточных данных» должны быть сведения о потенциальном (вероятном) нахождении объектов, имеющих значение для уголовного дела, в каком-либо месте или у какого-либо лица. Предположение о нахождении определенных объектов в каком-либо месте или у какого-либо лица должно основываться на этих данных, а не являться следствием интуитивного предсказания. Перед принятием решения о производстве обыска следователь (дознаватель) обязан оценить имеющиеся у него данные на предмет их достоверности и достаточности. В ходе оценки необходимо помнить, что доказательственная ценность сведений, полученных оперативно-розыскным путем, гораздо ниже, нежели доказательств, собранных в предусмотренном УПК порядке.

При производстве обыска необходимо соблюдать следующие правила:

  • 1) процессуальным основанием обыска является постановление следователя (дознавателя) или судебное решение (постановление). По общему правилу обыск проводится по постановлению следователя (дознавателя) (ч. 2 ст. 182 УПК), поскольку в ходе его производства применяются меры процессуального принуждения. Исключением из этого правила являются случаи производства обыска, в ходе которого могут быть существенно ущемлены конституционные права и свободы личности. В этих случаях обыск проводится исключительно на основании судебного решения (постановления), принимаемого в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК. Такими случаями являются:
    • — производство обыска в жилище;
    • — производство обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования[1];
    • — производство обыска с целью изъятия предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях[2].

В описанных выше случаях обыск может быть произведен и без судебного решения, лишь основании постановления следователя, если ситуация не терпит отлагательства. При таких обстоятельствах следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия, а судья в срок, предусмотренный ч. 2 ст. 165 УПК, проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности (ч. 5 ст. 165 УПК);

  • 2) до начала производства обыска следователь (дознаватель) обязан последовательно совершить два процессуальных действия:
    • — предъявить постановление или судебное решение, в зависимости от вида помещения, где он намерен производиться, и особенностей искомых предметов и документов (ч. 4 ст. 182 УПК).

В резолютивной части постановления или судебного решения должно быть четко указано — помещение (улица, дом, квартира (комната) или номер офиса) или место, где будет проводиться обыск, а также какие именно предметы, документы, ценности, имеющие значение для уголовного дела, подлежат изъятию[3]. В резолютивной части постановления следователя (дознавателя) или судебного решения не должны использоваться достаточно пространные формулировки, которые предоставляют должностным лицам неограниченную свободу усмотрения при производстве обыска. ЕСПЧ учитывает тот факт, что «детальная мотивация (ордера на обыск) едва ли достигается в экстренных ситуациях»[4]. Несмотря на это при оценке обоснованности обыска и корректности резолютивной части соответствующего постановления необходимо учитывать сроки производства по уголовному делу до проведения обыска, профессию лица и его должностное положение, а также другие конкретные обстоятельства дела, которые могли иметь значение для детализации решения о производстве обыска[5];

