Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

"Сиюминутность” в траурной рамке

Так рассыпалась у нас на глазах концепция, выводящая особенность телеискусства из так называемой “сиюминутности” — одномоментности действия и просмотра.

— Мало того, что вы лишаете спектакль живого зрителя, — восклицали противники съемки на пленку, — вы хотите убрать и живого актера, заменить его тенью, подсунуть в экраны консервированную драму! А как же присутствие зрителя “при рождении”? А то ощущение неповторимости?..

Но вдруг оказалось, что телезрителю вовсе не важно, что на экране — живая игра или исполнение, предварительно записанное на пленку, тем более что с недавнего времени отличить их стало уже невозможно. В наши дни кинозапись и видеозапись с экрана позволяют сколько угодно раз воссоздавать “рождение на глазах”, сохраняя всю атмосферу импровизации. (Разумеется, речь идет лишь о “сочиненном” зрелище, где актуальность события не играет роли.)

Похвальное слово крупному плану

Любопытно, что почти все постановки, упоминавшиеся участниками дискуссий о телевизионном спектакле и сопровождавшиеся сожалением, что их нельзя посмотреть вторично, в действительности были отсняты на пленку (“Как мимолетное виденье”, “Кюхля”, “Наташа”, “Теперь пусть уходит”, “Перестань, Мадлен” и т. д.). Так что ни о какой “неповторимости” этих спектаклей говорить уже не приходится, что, конечно, ничуть не снижает их качества.

Развитие техники телевидения положило конец целому направлению в телетеории, само существование которого могло быть оправдано только в условиях несовершенного качества записи. Но разве не из той же недооценки технических свойств вытекает и другая концепция, выводящая эстетику телевидения из малых размеров катодной трубки? В свое время, когда голубые конвертики “КВНов” замедляли монтаж, стесняли движение камер и ограничивали число персонажей, теоретики с отчаянной прозорливостью сделали ставку на крупный план. Однако по мере роста экранов это требование все больше теряло свою безусловность. И лишь непреклонная верность традициям приводит сегодня к бесконечному изобилию крупных планов, непрожеванных кадров и флегматичному ритму в большинстве телевизионных спектаклей. Казалось бы, незавидное занятие — строить эстетические платформы, исходя из несовершеннолетия новой музы.

К сожалению, и вновь возникающие теории располагают небольшим запасом прочности.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>