Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Римская республика

Изгнавшие в 510 г. до н.э. Тарквиния патриции упразднили царскую власть и объявили управление страной «общенародным делом» (res publica), подразумевая под народом всех граждан: и патрициев, и плебеев. Однако власть царя сменилась властью не народа, а аристократии, создавшей мощный бюрократический государственный аппарат. Пришедшие к власти аристократы пополнили сенат до 300 человек, учредили должности преторов, которых, сначала стали избирать в ку- риатных комициях, но чуть позже в центуриатных, сроком на один год и только из числа патрициев. Вскоре во главе Рима оказались два «магистрата» (начальника, руководителя), с равной властью, за которыми утвердилось название «консулы», потому что им предписывалось консультироваться, т.е. совещаться по всем вопросам. Консулы обладали высшей гражданской и военной властью, возглавляли суд и отправляли культы. В помощь им стали избирать «квесторов» (следователей, казначеев) из числа патрициев [76, с. 348-349]. Вся дальнейшая внутренняя политика Римской республики заключалась в стремлении патрициев удержать власть, в желании плебеев получить те же права, что и патриции, в намерении не обладающего правами населения превратиться в римских граждан и в попытках зависимого населения избавиться от крепостной и рабской зависимости.

«Римский гражданин Ранней республики был земледельцем и воином» [76, с. 350]. Плебеи и в городе, и на селе получали в частную собственность надел в 2 югера, который им «давали» или «ассигновали». Можно было получить ещё участок из общественной земли во «владение». Земля отчуждалась из общины, и община контролировала её использование, следя за тем, чтобы она обрабатывалась. В ранний республиканский период основой экономики римских граждан оставалось сельское хозяйство. Плебеи на своих мелких участках занимались земледелием и огородничеством. Животноводство было доступно только патрициям, обладавшим большими площадями земли. В самом Риме развивалось ремесло: изготовление металлических орудий труда и оружия, одежды, посуды, украшений и т.д. Во внутренней торговле с V в. до н.э. в качестве денег обращались «ассы» (медные слитки) с изображениями животных, во внешней торговле — этрусские и греческие монеты. Лишь во второй половине IV в. до н.э. появились собственные римские круглые монеты с изображением Януса весом в «либру» (римский фунт, равный 272 граммам, который к концу IV в. до н.э. стал легче) [76, с. 351, 353, 361].

Нередко беднякам приходилось брать деньги у ростовщиков. Если должник вовремя не отдавал долг, то кредитор мог держать его два месяца в заточении, а затем убить или продать в рабство. Однако римская знать в V в. до н.э. обладала немалыми богатствами и огромным коли- честом клиентов (крепостных) и рабов. Например, род Клавдиев насчитывал 5 тысяч родичей и клиентов, а у Аппия Гердония было по разным подсчётам от 2,5 тыс. до 4 тыс. клиентов и рабов. Фактически в эпоху Ранней республики членами общин были патриции, использовавшие труд клиентов на больших участках земли, плебеям же приходилось довольствоваться своим трудом или проситься в клиенты. Фактически полноправными членами общин были лишь патриции, плебеи были неполноправны. Не входя в центуриатные комиции, в которые были включены лишь богатые плебеи, остальной плебс собирался по трибам, где обсуждал наболевшие вопросы. В 494 г. до н.э., когда нависла угроза нападения со стороны эквов, плебеи удалились из Рима на Священную гору в трёх милях от города, что ослабило римское войско. Патриции вынуждены были пойти на уступки и учредили должности народных трибунов, получивших в соответствии с принятым «священным законом», неприкосновенность личности и власти («Нарушитель священного закона должен был быть посвящён богам, т.е. безнаказанно убит» [76, с. 352].), которых в количестве 4 или 5 человек избирали в комициях только из числа плебеев. Трибуны должны были защищать плебеев от злоупотреблений магистратов-патрициев. Впоследствии трибуны получили право «вето», запрета на любое решение любого магистрата и даже сената, если оно противоречило интересам плебеев. В помощь трибунам была учреждена должность «эдилов», смотрителей за плебейскими храмами, и теперь Авентин стал центром объединения плебеев и их борьбы за права с патрициями, в результате которой в V — IV вв. до н.э. плебеи добились не только допуска к магистратурам и жреческим коллегиям, но облегчения положения должников и решения земельного вопроса [76, с. 48-353].