  • — предложить добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск (ч. 5 ст. 182 УПК);
  • 3) при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества (ч. 6 ст. 182 УПК). Не вызванное необходимостью повреждение имущества может повлечь за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, а в некоторых случаях и уголовную ответственность. Вне зависимости от цели в ходе обыска в любом случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота (ч. 9 ст. 182 УПК). Изъятие предметов, запрещенных к обращению, но не имеющих отношения к уголовному делу, обуславливается необходимостью пресекать и предупреждать различные правонарушения;
  • 4) тактические возможности действия следователя в ходе обыска ограничены принципиальными положениями, в частности, необходимостью уважения чести и достоинства лиц, участвующих в этом следственном действии (ст. 9 УПК)[6]. Следователь обязан принять меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц (ч. 7 ст. 182 УПК);
  • 5) обыск проводится при обязательном присутствии понятых. Исключения из этого правила составляют случаи, предусмотренные ч. 3 ст. 170 УПК. Понятые должны наблюдать процесс обнаружения и изъятия каждого предмета или документа. Если поиск ведется одновременно несколькими группами, то при каждой из них должны присутствовать не менее двух понятых. Помимо понятых при производстве обыска участвует также лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск (ч. 11 ст. 182 УПК). Указанные выше лица имеют право присутствовать при производстве обыска вне зависимости от того, обыск проводится в «исключительном режиме» или на основании судебного решения[7]. Право указанных выше лиц присутствовать при производстве обыска «не может рассматриваться как позволяющее следователю произвольно отклонить ходатайство лица, в чьем жилище производится обыск, в том числе подозреваемого и обвиняемого, о допуске адвоката (защитника) для участия в этом следственном действии»[8];
  • 6) при производстве обыска следователь вправе не только совершать поисковые действия, но и запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска (ч. 8 ст. 182 УПК). Представляется, что данное право следователя не является универсальным для любых ситуаций и не может распространяться на адвоката лица, в помещении которого производится обыск, и на защитника подозреваемого (обвиняемого). Естественно, что следователь не вправе обязать лицо не покидать место обыска, если оно по состоянию здоровья не может продолжать участвовать в нем (ст. 9 УПК). Помимо этого, думается, что адвокат лица, в помещении которого проводится обыск, или защитник подозреваемого (обвиняемого) не могут быть ограничены следователем в праве давать краткие консультации в присутствии следователя, заявлять следователю ходатайства непосредственно в ходе обыска, давать иные пояснения. На заключительном этапе обыска адвокат или защитник вправе сделать не только письменные замечания, но и устные заявления, подлежащие занесению в протокол. Вообще право следователя запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, общаться друг с другом или иными лицами до окоичания обыска, не может распространяться на вербальные способы реализации своих нрав, предусмотренных УПК;
  • 7) при производстве обыска составляется протокол (ч. 12 ст. 182 УПК). В протоколе обыска помимо общих сведений, предусмотренных ст. 166 и 167 УПК, должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости (ч. 13 ст. 182 УПК). Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры (ч. 14 ст. 182 УПК). Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц (ч. 10 ст. 182 УПК). Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации (ч. 15 ст. 182 УПК);
  • 8) В ходе обыска могут быть изъяты электронные носители информации. Законодатель установил дополнительные гарантии при изъятии электронных носителей информации, учитывая их значимость и распространенность в современном информационном мире. При производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации. Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации. Между тем, если специалист сделает заявление, что копирование информации может повлечь за собой утрату или изменение информации, то копирование информации не допускается. Также может быть запрещено копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись (ч. 9.1 ст. 182 УПК).

По смыслу правовых позиций КС РФ, лицу, в жилище которого произведен обыск, должна быть обеспечена возможность непосредственно после проведения обыска или после принятия судом решения о его законности или незаконности, еще до завершения производства по делу, обжаловать как само это следственное действие, так и принятое судом решение[9].

Классификация обыска. По объектам обыск может быть классифицирован на обыск помещения (жилого помещения, помещения организации, помещения хранилища, иного сооружения), обыск на местности, личный обыск, обыск транспорта.

По последовательности производства обыск классифицируется на первоначальный и повторный. Повторный обыск производится в случае, когда появились дополнительные данные, свидетельствующие, что в ранее обысканном помещении сохранились объекты, имеющие значение для уголовного дела, которые по каким-либо причинам не были обнаружены или изъяты.

Обыск следует отличать от осмотра места происшествия и по конечным целям. Хотя цели обыска частично и совпадают с целями осмотра, но все же отличаются от них. Как и осмотр, обыск, в конечном счете, предназначен для обнаружения, фиксации и изъятия объектов, имеющих значение для уголовного дела. Однако при обыске объектами поиска являются предметы, документы (в том числе орудия преступления и ценности), трупы, тогда как при осмотре могут устанавливаться, кроме того, следы преступления (например, отпечатки пальцев) и обстановка места происшествия. В отличие от осмотра целью обыска может быть и обнаружение разыскиваемых живых лиц (ч. 16 ст. 182 УПК).

