Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КЛАССИЧЕСКОЕ АНТИЧНОЕ ОБЩЕСТВО

Протогосударства Южной Европы

Медь была хорошо известна в Малой Азии уже в 5-4 тыс. до н.э., а в Европе в начале 3 тысячелетия, когда из неё уже изготавливали медные топоры, но не выплавка металла послужила возникновениию первых европейских государств. Уже в 5-3 тыс. до н.э. в Юго-Восточной Европе возникли протогосударства с небольшими укреплёнными крепостями. Во главе племенных союзов стояли вожди, поддерживаемые дружинами. Складывался класс аристократии и, несомненно, класс слуг. Погребальные обряды указывают и на значительную социальную и имущественную дифференциацию. Во время бронзового века в 3-2 тыс. до н.э. на Балканском, Апеннинском и Пиренейском полуостровах и на островах Средиземноморья интенсивно развивалось земледелие. В Лации выращивали карликовую пшеницу, ячмень, бобы и горох, содержали скот. Внутри полуострова растили каштаны, разводили свиней и других домашних животных. Жителям Пиренейского полуострова было известно уже несколько видов пшеницы и ячменя, бобовые культуры, маслины, виноград, фиги, рожковое дерево, лён. Ограждённые поселения во внутренних регионах Лация и Абруции явно указывают на возникновение племенных союзов. В конце 3 тыс. до н.э. греки из Фессалии продвинулись на юг, вытеснив оттуда пеласгов (которые остались в Аркадии, Арголиде, Аттике и на некоторых островах) на запад, особенно в Эпир, где в городе Додоне они учредили святилище Зевса Пеласгского, почитаемого всеми эллинами: и пеласгами, и греками [76, с. 91, 104, 111, 118, 141].

Во 2 тысячелетии до н.э. не только Южная, но и более северная часть Западной, Средней и Восточной Европы вплоть до Южных областей Скандинавии была уже знакома с выплавкой металла. Оружие в могилах прямо указывает на войны, а погребения, особенно курганы, воздвигаемые над некоторыми могилами, — на богатство одних могил и бедность других и на социальную дифференциацию европейских протообществ. Разделение населения прото государств и ранних государств на вождей, аристократов, ранжирование на страты свободных и слуг привело к возникновению веры в покровителей занятий, хозяев природных зон и пантеонов богов, среди которых особенно почитались связанные с земледелием боги и богини солнца, воды и плодородия [76, с. 119-122].

Наиболее ранней европейской государственной Критской культуре (3000-1200 лет до н.э.) было свойственно не только земледелие и животноводство, но и мореплавание, способствовавшее торговле со странами Северной Африки и Передней Азии. В 2400-2100 гг. до н.э. на Крите процветал городок Мохлос. В XIX-XVII вв. до н.э. на многих островах (особенно на Крите, Кеосе, Паросе и Меласе) продолжали строиться города преимущественно на берегах бухт, удобных для развития мореплавания и окружённых плодородными землями. Город Агиа-Ирини (с крупным святилищем, возведённым около XXI в. до н.э.) ещё в середине 3 тыс. до н.э. был защищён каменными стенами с башнями. В XIX- XVIII вв. его укрепления были расширены. Его основное население составляли платившие натуральную подать царю свободные общинники, среди которых уже существовала знать, иногда владевшая дворцами, но чаще большими двухэтажными зданиями в 20-30 комнат, скотными дворами, амбарами, погребами и другими хозяйственными постройками, а также рабами из числа военнопленных [76, с. 121, 142-150; 239, с. 164]. Нередко знать владела винодельнями, маслобойнями и ремесленными мастерскими, а производимые в её хозяйстве продукты шли на продажу.

Постепенно власть вождя трансформировалась в царскую власть. Около 2000 г. до н.э. на Крите возникло государство со столицей в Кноссе. Около 1900 г. до н.э. правители Кносса, Маллии и Феста предприняли реконструкцию местных акрополей, в центре которых располагались дома высшей знати, вокруг мастерские ремесленников и продуктовые кладовые. Мостовые, водопровод и канализация говорят о высоком уровне культуры строителей. Кносский дворец, простоявший приблизительно с 1750 по 1450 г. до н.э., представлял собой огромный четырёхэтажный комплекс из полутора тысяч комнат, занимающих 18 тыс. кв. м, включающих тронный зал, святилище, кладовые, мастерские, коридоры, лестницы, обслуживаемый многочисленными рабами. Например, каждые 9 лет критскому царю Миносу нескольких человек, которые должны были работать в кносском дворце, отсылали афиняне. В XX-XVIII вв. до н.э. одна дорога связывала Кносс с севером и несколько — с южным побережьем, в столице возникла гостиница для приезжих. Ставшие преобладающими индивидуальные захоронения, а также размер и этажность домов XIX-XVIII вв. до н.э. демонстрируют значительную имущественную дифференциацию критян особенно в плодородных областях центрального Крита. Очевидно его население по происхождению было близко к греческому. На Крите же впервые в Европе возникло сначала пиктографическое, затем иероглифическое (Многие иероглифы были заимствованы у египтян, но отражали кипрские понятия.), а около 1750 г. до н.э. пока не дешифрованное, предположительно, слоговое линейное «письмо А». Надписи на ритуальных предметах и обиходных вещах говорят о значительном распространении грамотности. Критяне пользовались арифметической ситстемой, основанной на десятеричном счёте. Захоронения высшей знати осуществлялись в монументальных гробницах из каменных плит, менее значимых людей — в подземных склепах, вырубленных в скалах. На Крите, Мелосе, Фере и других островах росли города (а порой и сёла), окружённые стенами с башнями и часто с акроплями внутри. Улицы мостили, делая каменные водоотводы от дождя, богатые дома украшались фресками. В XVII-XV вв. до н.э. власть кносских правителей распространялась не только на значительную территорию на самом Крите, но на Киклады и некоторые земли Пелопоннеса. Очевидно местные правители, получив автономию, оставались на местах (о чём говорит хорошее состояние их дворцов), но сыновья критских царей и их чиновники управляли Кикладами. Шла интенсивная торговля с соседними регионами, с Кипром, особенно, с Микенским государством в материковой Греции и чужеземными государствами, например, с Ливией, царствами Сирии (с центрами в Угарите, Библе и другими) и Египтом. Из Египта заимствовали также многие культурные сведения, в том числе о далёких странах [76, с. 142-152, 168-171; 149, с. 164-165]. Сильнейшее землетрясение и извержение вулкана на Фере около 1450 г. до н.э. разрушило многие города Критского государства, и от этого стихийного бедствия оно уже не оправилось.