Подобно всем другим простым «свободным» людям государство использовало плебеев на общественных работах, прежде всего на строительстве. Плебеи были обязаны также платить «трибут» (налог на военные нужды) за свой счёт экипироваться, нести военную службу. Уже в первой половине V в. до н.э. завоевания привели к увеличению римских владений, где были образованы две трибы (два новых сельских округа): Крустумииа и Стеллатииа. Однако земля и богатство доставались преимущественно патрициям, что вызывало со стороны плебеев требования земли или отказ воевать. Чтобы успокоить плебеев для них были созданы римские колонии: Норбеа, Велитры и Анций, где часть земли завоёванных италиков (обычно около одной трети) была отдана поселившимся плебеям. Тем не менее плебеи хотели пользоваться общественной землёй (ager publicus), которой фактически почти безраздельно владел патрициат или выкупившие участки у бедных плебеев немногочисленные богатые плебеи, но лишь в 456 г. до н.э. плебеи получили участки на Авентине и то лишь свободные, а участки, захваченные незаконно, можно было выкупить, что было под силу только богатым. Хотя плебеи могли собираться лишь по трибам, с их решениями — «плебисцитами» патрициям иногда приходилось считаться, а народные трибуны получили возможность привлекать патрицианских магистратов к суду. В 471 г. до н.э. прошёл плебисцит, перенёсший выборы трибунов из центуриатных комиций в собрания плебеев. В 462 г. до н.э. число трибунов увеличили до 10. Позднее после ознакомления с греческими законами было избрано 10 патрициев («децемвиров») для публикации усовершенствованных законов, потом их сменили новые децемвиры из 5 патрициев и 5 плебеев, пожелавших превратить свою власть в тираническую. Тогда после убийства бывшего народного трибуна и невесты другого вспыхнуло восстание плебеев. В результате на 12 таблицах были записаны нормы, закрепляющие патронат и клиентелу, рабство, частную собственность, ростовщичество. Хотя неравноправие плебеев оставалось (им, например, запрещалось вступать в браки с патрициями), положение плебса облегчилось. Само по себе обнародование законов ставило под контроль судебную деятельность консулов. Частная собственность стала возможной и для плебеев, были восстановлены права плебейских трибунов на неприкосновенность, плебисциты теперь стали обязательны для всех граждан, но законы теперь входили в силу при одобрении их сенатом без ратификации комициями. Возрастала роль плебейских трибутных комиций, функции которых позволяли принимать законы, в то время как центуриатные комиции выбирали высших магистратов. В 445 г. до н.э. был снят запрет на браки между плебеями и патрициями. Напротив патрициям удалось в 443 г. до н.э. создать 2 новых должности «цензоров» («оценщиков»), избиравшихся на 5 лет из числа самых почётных аристократов в центуриатных комициях, для переписи граждан, и распределения их в зависимости от размера имущества по центуриям. Для этого на Форум приходили главы семей и родов и под присягой перечисляли членов семей с указанием возраста, а также — рабов, сообщали о количестве земли, скота, денег и т.п. Все сведения в течение полутора лет заносились в списки, после чего устраивались очистительные жертвоприношения. Однако патрициям удавалось в течение нескольких лет занимать все должности консуляр- ных трибунов [76, с. 353-357].

В первой трети IV в. до н.э. плебейская верхушка добилась, что вместо консулов стали выбирать консулярных трибунов. Патриций Марк Манлий Капитолийский, спасший Рим от захвата галлами, продал большую часть своей наследственной земли и на вырученные деньги выкупил ряд должников, спасая их от кабалы. Однако, когда его стали поддерживать многие бедняки, Манлия обвинили в стремлении к царской власти и казнили, но и другие дальновидные патриции стали поддерживать некоторые требования плебса. По одному из принятых в 367 г. до н.э. закону проценты, уплаченные должниками стали засчитывать в счёт долга, а остаток можно было уплачивать равными частями в течение трёх лет. Другой закон запрещал владеть более чем 500 югерами земли, что, возможно, позволяло получать участки общественной земли и плебеям. Третий закон предоставлял плебеям должности консулов по случаю отмены консулярных трибунов, что ещё раз способствовало сближению положения патрициев и трибунов. В середине IV в. до н.э. патрициям удалось отнять у консулов судебные функции, оставив им высшую военную власть и право «ауспиций» — гаданий, без которых не начиналось ни одно важное предприятие. Была создана должность преторов-судей, на которую избирали только патрициев, а в противовес плебейским эдилам — должность куруальных эдилов, занимавшаяся также только патрициями [76, с. 360-361].