Особой процессуальной регламентацией характеризуется производство личного обыска (ст. 184 УПК). Сущность личного обыска заключается в принудительном обследовании физического лица (сто тела, одежды и принадлежащих ему личных вещей, находящихся при нем) с целью отыскания и изъятия орудий преступления, предметов, документов, ценностей, которые могут иметь значение для уголовного дела. В качестве дополнительной цели личного обыска подозреваемого и обвиняемого, помещаемого под стражу, может быть обнаружение и изъятие предметов, запрещенных к хранению и использованию в местах содержания под стражей[10].

Основания для производства личного обыска аналогичны основаниям для производства обыска любого объекта.

По общему правилу личный обыск проводится на основании судебного решения (постановления) (ч. 1 ст. 184, ч. 3 ст. 182 УПК). Такое законодательное положение обусловлено тем, что в ходе личного обыска ограничивается конституционное право на личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ). В исключительных случаях личный обыск может быть проведен и без судебного решения. К таким исключительным случаям закон (ч. 2 ст. 184 УПК) относит личный обыск:

  • а) при задержании лица;
  • б) при заключении подозреваемого (обвиняемого) иод стражу;
  • в) при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела;
  • г) личный обыск в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, в неотложных ситуациях (ч. 5 ст. 165 УПК).

При производстве личного обыска необходимо соблюдать следующие правила:

  • 1) личный обыск проводится при обязательном присутствии понятых. Однако к таким понятым предъявляются дополнительные требования — они должны быть одного пола с лицом, в отношении которого проводится личный обыск (ч. 3 ст. 184 УПК);
  • 2) личный обыск проводится только лицом одного пола с обыскиваемым (ч. 3 ст. 184 УПК). Исходя из этого правила, если следователем является лицо женского пола, а обыскиваемым — лицо мужского иола, то следователь не вправе самостоятельно произвести это следственное действие. В такой ситуации личный обыск проводится специалистом, который также должен быть лицом одного пола с обыскиваемым (ч. 3 ст. 184 УПК);
  • 3) личный обыск может быть связан с проникновением в полости организма. При этом особое внимание необходимо обращать на недопустимость создания опасности для здоровья обыскиваемого, а также соблюдение запрета принудительных медицинских опытов (ст. 21 Конституции РФ). В частности, проникновение в полости организма недопустимо, если это требует хирургического вмешательства, причиняет физическую боль (при отсутствии согласия обыскиваемого) или иным образом связано с каким-либо реальным риском для здоровья и жизни лица. ЕСПЧ признал, что принудительное применение рвотного средства к торговцу наркотиками с целью извлечения проглоченного им пластикового пакета с наркотиком является нарушением ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., запрещающей пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение[11].

Обыску в том числе и личный обыск, следует отличать от схожих с ним административных действий: досмотра вещей, личного досмотра (ст. 27.7 КоАП), досмотра транспортного средства (ст. 27.9 КоАП), изъятия вещей и документов (ст. 27.10 КоАП), результаты которых для уголовного дела могут иметь значение иных документов (ст. 84 УПК).

Сущность выемки состоит в добровольной выдаче или принудительном изъятии определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, и если точно известно, где и у кого они находятся (ч. 1 ст. 183 У11К).

Целями производства выемки является получение или изъятие точно определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, при условии, что их местонахождение заранее известно.

Основанием производства выемки является наличие сведений о нахождении определенных предметов или документов в заранее известном месте или у конкретного лица. Эти сведения должны быть известны из достоверных источников. При производстве выемки отсутствует необходимость поиска каких-либо предметов.

При производстве выемки необходимо соблюдать следующие правила’.

