Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Место Империи инков в социальной истории

Империю Тауантинсуйу можно отнести к ранней стадии античных государств, общественные отношения в которых строго соответствовали степени развития их культуры, а её главным достижением стало сельское хозяйство с земледелием как основным занятием и возделываемой землёй как основным средством производства. Вторичная отрасль хозяйства — ремесло базировалось главным образом на продуктах земледелия и поддерживаемого им животноводства, таких как хлопок, шерсть или кожа. Даже такие ремёсла как гончарство или обработка металлов стали следствием обработки земли. Рациональный подход к возделыванию земли потребовал рационализации и земледельческих отношений, оказавших влияние и на все остальные отношения в обществе. В государстве инков, как и в любом другом античном аграрном обществе, земля рассматривалась принадлежащей всему государству, как некогда территория, занимаемая первобытным племенем, рассматривалась как его собственная и ничья другая территория, а поскольку главой государства был «сын Солнца» Инка, то и территория Тауантинсуйу и всё, что на ней находилось должно было принадлежать священному божественному Инке, и его распоряжения должны были беспрекословно выполняться как распоряжения священной персоны. Именно в силу своей божественной природы Инка получал священное право распоряжаться не только территорией, первоначально занимаемой союзом инкских племен, но и всей завоёванной территорией, поэтому все входящие в его империю племена, говорящие на наречиях кечуанского языка, не принадлежащие к союзу племён завоевателей, составивших аристократию инкского общества, оказались в одинаковом положении без земли и каких-либо средств к существованию. Получилось, что та общинная земля, которую они традиционно обрабатывали также, как и их предки, теперь принадлежала божественному Инке. Теперь они должны были обрабатывать её для самого Инки, включая его бюрократический аппарат и служащих ему аристократов, для жречества, служащего великим богам, от которых зависела жизнь всего населения государства, и лишь оставшуюся часть — для себя лично. Точно также они были обязаны всячески помогать божественному Инке и его людям и в войне, и в мирной жизни при постройке дорог, мостов, крепостей, дворцов и храмов, при разработке необходимого богам и знати золота, при передаче важных донесений и выполнении всяких прочих порученных сверху работ. Всё это, включая и обработку теперь уже чужой земли и принудительные работы с отрывом от своей общины, в средние века получило название «барщины», а необходимость поставки продуктов из своего хозяйства в государственные склады — «оброка». Другие, входящие в Тауантинсуйу племена и народы, говорящие на диалектах других не родственных языку инков языков, в ходе завоевания могли превратиться в рабов, оторванных от родных общин и отправленных на обслуживание Инки или, в соответствии с его волей, его сподвижников, но могли и получить (и в массе своей постепенно получали по мере расширения государства) те же права, что и остальные хатунруна. И ха- тунруна и янаконы были фактически двумя подклассами внутри одного класса слуг, потому что и янаконы и хатунруна одинаково могли быть отправлены на службу к Инке или одному из его чиновников. Однако и государство не только собирало налоги и заставляло на себя работать, но брало на себя обязанности по защите и обеспечению воспроизводства производительных сил своих граждан.

Огромная территория империи и необходимость сохранения государственного единства потребовали не только постройки крепостей для защиты от вторжений и храмов для получения от богов помощи в обеспечении благополучия в жизни, но и строительства дорог, развития транспорта, создания почтовой службы, развития астрономии, медицины, культуры и даже создания нового сословия — интеллигенции. Однако наиважнейшим социальным институтом стало государство как система управления страной и орган поддержания социальных норм, необходимых для сохранения установленных общественных отношений. Для этого же служила и насаждаемая в государстве официальная идеология, распространяющая ценности, наиболее удобные для власть предержащих. В соответствии с этой идеологией, Инка должен был почитаться как священная особа, наделённая божественной силой (обладающей страшным табу), от благополучия которой зависит благополучие всей страны. Религия с культом Инти и Виракочи должна была поддерживать веру в божественное происхождение Инки и установленного порядка. Божественное происхождение установившихся отношений подтверждали мифы. Для укрепления официальной религии создавался пантеон богов во главе с верховным богом, в утверждении авторитета которого принял участие сам Инка Пачакути, а, главное, в неё были включены все доязыческие народные верования. Но главным догматом, утверждающим существующий порядок, было представление о существовании после смерти, где Инке требовались для загробной жизни слуги и, следовательно, при захоронении — человеческие жертвы. Аристократы попадали прямо в рай, а простые люди для того, чтобы туда попасть, должны были вести праведный образ жизни, конечно, не нарушая установленных порядков, а то, что в Тауантинсуйу лучшие в мире общественные отношения, внушалось в ходе повседневной социализации. Этой же цели в значительной степени способствовало создание первых школ. В материальной жизни для поддержания существующих норм поведения существовали уже ярко выраженные атрибуты государственного аппарата. Это — армия, не только завоевывавшая новые территории, но и подавлявшая периодически поднимаемые восстания, это — суд, находившийся в руках Инки и государственных чиновников, это — сам бюрократический аппарат, включающий гражданских чиновников (высшие категории которых составляли аристократы с родственниками Инки на вершине), армейских военачальников, поставленных почти исключительно из среды аристократов (опять же во главе с сыновьями, братьями или племянниками Инки), а также уже упомянутые жрецы с местными иерархами и верховным жрецом. Утвердившаяся социальная лестница почти не позволяла вертикальной социальной мобильности, хотя по мере расширения государства требовалось и расширение государственного аппарата. С этой целью за особые заслуги, послушных системе простых людей иногда включали в состав гражданских, военных или духовных чиновников, и они пополняли ряды аристократов, а также признавали в качестве общегосударственной аристократии часть аристократии завоёванных племён и народов, доказавшую верность Инке и его наместникам.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>