Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Ранние союзы племен

Социальная стратификация явилась результатом двух взаимосвязанных процессов. Внутри племени и даже внутри рода развивался процесс имущественной дифференциации. Помимо старейшин и вождей главы больших семей, распоряжавшиеся семейным имуществом, также сосредоточивали в своих руках определённые ценности. Разный размер семей, неодинаковые природные условия большесемейных участков, возможность освоения дополнительных полей, расчищенных и распаханных силами семьи, и, особенно, приобретения в результате ограбления соседей приводили к имущественной дифференциации больших семей. И в обществе, переходном от первобытного к раннегосударственному, как, например, в Меланезии или Полинезии, ещё до момента европейского завоевания начала возникать своя богатая и влиятельная родовая аристократия, состоящая из племенных и родовых старейшин, военных вождей и глав больших семей, среди которых уже выделялась одна, чаще несколько, привилегированных семей, претендующих на главенство. Эти семьи для оправдания своих прав на замещение руководящих должностей в племени разрабатывали многопоколенные генеалогии, призванные подтвердить обоснованность их притязаний [238, с. 447; 242, с. 609].

Одновременно социальная дифференциация происходила и за пределами племени, внутри союза племён. Даже в том случае, когда союз создавался добровольно и из родственных племён (по-видимому, некогда отделившихся от одного племени, сохранивших языковую близость и мирные отношения) социальное равенство продолжало нарушаться. Например, в союзе ирокезов три племени: могауки, оиоидага и сенека считались по отношению друг к другу братьями, но отцами для онейда и кайюга. То же относилось и к главам этих племен. Позднее в союз было принято шестое племя тускарора, и их сахемам (старейшинам) было разрешено заседать в общем совете, но, «строго говоря, сахемы тускарора не входили в состав правящей группы» [141, с. 75]. Когда же племя эри отказалось войти в ирокезский союз, то оно было изгнано с занимаемой им территории. Ряд других, неродственных племен был просто завоеван ирокезами и находился у них в подчинении. Например, делаварам, относящимся к алгонкинской группе языков, они сохранили собственное управление, но обложили их данью. Неравноправные объединения племен зафиксированы не только у ирокезов, но у ряда народов банту, у туарегов, у скифов, у массагетов и т.д. [4, с. 298; 168, с. 75-88].

Таким образом начали складываться предгосударственные (как в случае союза ирокезов), а вскоре и более развитые протогосударствен- ные образования, в которые входило несколько племен, составляющих равноправный или неравноправный союз или насильственное объединение. Так, например, родственные племена североамериканских индейцев кри создали конфедерацию из шести племён, племена из группы дакота — лигу из «семи огней совета», а другая группа родственных племён: оджибве, оттава и потаватоми для успешного сопротивления группе племен дакота ещё в XVII веке создала союз получивший название «Оттавской конфедерации». Образование объединений племен стало универсальным явлением. Можно вспомнить, что Спарта возникла в результате слияния трёх дорийских племён на Пелопоннесе, а Афинское государство явилось в результате союза четырёх ионических племён в Аттике [168, с. 40, 64, 72], древний Рим также возник в результате борьбы племён, закончившейся объединением латинян и сабинян, которые далее распространили свою власть на соседние племена и народы, создавая неравноправные объединения [см. 252]. Между объединениями племен и их соседями, среди которых были и земледельцы, и скотоводы, и охотники-собиратели теперь шли почти непрерывные войны, которые сопровождались грабежом и истреблением людей. Однако новые прогрессивные по сравнению с первобытностью формы хозяйства подсказывали завоевателям новые формы общественных отношений по сравнению с первобытным истреблением «врагов».

Целиком зависимые от милостей природы первобытные охотники и собиратели жили одним днем, и большинство не знало, что оно будет есть завтра. Каждый человек, даже если это — ребёнок, мог оказаться лишним. Земледельцы и скотоводы большую часть времени (если благоприятствовала годовая погода) пользовались запасами, полученными в результате труда. Нередко запасов хватало до следующего урожая с избытком. Мелиоративное хозяйство позволило также развить новые занятия: гончарство, ткачество, обмен. Теперь каждый новый человек в племени мог принести пользу. Все известные социально слабо развитые народы, наиболее отсталые из которых к моменту встречи с цивилизованными европейцами жили по крайней мере в мезолите, после стычек с «врагами» обычно вынуждены были убивать взятых в плен, хотя иногда (особенно в случае значительного сокращения членов рода в результате войны, болезней, голода) они усыновляли пленников (чаще детей и женщин). Такая практика продолжалась и на начальном этапе возникновения племенных союзов [168, с. 48]. Однако открывшаяся возможность использования труда человека в земледелии, пастьбе скота, начавшем развиваться ремесле, обмене, начинающем превращаться в торговлю, и даже в военных набегах подсказали победителям, что теперь труд побежденных с успехом можно использовать в хозяйстве.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>