  • 1) процедура производства выемки аналогична процедуре производства обыска. Законодатель отдает предпочтение добровольной выдаче искомых предметов и документов без применения мер государственного принуждения. Поэтому до начала выемки следователь обязан предложить выдать точно определенные предметы и документы, подлежащие изъятию, и только в случае отказа выемка может быть проведена принудительно (ч. 5 ст. 183 УПК). «Подобные действия не являются мерой юридической ответственности за отказ выдать эти предметы добровольно и — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и обеспечении последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее статьи 55 (часть З)»[12];
  • 2) процессуальным основанием выемки является постановление следователя (дознавателя) или судебное решение (постановление). По общему правилу выемка проводится но постановлению следователя (дознавателя), поскольку в ходе его производства могут быть применены меры процессуального принуждения. Исключением из этого правила являются случаи производства выемки, в ходе которой могут быть существенно ущемлены конституционные права и свободы личности. В этих случаях выемка проводится исключительно на основании судебного решения (постановления), принимаемого в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК. Такими случаями являются:
    • — производство выемки в жилище;
    • — производство выемки в служебном помещении адвоката или адвокатского образования[13];

производство выемки с целью изъятия предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях[14] (ч. 3 ст. 183 УПК);

  • — производство выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну[15];
  • — производство выемки вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард (ч. 3 ст. 183 УПК). После производства выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, следователь обязан в трехдневный срок уведомить об этом заемщика или поклажедателя (ч. 6 ст. 183 УПК);
  • — производство выемки почтово-телеграфных отправлений (ч. 2 ст. 185 УПК). По судебному решению должна производиться выемка не только почтово-телеграфных отправлений, но и иных сообщений, например, пейджинговых, электронной почты, что вытекает из содержания ст. 23 Конституции РФ.

Основное отличие выемки от обыска содержится в основании для их проведения. Для производства выемки следователь должен обладать достоверной информацией о конкретном искомом предмете и месте его нахождения, тогда как для производства обыска возможны лишь предполагаемые сведения, как об искомом предмете, так и о возможном месте его нахождения.

Сущность сложного комплексного (комбинированного) следственного действия — наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки состоит из двух относительно самостоятельных, но взаимосвязанных элементов — мер по обеспечению получения доказательств (наложение ареста на отправления) и собственно следственных действий, направленных на получение доказательств (осмотр и выемка при необходимости). Содержанием данного следственного действия являются принудительные меры по ограничению конституционного права на тайну переписки и иных сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ) и последующее изъятие полученной информации. Детальное раскрытие содержания рассматриваемого следственного действия позволяет выделить следующие элементы его производства:

  • 1) арест почтово-телеграфных отправлений, который заключается в задержании сотрудниками учреждений связи указанных в постановлении суда почтово-телеграфных отправлений и незамедлительном уведомлении об этом следователя. Арест может накладываться как на входящую, так и на исходящую корреспонденцию;
  • 2) осмотр арестованных почтово-телеграфных отправлений, который производится по общим правилам (ст. 176—177 УПК) за исключением того, что местом его производства может быть только соответствующее учреждение связи;
  • 3) выемка почтово-телеграфных отправлений, которая производится по общим правилам (ст. 183 УПК) за исключением того, что она может заключаться не только в физическом изъятии документа, например, письма, но и в виде снятия копий с этого документа (ч. 5 ст. 185 УПК).

Целью данного следственного действия является задержание и изъятие предметов, документов или сведений, имеющих значение для уголовного дела, которые могут содержаться в бандеролях, посылках или других почтово-телеграфных отправлениях либо в телеграммах или радиограммах (ч. 1 ст. 185 УПК).

Основанием производства рассматриваемого следственного действия является наличие достаточных данных полагать, что предметы, документы или сведения, имеющие значение для уголовного дела, могут быть обнаружены в бандеролях, посылках или других почтово-телеграфных отправлениях либо в телеграммах или радиограммах.