Во второй половине XV в. до н.э. ахейцы захватили и заселили Критское государство, линейное письмо А сменилось линейным письмом Б (включившим около половины знаков из письма А и пиктографов), несомненно являющимся уже одним из ранних диалектов греческой ахейской письменности. Тем не менее, ахейцы утвердили свою династию и возродили Критское государство, оставив множество предметов ахейской культуры. Новая династия усиленно развивала животноводство, особенно овцеводство, обложив налогом шерстью хозяев стад, обязанных содержать по 100 животных. Однако около 1400 г. до н.э. кносский дворец был уничтожен пожаром и уже не восстановился, хотя кносский акрополь между 1400 и 1330 гг. до н.э. оставался обитаемым. Возрождались и другие города. На юге острова порт Коммос торговал с Ливией, Египтом и Кипром, на западе расширился город Ханиа-Кастелли, продолжалась торговля с населением Сицилии, Италии, Моравии, Англии и прибалтийского побережья, однако значение Критского государства в эллинском мире значительно снизилось. Ахейский период продолжался до XII в. до н.э., когда произошло переселение дорийцев [76, с. 101-103, 147, 156, 160-161, 171; 230, с. 160].

В 3 тысячелетии до н.э. на населённом греками и близкими к ним пеласгами Юге Балканского полуострова, побережье Малой Азии и островах Средиземного моря было также хорошо развито земледелие. В XXX-XXVII веках до н.э. в хозяйстве уже широко применялись бронзовые орудия. В 2800-2400 гг. жители островов уже строили большие корабли, имевшие до 17 пар вёсел. В 2800-2200 гг. на островах уже существовали поселения городского типа. Например, городки Полиохни на Лемносе и Ферми на Лесбосе были окружены крепостными стенами. На Спросе и Наксосе в XXVI в. помимо мощных стен были построены массивные башни. В могилах жителей Кикладских островов заметна имущественная дифференциация. Особенно выделялись предводители морских походов и их дружинники. Всё это указывает на эпоху племенных союзов во главе с правителями из числа вождей и старейшин. В материковой Греции наиболее успешно развивались прибрежные территории на Пелопоннесе, особенно в Арголиде. Там городок Лерна около 2600 г. до н.э. был окружён каменными стенами с башнями. За стенами находились многочисленные кладовые, а немного позднее в центре крепости возвели донжон, возможно, для семейства или рода вождя и его ближайших дружинников. В XXII в. для правителя был построен ещё больший дом, фактически дворец. По-видимому в XXV- XXIII вв. в Лерне был центр крупного племени, но, скорее, племенного союза во главе с «царём», а, точнее, верховным вождём. Между 2200 и 2150 гг. лернейский дворец был разрушен, и лернейская цивилизация пришла в упадок. В многочисленных сёлах материковой Греции в XIX- XVII вв. до н.э. продолжало развиваться сельское хозяйство. Однако и гончарство, и металлургия уже превратились в самостоятельные ремёсла. В XVII-XVI вв. до н.э. племенные центры постепенно превращаются в города. Например Дорион-IV на западе Мессении ещё около 1800 г. до н.э. окружили мощными оборонительными стенами. В это время развивается царская власть и аристократия в Фессалии, Мессении, Арголиде и других областях. Дома аристократов и царей, как правило, были больше обычных и, иногда, представляли собой укрепления (например, царский дом XVI в. до н.э. в Перисиерии на территории Западной Мессении отличался от обычных домов лишь размером и расположением на высоте, и многими богатыми вещами, в том числе и происходящими из других стран), а жилище спартанского царя начала XV в. до н.э. было расположено на крутой горе. В период с 1650 до 1500 гг. в Микенах были открыты 2 царских усыпальницы, в первой из которых обнаружено 14 могил царей и цариц, отличающихся от других могил дорогими вещами, включающими художественную расписную керамику, дорогое оружие, изделия из хрусталя и слоновой кости, украшения из золота и драгоценных камней, а в одной из них на лицо царя была наложена маска из электрона, предназначенная увековечить его образ в загробном мире [76, с. 138-141, 153-156].

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>