Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

первая ВРЕМЯ шестидесятников Публикации 1964 — 1970 годов

ИСКУССТВО В МЕРЦАЮЩИХ КОЛБАХ

К ВОПРОСУ О НАСЛЕДОВАНИИ

Л'ебаты вокруг голубого экрана ведутся на протяжении многих лет (в том числе на страницах журнала “Искусство кино”). Вопрос о том, что оно такое — это самое телевидение — сведен к дилемме: к чему оно ближе — к театру или кино. Так уже самой постановкой проблемы телевидению отказано в автономии — ему как бы отводится роль сателлита. Не в силах выйти из сфер тяготения этих двух сопредельных видов искусства, доказательства начинают вращаться по замкнутым постоянным орбитам.

“Если б Шекспир был жив сегодня, он был бы нашим ведущим писателем для телевидения, ибо современная мода на пьесы с одной декорацией вынудила бы его уйти из театра”, — пишет английский критик А. Суинсон. Суинсон выступает с позиций кино. Итак, равнение на кино!

Но вот американский критик С. Филд с не меньшей убежденностью утверждает, что в наши дни телевизионные драматурги “придерживаются трех театральных единств, провозглашенных еще Аристотелем”. В качестве доказательства он ссыпается на нашумевшую телепьесу “Двенадцать разгневанных мужчин”, где действие развивается в одной комнате и занимает ровно столько же времени, сколько оно занимало бы в жизни. Кругом! Равнение на театр!

Однако еще одна группа экспертов призывает к равнению на обоих.

С поразительной точностью установлено, что количество картин в телепьесе значительно меньше, чем в кинофильме, но значительно больше, чем в театральном спектакле, что удельный вес слова на телевидении чуть-чуть побольше, чем в кинотеатре, зато чуть поменьше, чем на подмостках.

Статьи и сборники по телевидению, издающиеся в различных странах, рекомендуют начинающим драматургам рецепты по изготовлению телепьес. В них раскрывается кухня творчества — с аккуратностью, уместной скорее в “Книге о вкусной и здоровой пище”, здесь рассчитано все — и количество мест, и количество персонажей. Не дай бог, мест действия будет больше, а персонажей окажется меньше — и вы вместо телевизионного представления получите черт знает что: какой-нибудь фильм, а то и театральную постановку. Кладете в духовку пирог с капустой, а вынимаете утку с рисом!

Это кулинарное вдохновение заведомо исходит из той посылки, что телеискусство будет замешано только на двух изначальных продуктах — кило театра на литр кино.

Сочетание качеств кино и театра объявляется спецификой телевидения.

Слуга нарекается господином оттого лишь, что он слуга двух господ.

Между тем слово “специфический”, по свидетельству русского словаря, означает “особенный, отличительный, свойственный только данному предмету или явлению”. Специфика, стало быть, неповторимость. Искать же неповторимость в похожести — занятие не только неблагодарное, но и при всем декоративном глубокомыслии содержащее риск обнаружить специфику как раз в отсутствии всякой специфики.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>