При производстве следственного действия — наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки необходимо соблюдать следующие правила:

  • 1) процессуальным основанием для производства этого следственного действия является судебное решение (постановление), принятое в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК. Закрепляя это положение, законодатель исходил из того, что в ходе производства рассматриваемого следственного действия ограничивается конституционное право на тайну переписки, почтовых и иных сообщений (ст. 13 УПК). Ходатайство следователя о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки должно содержать: а) фамилию, имя, отчество и адрес лица, почтово-телеграфные отправления которого должны задерживаться; б) основания наложения ареста, производства осмотра и выемки; в) виды почтово-телеграфных отправлений, подлежащих аресту; г) наименование учреждения связи, на которое возлагается обязанность задерживать соответствующие почтово-телеграфные отправления (ч. 3 ст. 185 УПК). Копия постановления суда о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке направляется в соответствующее учреждение связи, которому поручается задерживать почтово-телеграфные отправления и незамедлительно уведомлять об этом следователя (ч. 4 ст. 185 УПК);
  • 2) в необходимых случаях для участия в осмотре и выемке почтово-телеграфных отправлений следователь вправе вызвать специалиста, а также переводчика (ч. 5 ст. 185 УПК);
  • 3) в каждом случае осмотра почтово-телеграфных отправлений составляется протокол, в котором, помимо общих сведений, указывается, кем и какие почтово-телеграфные отправления были подвергнуты осмотру, скопированы, отправлены адресату или задержаны (ч. 5 ст. 185 УПК);
  • 4) арест на почтово-телеграфные отправления отменяется следователем с обязательным уведомлением об этом суда, принявшего решение о наложении ареста, и прокурора, когда отпадает необходимость в этой мере, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу (ч. 6 ст. 185 УПК).

Сущность следственного действия контроль и запись переговоров состоит в ограничении конституционного права граждан на тайну телефонных и иных переговоров с использованием любых средств коммуникации путем их прослушивания и записи, а также последующего осмотра и прослушивании фонограмм (п. 14.1 ст. 5 УПК). Контроль и запись телефонных переговоров является сложным комплексным (комбинированным) следственным действием, состоящим из следующих элементов:

  • 1) поручение следователем специализированным органам вести путем использования любых средств коммуникации прослушивание и запись переговоров лиц, которые могут располагать сведениями, имеющими значение для уголовного дела;
  • 2) истребование полученной фонограммы;
  • 3) фиксация содержания переговоров в протоколе (п. 14.1 ст. 5, ст. 186 УПК).

Контролю и записи могут быть подвергнуты как телефонные, так и любые другие устные переговоры подозреваемого (обвиняемого) и других лиц, которые могут располагать сведениями о преступлении либо иными сведениями, имеющими значение для уголовного дела.

Целью данного следственного действия является получение сведений, имеющих значение для уголовного дела, из телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц.

Основанием производства рассматриваемого следственного действия является наличие достаточных данных полагать, что из телефонных и иных переговоров могут быть получены сведения, имеющие значение для уголовного дела.

Следственное действие в виде контроля и записи переговоров может быть проведено только при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких. По делам о преступлениях небольшой тяжести это следственное действие не может проводиться (ч. 1 ст. 186 УПК).

При производстве контроля и записи переговоров необходимо соблюдать следующие правила'.

  • 1) по общему правилу контроль и запись переговоров производится по судебному решению (постановлению), выносимому в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК. Однако из этого правила имеется исключение, в соответствии с которым данное следственное действие может быть проведено и без судебного решения — только по письменному заявлению одного из участников переговоров, когда существует реальная угроза совершения насилия, вымогательства или иных преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля, их близких (ч. 2 ст. 186 УПК). Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган (ч. 2—4 ст. 186 УПК) . Приняв решение о производстве контроля и записи переговоров, следователь возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются: а) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры; 6) основания, по которым производится данное следственное действие; в) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи; г) срок осуществления контроля и записи; д) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи. Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган (ч. 2—4 ст. 186 УПК);
  • 2) следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств (ч. 6 ст. 186 УПК);
  • 3) срок контроля и записи переговоров не может превышать срока предварительного следствия и устанавливается в пределах шести месяцев. Производство данного следственного действия прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу (ч. 5 ст. 186 УПК);
  • 4) о результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу (ч. 7 ст. 186 УПК);
  • 5) фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании (ч. 8ст. 186 УПК).

