Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Традиции эрудиции

“Клуб веселых и находчивых” — многоборье с участием зрителей — едва ли не самая популярная передача, правила и традиции которой складывались на протяжении четырех лет. Каждая из соревнующихся команд имеет своих болельщиков. Имеет болельщиков и сам “КВН”. Когда “болеешь” за передачу, обидно, если она начинает проигрывать. Трудно требовать интеллектуальных высот, когда участие зала в конкурсах измеряется агрессивностью аплодисментов. Когда аплодируешь сомнительной остроте своего капитана и “не замечаешь” удачного каламбура соперника, то выражение “поле брани” утрачивает свою фигуральность.

После неудачного судейства одного состязания телезрительница прислала ведущему “КВН” письмо: “Эти передачи для моей семьи — праздник, но последнее судейство подорвало веру моих детей в справедливость”. Над этим письмом можно иронически улыбнуться. Но можно и задуматься. Неточность тех, кто вершит правосудие, становится явлением хронического порядка. Очевидно, критерии, на основании которых жюри выносит свои приговоры, должны быть заранее известны всем зрителям. Быть может, имеет смысл ввести более гибкую шкалу оценок, наподобие того, как это бывает на кинофестивалях.

“КВН” включает в себя задачи, различные по характеру. Одни из них рассчитаны на домашнюю подготовку, другие — на мгновенную импровизацию. В первом случае нужна театрализация, во втором — эрудиция. В известной степени это отвечает и ожиданиям зрителей, одна половина которых смотрит на “КВН” как на возможность поразмыслить над всяческими проблемами, другая же совсем напротив — как на возможность отдохнуть от всех проблем. Однако с некоторого времени обе части аудитории испытывают неудовлетворенность.

Как ни парадоксально, но виновата в этом, нам кажется, не сама передача, а отсутствие аналогичного типа соревнований, где эмбрионально скрытые в нем тенденции получили бы самостоятельное развитие. Но если “Голубой огонек” дал начало целому семейству родственных передач, то “КВН” — оазис в безводной пустыне. Он одинок. А даже большой полководец, как известно, не может сражаться без армии.

Телевизионные игры с участием зрителей — за легкомысленным обликом этих рубрик таится серьезный смысл. Родословная телеконкурсов восходит не к ребусам и шарадам, а к древнейшим игрищам. Соревнования сопровождали человечество на протяжении всей его истории со времен древнегреческого театра. Показы спектаклей четырехдневной Олимпиады представляли собой не что иное, как состязание актеров и драматургов. А сегодняшние международные кинофестивали? А хоккей или соревнования по фигурному катанию? Интерес к игре не уходит с детством. Просто, когда мы становимся взрослыми, мы склонны маскировать этот интерес, чему способствует в значительной мере деятельность массовиков-затейников. В результате наивные “эники-беники” сменяются вдумчивым забиванием козла.

Телевидение возвращает игре изначально присущую ей публичность, восстанавливает ее гражданские права, создает новые традиции интеллектуальных ристалищ. В этом отдают себе отчет и сами телезрители. “На мой взгляд, такие соревнования — прообраз будущего телевидения, когда телепередача превратится в гигантский форум, дискуссионный клуб с миллионами зрителей, — пишет геолог Д. Ляховицкий. — Эти соревнования активизируют зрителя, пробуждают его от диванной спячки. Преимущество передач подобного типа в том, что в них ярко выявляются особенности телеискусства”.

Быть может, именно здесь пролягут границы будущего театра, где актером явится каждый. Эти телемистерии будут разыгрываться не только в студии. Город с удовольствием предоставит свои площади под сценические площадки. Они впитают в себя традиции народного карнавала и массовых зрелищ и смогут по праву называться Большой игрой.

“Советская культура ”, 1965, 17 апреля

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>