Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. ТЕЛЕВИДЕНИЕ В ПОИСКАХ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

“Заглянуть в Саппака...”

За сорок лет изменилось не только отечественное телевидение.

Изменились мы сами.

Называя Саппака “идеальным телезрителем”, критики противопоставляли его “обычной” аудитории, а способность к эстетическому восприятию невыдуманной реальности объясняли исключительностью его натуры. Великолепно описанные Сап- паком телепортреты Валентины Леонтьевой, Вана Клиберна, Юрия Гагарина, с точки зрения критиков, были ничем иным, как продуктом субъективного видения даровитого автора. Несомненно, Саппак был талантлив и сумел не только увидеть многое на экране, но и сформулировать свои выводы и догадки. Но ведь то, что он видел, видели и обсуждали другие зрители. Так что свои экранные наблюдения он формулировал, рассчитывая и на готовность самих зрителей к эстетическому восприятию жизни. Именно эту готовность он всячески побуждал. Да и чем иначе можно было бы объяснить необычный успех “Телевидения и мы” в течение стольких лет.

Вкусы и характер тогдашней аудитории соответствовали вкусам и характеру тогдашнего телевидения (если, разумеется, 248

не считать пропагандистскую часть вещания). Немалую заслугу в таком согласии сыграла книга “Телевидение и мы”. Как и убежденность ее автора в нравственном первородстве этого нового канала культуры и его “абсолютном слухе” на правду.

Что же касается творчески одаренных зрителей (слушателей, читателей), то разве не к ним всегда адресуются творчески одаренные режиссеры (писатели, композиторы). И, конечно же, критики. Именно таким “идеальным” критиком и читателем был В. Белинский. Но это нисколько не исключает необходимости считаться с мнениями “обычной” аудитории. Хотя с последней задачей значительно лучше сегодня справляются социологи, выводящие рейтинги и обнаруживающие, что поклонников у “Рабыни Изауры” или “Улиц разбитых фонарей” неизмеримо больше, чем у рубрик на телеканале “Культура”, собирающего лишь полтора процента аудитории. К такому факту следует относиться без предубежденности, не забывая, что зрители “в тапочках” — не выдумка снобов, и они, эти зрители, порождены нашим же отечественным экраном. Среди читающих современников Пушкина количественный перевес тоже был у поклонников Булгарина и Бенедиктова. Но кто их сегодня помнит?

Нынешние зрители с нетерпением ждут ежечасных сводок о реальных событиях в мире, сменивших идеологические картинки стародавнего “Времени”. Но они же приучились к едва ли не круглосуточным развлекательным шоу и бесчисленным сериалам из жизни ментов и бандитов. Неудивительно, что мы стали куда менее требовательны к художественным достоинствам передач и бесконечно терпимее ко все возрастающей пошлости на экране.

Подростки требуют развлечений, но подчас и взрослые — те же дети. Продолжать ли нам пестовать этот задержавшийся инфантилизм или задуматься о его причинах? Ведь именно на неразвитый, подростковый вкус массового сознания прежде всего и рассчитан рейтинг. “Социологи подыгрывают публике и способствуют утверждению нынешних вкусов тем, что принимают их за критерий реальности, — предостерегал когда-то своих соотечественников Дуайт Макдональд. — Они рассматривают людей как стадо бессловесных животных, как скопление условных рефлексов и принимают любое идиотское убеждение, если оно поддерживается большинством”. Саппак, безусловно, согласился бы с этим выводом, если бы сорок лет назад понятие “рейтинг” существовало в отечественном вещании.

Никакие социологические опросы с применением новейшей компьютерной техники не заменят нам ни профессионального критического анализа, ни той дискуссионной атмосферы, которая и служит формой самопознания электронной музы. Вот почему по-прежнему актуален Владимир Саппак, “заглянуть в которого” никогда не бывает поздно.

“Телерадиоэфир (история и современность)’’. Л/., 2008

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>