Римляне постоянно ввязывались в войны, обычно ссылаясь на необходимость помощи союзникам. В случае победы римские полководцы награждали командиров и всадников пленником, храбрейших — двумя. Остальных пленных продавали в рабство. Солдатам давали возможность грабить завоёванных. Война позволяла римлянам не только грабить и захватывать рабов, но и решать земельный вопрос путём наделения землёй римских граждан, распространять «власть римского народа» на эксплуатируемые территории и удовлетворять честолюбие знати, стремящейся в магистраты. Война в римской республике III-I вв. до н.э. стала важным элементом экономики. Например, Первая Пуническая война (264-241 гг. до н.э.), разразившаяся из-за стремлений и Рима и Карфагена захватить Сицилию, окончилась победой Рима, который получил от Карфагена огромную контрибуцию. В 30-х гг. III в. до н.э. римляне захватили Сардинию и Корсику. В 225-223 гг. до н.э. Рим завоевал Предальпийскую Галлию со столицей в Медиолане, в 220-219 гг. до н.э. - Иллирию. Стремление Рима и Карфагена захватить плодородную и богатую металлами (в том числе и благородными) Испанию вызвало

II Пуническую войну (218-201 гг. до н.э.), окончившуюся поражением Карфагена и огромной контрибуцией, выплачиваемой 50 лет в пользу Рима. После победы над Ахейским союзом в 146 г. до н.э. римляне разрушили Коринф. В результате войны часть земель побеждённых поступала в общественную землю римских граждан. Её можно было отдавать колониям граждан, наделять ею отдельных граждан, отдавать за небольшую плату в аренду и даже продавать. К середине II в. до н.э. земельные участки стали, видимо, обычным предметом продажи и купли [76, с. 446-454].

В многочисленных войнах, не раз грозивших захватом Рима, сформировалась патриотическая идеология, опирающаяся на реальных граждан, жертвовавших собой ради свободы Рима. Военные действия считались достойным трудом воина, а знать считала войну с грабежом занятием наиболее достойным. С течением времени войны даже приобрели сезонный характер и осенью стали отмечать праздник «очищения оружия». Усиление Рима в середине IV в. до н.э. позволило ему вести успешные войны, захватывая земли эквов и вольсков, в которые выселялись римляне и другие латины, что привело к латинизации эквов и вольсков и включению колонизованых земель в Лаций. Часть пахотной земли была включена в земли Рима, а в Лации были образованы ещё 2 сельские трибы. В конце IV в. до н.э. римляне забрали часть Вольских и кампанских земель, образовав ещё 4 сельские трибы, основали ещё 11 колоний. Число римских триб достигло 31. В конце республиканского правления консулы, используя свою власть, распоряжались уже и государственной землёй. Так, например, в 59 г. до н.э. консул Гай Юлий Цезарь провёл закон о наделении землёй солдат Гнея Помпея из свободных государственных земель в Италии и из земель купленных у частных лиц [76, с. 360-364, 477].

Плебейские трибуны постоянно добивались раздела общественной земли на вновь завоёванных территориях (чтобы основать там колонии, выделив часть земли колонистам), а иногда и всей ager publicum, но в V в. до н.э. удалось заселить колонистами лишь приведённую к покорности колонию Фидены и покорённые города Ардею и Лабик. Лишь после захвата Вей колонистам на территории этого небольшого государства каждому свободному мужчине из числа плебеев выдали надел в 7 юге- ров из объявленной общественной земли, но к основной общественной земле плебс не допустили. В 390 или 387 г. до н.э. римляне пытались помочь этрускам от нападения галлов, но сами потерпели поражение и выплатили контрибуцию. Однако после войны римляне организовали в Этрурии 4 римские трибы, а на территорию Лация вывели 6 колоний. Это вызвало недовольство ряда народов, в том числе и латинов, в результате чего латинский союз распался. Только Тускул оставался верен Риму, за что тускуланцам дали неполное римское гражданство без права голосовать в комициях. Однако через браки с римлянами и переселение в Рим там оказались многие семьи знатных тускуланцев [76, с. 357- 360]. В 314 г. до н.э. римляне основали колонию Луцерия в Апулии. Римских колоний во II в. до н.э. было основано немного (у разрушенного

