Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Извольте заплатить

Не менее шатким оказался и второй капитальный принцип: “Мы тебя содержим...”

Экономический кризис ударил по госбюджетному телевидению. С каждым кварталом выделяемые субсидии срезались все ощутимее, позволяя обеспечивать в лучшем случае четвертую, а то и пятую часть вещания. Обращение к телерекламе в таких условиях многим показалось спасительным светом в конце туннеля и едва ли не единственным способом выживания. Если еще несколько лет назад застенчивому рекламному ролику удавалось с трудом проскользнуть между передачами, то теперь передачи на наших глазах превращаются в кратчайшее расстояние между рекламами.

В свое время Гостелерадио получало бесплатно от Госкино все игровые и документальные фильмы. С середины 70-х игровые из этого списка были исключены, а с 91-го за киноленту любого жанра приходилось платить. Когда телекомпания REN- TV снимала программу к шестидесятилетию Б.Окуджавы, ей охотно и безвозмездно помогали отечественные и зарубежные кино- и телестудии. Единственным, кто выставил счет, был “Мосфильм”. За использование трех минут эпизода знаменитой песни Окуджавы из фильма “Белорусский вокзал” потребовали более тысячи долларов. А за демонстрацию фрагмента из “Белого солнца пустыни” тот же “Мосфильм” предъявил Российскому телевидению счет на четыреста долларов. Но столько же стоила вся “Санта-Барбара” (первый цикл). Понятно, почему зарубежные сериалы (ценой, а значит, и качеством подешевле), как лесной пожар, охватили не только коммерческие, но и государственные каналы.

Сторонники коммерциализации упускали, однако, из виду, что подобный принцип вещания обусловлен определенным уровнем развития производства, и если при нормальном развитии экономики рекламу порождает капитализм, то у нас капитализм решили начать с рекламы, то есть поставить телегу впереди лошади. К тому же в условиях, когда реклама отечественных товаров почти отсутствует (за неимением этих товаров), полученные прибыли более чем скромны.

Впрочем, и этих скромных прибылей оказалось достаточно, чтобы развратить сотрудников номенклатурного телевидения.

Коррупция и взятки очень быстро стали нормой. Ты делаешь передачу — заплати оператору, иначе камера будет плохо установлена. Заплати звукорежиссеру, а то фонограмму не разберешь. Заплати видеоинженеру, если хочешь успеть к эфиру. Подобные признания все чаще звучали в прессе. Если средняя зарплата два-три года назад в “Останкино” составляла сто тысяч рублей, то “левый” гонорар постановщика передачи — полторы- две тысячи долларов, или около двух годовых окладов.

Простейшие расчеты затрат на вещание и доходов, полученных от рекламы, показывали, что “Останкино” становится криминогенной зоной — десятки миллиардов рублей оседали в карманах проворных “посредников”. “Государственные телекомпании сегодня являются мафиозными структурами, основанными на сращении государственного и частного капитала. У них уголовный принцип существования”, — заявил директор Социологического центра “Останкино” Всеволод Вильчек.

Эта безотрадная ситуация еще более очевидна при сопоставлении с недавно возникшими независимыми каналами НТВ и ТВ-6, возглавляемыми И. Малашенко и Э. Сагалаевым. Ни номенклатурное управление, ни госбюджетная экономика их не коснулись. Учрежденные как коммерческие организации, они избежали коррупционности, сразу же централизовав рекламные поступления и начав платить своим работникам — высококлассным специалистам — столько, сколько те стоят реально. “Для меня независимость — это возможность создавать информационные программы исходя из тех профессиональных критериев, которые вырабатывает наша служба”, — говорит И. Малашенко. Аналогичную мысль высказывает и президент независимой телекомпании REN-TV И. Лесневская, двадцать шесть лет проработавшая до того в “Останкино”, где “редактировать” всегда означало “цензурировать”: “Теперь я делаю только две вещи — передачи, которые мне снимать интересно независимо от того, прибыльны они или нет, и те, которые безусловно прибыльны, но за них не стыдно. Без последних, увы, не снимешь первых”. Из разрешенных пятнадцати процентов рекламного времени Лесневская использует не более десяти. Черт с ними, считает она, с деньгами. Главное — не разрушить художественную целостность произведения.

Парадоксальная ситуация — цивилизованная коммерческая компания заботится об эстетической ценности своих передач, в то время как государственная все заметней ее теряет.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>