Данное следственное действие во многом напоминает сходные с ним оперативно-розыскные мероприятия: прослушивание телефонных переговоров, звуковое наблюдение, снятие информации с технических каналов связи, контроль сообщений. С точки зрения методов производства между ними нет принципиальных различий, поскольку само техническое осуществление прослушивания и звукозаписи производится оперативными подразделениями технической разведки ФСБ, ОВД, органов Госнаркокон- троля в условиях конспирации, т.е. оперативно-розыскными средствами.

Контроль и запись переговоров необходимо отграничивать от ареста и выемки почтово-телеграфных отправлений. Между ними существует два основных различия. Во-первых, арест и выемка состоят в контроле, задержании и изъятии материальных носителей информации, уже созданных самими участниками письменных переговоров (записки, письма, пейджинговые сообщения, документы, отправленные но электронной почте). При контроле и записи переговоров материальные носители фонограммы создаются по поручению следователя, поскольку переговоры ведутся устно. Во-вторых, при контроле и записи переговоров основным участником является специализированное оперативное подразделение органа дознания, которое их прослушивает и записывает. В выемке же почтово-телеграфных отправлений принимает участие обычный (неконспиративный) оператор связи, через который передаются сообщения.

Следственное действие — получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами — является новым следственным действием, производным от контроля записи переговоров. До введения в действие ст. 186.1 УПК нормативная регламентация процедуры получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами ограничивалась сформулированной КС РФ правовой позицией, согласно которой право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, фиксируемых на отдельных этапах ее осуществления. В силу этого информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи; для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим ОРД, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования ч. 2 ст. 23 Конституции РФ о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения[16].

Сущность данного следственного действия состоит в получении от организации, осуществляющей услуги связи, информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, а именно сведений о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций (п. 24.1 ст. 5, ч. 1 ст. 186.1 УПК).

Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами является сложным комплексным (комбинированным) следственным действием, состоящим из следующих элементов:

  • 1) поручение следователем соответствующей организации, осуществляющей услуги связи, фиксировать информацию о соединении абонентов и (или) абонентских устройств и предоставлять ее в срок, не реже одного раза в неделю;
  • 2) истребование указанной информации, зафиксированной на любом материальном носителе;
  • 3) фиксация относимой к делу информации в протоколе (ст. 186.1 УПК).

Целью данного следственного действия является получение указанных

выше сведений, имеющих значение для уголовного дела.

Основанием производства рассматриваемого следственного действия является наличие достаточных данных полагать, что между абонентами и (или) абонентскими устройствами имело место соединение (-я), информация о котором (-ых) имеет значение для уголовного дела.

При производстве следственного действия — получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами — необходимо соблюдать следующие правила'.

  • 1) процессуальным основанием для производства данного следственного действия является судебное решение (постановление), принятое в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК (ч. 1 ст. 186.1 УПК). В ходатайстве следователя о производстве следственного действия, касающегося получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, указываются: а) уголовное дело, при производстве которого необходимо выполнить данное следственное действие;
  • б) основания, по которым производится данное следственное действие;
  • в) период, за который необходимо получить соответствующую информацию, и (или) срок производства данного следственного действия; г) наименование организации, от которой необходимо получить указанную информацию (ч. 2 ст. 186.1 УПК). В случае удовлетворения данного ходатайства копия постановления суда направляется следователем в соответствующую осуществляющую услуги связи организацию, руководитель которой обязан предоставить указанную информацию, зафиксированную на любом материальном носителе информации. Указанная информация предоставляется в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором указываются период, за который она предоставлена, и номера абонентов и (или) абонентских устройств (ч. 3 ст. 186.1 УПК);
  • 2) срок производства данного следственного действия ограничен шестью месяцами. Организация, осуществляющая услуги связи, в течение всего срока производства данного следственного действия обязана предоставлять следователю указанную информацию по мере ее поступления, но не реже одного раза в неделю (ч. 4 сг. 186.1 УПК). Если необходимость в производстве данного следственного действия отпадает, то его производство прекращается по постановлению следователя, но не позднее окончания предварительного расследования но уголовному делу (ч. 7 ст. 186.1 УПК);
  • 3) следователь обязан осмотреть представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, с участием специалиста (при необходимости) , о чем составляет протокол, в котором должна быть указана та часть информации, которая, по мнению следователя, имеет отношение к уголовному делу (дата, время, продолжительность соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами, номера абонентов и другие данные). Лица, присутствовавшие при составлении протокола, вправе в том же протоколе или отдельно от него изложить свои замечания (ч. 5 ст. 186. 1 УПК);
  • 4) представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, приобщаются к материалам уголовного дела в полном объеме на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними посторонних лиц и обеспечивающих их сохранность (ч. 6 ст. 186.1 УПК).