Карфагена, Нарбон в будущей Южной Франции, Италика и Кордуба в Испании), но участки, предоставляемые там римским гражданам достигали иногда до 200 югеров. Обычно колонистами становились отслужившие солдаты, которым военачальники выделяли землю. В 100 г. до н.э. трибун Апулей Сатурнин провёл закон, наделивший ветеранов консула Гая Мария землёй в провинциях. Нередко ветераны сами оседали в знакомых им местах, приобретая землю, а порой и захватывая её. Когда они вступали в браки с местными женщинами, которые принадлежали к общинам, не связанным с Римом договором, предусматривающим «право брака», их браки не считались законными, а их дети не получали римского гражданства и приравнивались к отпущенникам. Правда в 170 г. до н.э. для лиц такого происхождения была основана колония Картея, дававшая латинское право. Римское гражданство выборочно давалось некоторым лицам из правящей верхушки побеждённых, а иногда римское гражданство получали целые сообщества. В результате внутри Римской республики появлялись островки римского права, включающие города и другие территориальные сообщества. Колонии создавались и на давно включённых в состав Рима территориях. Например, при диктаторе Сулле (89-84 гг. до н.э.) были созданы колонии на землях, отобранных у враждебных италийских городов, которые заселили солдатами, сохранявшими полное вооружение [76, с. 364, 461-462, 468, 474].

Вместе с тем, чтобы закрепиться на захваченных территориях римлянам было необходимо увеличить свои военные силы, создать гарнизоны, администрацию и т.п., что в свою очередь потребовало расширения прав местного населения. В 354 г. до н.э. жители Цере получили римское гражданство без права участия в комициях. В результате латинской войны 340-338 гг. до н.э. латинские города Ланувий, Ариция, Номент, Пед получили права римского гражданства. Права гражданства также получили капуанские всадники и знать. Жители Фунд и Формий получили неполные гражданские права. В это время возникло латинское право, позволявшее пользующимся им обладать в разной степени неполным римским гражданством, но без права занимать магистратуры. Члены латинских общин при соблюдении некоторых условий, например, после занятия местных магистратур, смогли переселиться в Рим и получить там римское гражданство в соответствии со своей сословной принадлежностью. У Тибура, Пренесте, Капуи и ряда других городов отняли часть земли в римскую собственность. Римские плебеи приобрели во вновь присоединённых землях чуть менее или чуть более трёх югеров. Многие бывшие противники стали союзниками Рима, сохраняя самоуправление, но теряя право вести внешнюю политику, и должны были оказывать Риму военную помощь, составляя союзнические когорты. У Рима в Италии были союзники, связанные в разной степени неравными договорами. В конце IV в. до н.э. после войны с этрусками и умбрами лишь города Камерия и Окрикул получили статус союзников, остальная территория была завоёвана [76, с.364].

Реформа перераспределения общественной земли, предложенная Тиберием и Гаем Гракхами (бывшими трибунами в 133-121 гг. до н.э.) для увеличения числа граждан, и их предложение дать гражданство всем италикам не удалось провести, хотя около 80 тыс. человек получили в Италии и Карфагене землю, а в 111 г. до н.э. был принят закон, объявлявший эту землю частной. Однако случалось, что несмотря на увеличение числа граждан и союзников бойцов не хватало. После поражения в битве при Каннах (216 г. до н.э.) в Риме был объявлен набор в войска всех способных носить оружие в самом Риме, среди латинян и союзников. Рабам было предложено добровольно идти на войну, за что государство выкупало их у хозяев. Добровольцев среди рабов было набрано 8 тысяч. Пожелавшим вступить в армию 6-ти тысячам заключённых дали свободу. Богатства храмов и частных лиц, выданные добровольно или под обязательство возместить, также были израсходованы на военные нужды. В 209 г. до н.э. Публий Сципион захватил у карфагенян в Испании Новый Карфаген. Неполноправные жители города, которые были использованы им для военных нужд, были им обращены в государственных рабов, но им было обещано, что после окончания войны с Карфагеном они будут освобождены, если «докажут свою любовь к римлянам и усердие» [76, с. 454]. Югуртинская война (111-104 гг.) потребовала укрепления армии, и консул Гай Марий в 107 г. до н.э. набрал в войска всех желающих (около 5 тыс.) без учёта ценза, главным образом неимущих. Позднее в армию были взяты откликнувшиеся на призыв рабы [230, с. 468, 472]. Во время Союзнической войны (90-88 гг. до н.э.) римляне вынуждены были набрать в войско отпущенников, позднее (в 90 и 89 гг. до н.э.) им пришлось принять ряд законов, предоставляющих римское гражданство сначала италикам — союзникам Рима, затем всем, кто сложит оружие, направленное против Рима, в течение двух месяцев. Новых граждан приписали только к нескольким трибам, чтобы они не имели большинства в народном собрании. Лишь во время I Митридатовой войны (89-84 гг. до н.э.) прошли законы, распределившие новых граждан и отпущенников по всем трибам. Ряд городов получил римское гражданство [76, с. 463-466, 471-472].

