Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Невидимая Россия

Куда в меньшей мере эти процессы присущи региональному телевидению с его интересом к отдельно взятому человеку.

В последние годы экранная Россия окончательно распалась на две страны. Одна — какой она предстает на центральных каналах, другая — на местных. Осознанию этого обстоятельства способствовал всероссийский конкурс “Новости — время местное”, в течение трех лет (1998—2001) проводимый АНО “Ин- терньюс”. В соревновании участвовали сотни сотрудников телестудий. (За это время руководители акции налетали 120 тысяч километров и отсмотрели 700 часов пленки.) В результате соревнования показали:

  • — региональная Россия действительно существует в профессиональном эфире, хотя для федеральных каналов остается по-прежнему неизвестной. (Это напоминает “островное” вещание 50-х годов, когда релейные линии еще не были проложены, а о космическом вещании не шло даже речи: москвичи смотрели исключительно московское телевидение, ленинградцы — ленинградское, а киевляне — киевское);
  • — региональные новости менее политизированы, а в ряде городов более профессиональны, чем столичные. Быстро освоив первые уроки, они обошли учителей, и ряд новаций возник на местах еще до того, как появлялся на центральных каналах;
  • — чем профессиональнее студия, тем более разнообразной предстает на экране жизнь города или области.

«Все, что происходит на федеральных каналах, очень грустно, — говорит Юлия Мучник, ведущая томской новостной программы “Час пик”, ставшая дважды лауреатом “ТЭФИ”. — Мы не видим ничего, кроме просто неприличной борьбы амбиций, чисто финансовых интересов каких-то группировок на фоне войны в Чечне и всеобщей потери надежд. Бессмысленно постоянно ныть и уверять, что “все плохо, а будет еще хуже”. Во-первых, не все так плохо, а во-вторых, зачем портить настроение и себе, и людям. Поэтому наша интонация — ирония. Иногда грустная, но не агрессивная»[1].

Почему же на центральных каналах ежедневные новости выглядят настолько одинаково и стандартно? Интонация, стиль, герои — одни и те же. Хозяева у каналов разные, а программы как близнецы. Конечно, можно возразить, что города различны, а столица на всех центральных каналах одна, но ведь нет, пожалуй, более динамичного города, чем нынешняя Москва. Документалисты любой российской телестудии мечтали бы вести отсюда свои репортажи. Причина, скорее всего, заключается в том, что столичных журналистов не интересуют ни собственный город, ни жизнь горожан. За пределами кремлевского горизонта они почти ничего не видят, кроме политиков, а их в столице больше, чем повсюду.

Два федеральных канала называют себя российскими — “Первый канал” (недавно еще ОРТ) и “Россия”, поскольку их смотрит вся страна. К сожалению, сама она остается для них невидимой и столь же недоступной, как оборотная сторона Луны. Мы каждый час узнаем, какая погода в крупнейших наших городах и какие там иногда случаются катастрофы. Но каков там политический, нравственный и культурный климат? Чем живет провинция, составляющая отечество? Неудивительно, что Россия на нашем экране оказывается самой неизвестной страной,

Так вправе ли мы считать эти каналы общенациональными?

Отсюда главный вывод: в стране отсутствует федеральный канал новостей — такой, где наиболее интересные репортажи и новостные блоки составляли бы ежедневную панораму дня, а вся Россия видела бы... Россию. Парадокс: сами новости существуют (результаты трехлетнего конкурса), а общедоступного телеканала нет.

  • [1] Топаз М. Светлое ТВ времен средневековья // Профессия — журналист.2001. № 7-8. С. 16.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>