  • [1] Положения ст. 7, 29 и 182 УПК в их конституционно-правовом истолкованиии в системном единстве с положениями п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре не предполагаютвозможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения. См.: Определение КС РФот 08.11.2005 № 439-0. См. также: постановление ЕСПЧ от 16.12.1992 по делу «Нимитцпротив Германии»; решение ЕСПЧ от 19.09.2002 по делу «Тамосиус против СоединенногоКоролевства»; постановления ЕСПЧ от 27.09.2005 по делу «Саллинен и другие против Финляндии» и от 16.10.2007 по делу «Визер и Бикос Бетейлигунген Гмбх против Австрии».
  • [2] Положения ч. 2 и 4 ст. 182 УПК в системе действующего уголовно-процессуальногорегулирования предполагают необходимость принятия судебного решения о выемке и изъятиипутем проведения обыска предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях. См.: Определение КС РФ от 19.01.2005 № 10-0.
  • [3] Это требование вытекает из анализа ряда постановлений ЕСПЧ. См., например: постановления ЕСПЧ: от 22.12.2008 по делу «Алексанян (Aleksanyan) против Российской Федерации»; от 22.05.2008 по делу «Илия Стефанов протии Болгарии».
  • [4] См.: постановление ЕСПЧ по делу «Илия Стефанов протии Болгарии».
  • [5] Подробнее об этом см.: постановление ЕСПЧ по делу «Алексанян (Aleksanyan) противРоссийской Федерации».
  • [6] Подробнее о тактике обыска см.: Ратинов А. Р. Обыск и выемка. Мм 1961; Закатов А. А.,Ямпольский А. Е. Обыск : учеб, пособие. Волгоград : Изд-во ВСШ МВД СССР, 1983 и др.
  • [7] См.: Определение КС РФ от 21.10.2008 № 523-0-0.
  • [8] Определение КС РФ от 15.07.2008 № 502-0-0.
  • [9] Постановление КС РФ от 23.03.1999 №5-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуальногокодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В. К. Борисова, Б. А. Кехмана, В. И. Монасты-рецкого, Д. И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком”».
  • [10] Более подробно см.: приказ МВД России от 22.11.2005 № 950 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел»; приказ Минюста России от 14.10.2005 № 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительнойсистемы».
  • [11] См.: постановление ЕСПЧ от 11.07.2006 но делу «Яллох против Германии
  • [12] Определение КС РФ от 21Л0.2008 № 564-0-0 <<06 отказе в принятии к рассмотрениюжалобы гражданина Фоминского Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  • [13] Положения ст. 7, 29 и 182 УПК в их конституционно-правовом истолкованиии в системном единстве с положениями п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре не предполагаютвозможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения. См.: Определение КС РФот 08.11.2005 №439-0.
  • [14] Положения ч. 2 и 4 ст. 182 УПК в системе действующего уголовно-процессуальногорегулирования предполагают необходимость принятия судебного решения о выемке и изъятии путем проведения обыска предметов и документов, содержащих информацию о вкладахи счетах в банках и иных кредитных организациях. См.: Определение КС РФ от 19.01.2005№ 10-0.
  • [15] Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определен Указом Президента РФ от 30.11.1995 № 1203 «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне».
  • [16] Определение КС РФ от 02.10.2003 № 345-0.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >