Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Искусство ли книгопечатание?

Между тем с не меньшим успехом мы можем пытаться ответить и на вопрос: “Искусство ли книгопечатание?” М.Блей- ман не обходит и этой проблемы. Он пишет: «Можно зафиксировать перемены в литературной технике, которые принесло с собой книгопечатание. Но стихи всегда остаются стихами, независимо от того, пел ли их неведомый нам рапсод, писал ли Пушкин гусиным пером или Маяковский на “ундервуде”».

Разумеется, М.Блейман всецело прав: книгопечатание не искусство. Но этот факт нисколько не умаляет роли, которую сыграло книгопечатание в судьбах литературы. “Период литературы у всех новейших народов, — писал В.Белинский, — начинается собственно с эпохи изобретения книгопечатания”. И еще более определенно: «Понятие о книгопечатании почти тождественно с понятием о литературе», так как «книгопечатание есть великое и могущественное средство к публичности, без которой слово “литература” есть звук без смысла, тело без души». Изобретение книгопечатания не только утвердило форму романа — “эпопеи нашего времени”, оно дифференцировало литературу на прозу и на поэзию, привело к рождению газет. Конечно, автор волен свести эту роль лишь “к переменам в литературной технике”, но тогда и изменение судеб драматургии, вызванное изобретением телевидения и кинематографа, он будет вынужден рассматривать лишь в масштабе разночтений в технике исполнения.

И все же объяснимся по существу. Вести спор на условиях, предложенных М. Блейманом: “является ли телевидение искусством?” — бессмысленно. Ибо любое произведение искусства возникает тогда, когда за ним мы чувствуем личность художника. И безразлично, где происходит встреча: на театральных подмостках, на телеэкране или на куске полотна в затемненном зале. Другое дело — предоставляет ли телевидение художнику такие возможности, каких не в силах дать ему ни театр, ни кинематограф. “Я могу понять возникновение радиодраматургии, — пишет М. Блейман. — Отсутствие визуальных элементов...” Удивительная аномалия зрения. Мы согласны видеть особенность радиопьесы, исходя из ее очевидной слабости, и отказываем в автономии телефильму, несмотря на его очевидную силу, на немыслимую по масштабам аудиторию, на возможность апеллировать сразу ко всей стране. Разумеется, и кинофильм в состоянии охватить не меньшую по размерам аудиторию. Однако для этого нужно время. Если можно так сказать, кинофильм обладает “эффектом длительного воздействия”, и в этом, пожалуй, он сродни роману. Телевидение (продолжая сравнение) уподоблено ежедневной прессе. Невиданная публичность и оперативность, доступные прежде лишь журналистам, теперь подвластны и телевизионному драматургу.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>