Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Человек как он есть

Тогдашнее телевидение не знало видеозаписи (она появится у нас лишь в середине 60-х). Чудо живого общения — первое, что поразило Саппака в прямом эфире. “Телевизионный портрет — вот, пожалуй, самое драгоценное, что извлек я из почти двухлетней дружбы с телевидением”[1]. Не случайно свои первые наблюдения он посвятил телевизионным дикторам, начав с Валентины Леонтьевой, и именно эти размышления (еще в первой его публикации — в “Новом мире”) прежде всего привлекли читателей. «...Для нас очень важно, что Леонтьева не “в образе”, что она с нами такая, как на самом деле, что она “обыкновенный” человек... В любой “роли”, в любых обстоятельствах она остается сама собой»[2].

Нет более волнующей встречи в кадре, утверждал Саппак, чем с человеком “без грима”. Поскольку объект эстетического восприятия — не “образ”, а сам человек. Без преображающего художественного начала. На протяжении всей книги автор отстаивал мысль о потребности телевидения в личностях, в индивидуальностях, через которые можно что-то узнать о времени, породившем их. И именно в этом Саппак увидел первоэлемент телевидения как такового. А также зерно художественности и возможность новой фазы искусства.

Открытие на домашнем экране реального человека и провозглашение его высшей ценностью поначалу показалось читателям неожиданным. Но зрительские впечатления подтверждали справедливость такого вывода. Хотя эти же наблюдения встретили резкое возражение ряда критиков. Как можно смешивать личность находящегося в телестудии человека с его изображением в кадре? Сравнивать реального прототипа с экранным продуктом? Мистифицировать себя личными качествами людей, оказавшихся перед объективом? Ведь перед нами “всего- навсего экранные копии персонажей, маски”. Журналисты становятся в кадре профессиональными лицедеями, хотят они этого или не хотят. Поток писем диктору Леонтьевой, объясняли критики, это обращение не к реальной женщине, а к созданному ею образу, олицетворяющему доброту, отзывчивость и душевность.

Иными словами, по мнению критиков, оценивать зрителям надо не доброту и отзывчивость как индивидуальные человеческие черты ведущего передачу, а экранную “маску”, олицетворяющую эти доброту и отзывчивость. Не душевность как органичное свойство характера, а, если так можно сказать, мастерство душевности.

Да нет же, — не уставал повторять Саппак, — эстетически организованная на экране реальность способна в то же время оставаться верной себе самой. Телевизионный портрет перед нами предстает как реальный и невыдуманный характер. Как неподдельное свидетельство времени. “Лица — биографии, лица — судьбы, лица — история”.

Наблюдения начала 60-х становились все бесспорнее в последующие годы. И так продолжалось до той поры, пока все не перевернулось на наших глазах.

  • [1] Саппак В. Телевидение и мы. М., 1963. С. 162.
  • [2] Там же. С. 53.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>