Практически бесправными оставались жители завоёванных Римом стран на территориях, получивших статус колоний. В 241 г. до н.э. в результате победы над Карфагеном в I Пунической войне римляне сделали Сицилию своей первой колонией. В 205 г. до н.э. был избран консулом и получил в управление провинцию Сицилию Публий Корнелий Сципион Африканский. В результате Пунической войны Рим присоединил 2 провинции: Южную и Юго-Восточную Испанию. Во II в. до н.э. на завоёванной территории была создана провинция Иллирик. После Второй македонской войны в 196 г. до н.э. во время Истмийских игр Тит Квинкций Фламинин объявил о свободе греческих государств. После поражения от Рима в III Македонской войне и восстания Андриска в 148 г. до н.э. была превращена в римскую провинцию Македония. В 146 г. до н.э. после победы над Ахейским союзом (несмотря на то, что ахейцы включили в войско 12 тыс. освобожденных рабов, родившихся в Греции) Грецию сделали римской провинцией Ахайей. Вся Греция была подчинена контролю римского наместника, лишь Спарта и Афины остались союзниками Рима [76, с. 447-452]. В результате побед Помпея в войне с Понтом и Арменией были созданы в 74 г. до н.э. провинции Вифииия и Понт, позже — Сирия. В середине I в. до н.э. города Картея и Кордуба в Испании стали римскими колониями [76, с. 447-452, 461, 477].

Во главе провинции стоял консул или претор (позднее «лицо с консульской или преторской властью», вручаемой сенатом после консулата или претуры). Наместник обладал административной, судебной и военной властью, позволяющей вести войну на подопечной территории. Ему помогала преторская когорта: легаты (заместители), которым мог поручаться суд, «друзья», квестор (казначей), ликторы (носители магистерских регалий, его телохранители, исполнители наказаний), порученцы, писцы, переводчики, посыльные, глашатай и другие непостоянные помощники. В когорту могли входить близкие наместнику люди, лично зависимые от него и даже его рабы. В финансовую деятельность включались также откупщики государственных доходов. Местные системы управления завоёванных стран также использовались римлянами, если они не противоречили римским законам. Часть земель провинции обращалась в римское общественное поле, а города за редким исключением облагались налогом [76, с. 448]. Тем не менее римлянам приходилось для удержания местных администраторов поощрять присвоением тех или иных прав. Нередко случалось, что на завоёванных территориях верные Риму отдельные граждане и даже фамилии получали римское гражданство. Так, например, в Гадесе глава семьи Бальбов получил гражданство при Помпее, а после того как поддержал Цезаря стал сенатором. Сенатором стал и его сын. Право римского гражданства получил город Сагунт в Испании. В правление Цезаря всё население Предальпийской Галлии и города Гадес в Испании получило права римского гражданства. В то время население Гадеса насчитывало 50 тыс., и 500 человек из них было римскими всадниками [76, с. 534, 546].

В IV в. до н.э. в Римской республике в основном была сформирована государственная система. Во главе Римского государства был сенат из 300 членов, комплектовавшийся из бывших магистратов. Сенаторы делились на консуляриев, преториев и квесториев. Тот, кто стоял в списке сенаторов первым, назывался принцепсом и имел право при опросе мнений высказываться первым. Сенат руководил внешней политикой и распоряжался казной. Формально сенат не обладал законодательной инициативой, но его мнение до 287 г. до н.э. значительно влияло на деятельность магистратов и на принятие законов. Несмотря на включение в сенат плебеев (а с 304 г. до н.э. даже потомков вольноотпущенников) им продолжали руководить преимущественно патриции. Исполнительная власть принадлежала магистратам. Все чиновничьи должности включали ординарные магистратуры. Во время мятежей, войн, стихийных бедствий выбирали экстраординарных магистратов: диктатора (которому должны были подчиняться все магистраты), назначаемого на срок, необходимый для решения стоящей перед Римом проблемы, но не более 6 месяцев, и его помощника — начальника конницы. И старших магистратов: консулов, преторов и цензоров, — и младших: эдилов и квесторов избирали в центуриатных комициях. Консулы и преторы обладали неограниченной властью. Консулы, преторы и курульные (из плебеев) эдилы торжественно восседали на креслах, украшенных слоновой костью. Члены жреческих коллегий также были магистратами, избираемыми народом. Главная законодательная роль в Риме принадлежала народным собраниям. Выборы высших должностных лиц происходили на Марсовом поле в центуриатных комициях. В течение IV в. до н.э. роль куриатных комиций сократилась до регулирования внутри- родовых и внутрисемейных проблем. Зато возросла роль собиравшихся на Форуме плебейских трибутных комиций, где не учитывался имущественный ценз собравшихся. Каждая триба обладала одним голосом. В 312 г. до н.э. в сельские трибы было разрешено записываться торговцам и ремесленникам, а в 304 г. до н.э. запрещалось освящать (а, следовательно, было бессмысленно и строить) дома и алтари без разрешения трибы. Теперь «плебисциты» (решения плебса в трибах) приобрели ещё больший вес. В 339 г. до н.э. был повторен закон 449 г. до н.э., согласно которому плебисциты являются законами, обязательными для всех граждан при одобрении их сенатом, но теперь плебисцит одобрялся сенаторами, среди которых были уже сенаторы из плебеев, а с 287 г. до н.э. плебисциты уже не требовалось утверждать в сенате [76, с. 370-371].

Вместе с тем, постоянно происходила дифференциация плебеев. Из их среды, с одной стороны, выделялась знать, с другой — пролетариат. При этом даже в конце республиканской эпохи часть плебса еле сводила концы с концами. Уже в конце II в. до н.э. был принят закон, по которому городскому плебсу стали продавать хлеб по цене ниже рыночной, а в 100 г. до н.э. трибун Апулей Сатурнин провёл закон ещё более снижающий цену на хлеб. Тем не менее, уже в течение IV в. до н.э. плебеи добились допуска ко всем магистратурам. В 351 г. до н.э. плебеям разрешили занимать должность цензора, по закону Генуция 341 г. до н.э. оба консула могли быть плебеями, с 337 г. до н.э. плебеям разрешалось быть преторами, с 331 г. до н.э. плебеи добились, что назначавшихся консулами военных трибунов стали избирать. В 367 г. до н.э. плебеи получили право входить в коллегию жрецов, хранителей и толкователей Сивиллиных книг, а также сборника прорицаний, и 5 жрецов из 10 было выбрано из плебеев, а в 300 г. до н.э. число коллегий авгуров и жрецов, в которые допускали плебеев увеличилось. В результате подобных мероприятий плебеи фактически были уравнены в правах с патрициями. Народные трибуны стали теперь старшими магистратами. При этом народных трибунов и плебейских эдилов можно было избрать только из плебеев. Случалось, что патриции, желая стать трибунами, переходили из патрицианского рода в плебейский. Борьба плебеев с патрициями за равноправие привела к тому что слова populus и plebs стали означать одно и то же — «простой народ», отличный от аристократов. Гражданином Римской республики теперь был тот, кто считался римским подданным, происходил из римского рода и был свободен. Он имел право участвовать в комициях и быть избранным на какую-либо должность, владеть имуществом и быть под охраной римских законов. Поскольку все чиновничьи должности в Риме не оплачивались, то избираться на должности могли позволить себе лишь богатые люди. Таким образом Римская республика осталась по своей сущности аристократической, хотя римская знать и пополнилась за счёт плебеев [76, с. 368-371].

Клиентела помогала патрициям получать голоса на выборах в магистратуру, поэтому бывало, что часть рабов стали отпускать на свободу, чтобы увеличить клиентелу. В 357 г. до н.э. был принят Манлиев закон, по которому выходящий на волю раб должен был выплачивать казне налог в 1/20 выкупной цены. Обезземеленные плебеи нередко обращались за займом к богачам. По закону 12 таблиц, ежегодный процент не должен был превышать 8 и Уз%, но фактически обычно превышался. Попавшие в кабалу граждане не могли принимать участие в войнах, что значительно ослабляло римскую армию. В связи с выступлениями бедноты и необходимостью усиления войск в 352 г. до н.э. долги были погашены за счёт казны. В 347 г. до н.э. заимодавцев обязали снизить процент в два раза, а уплату долга отсрочили на 3 года, в течение которых долг можно было уплатить равными долями. В 332 г. до н.э. эдилы привлекли к суду ростовщиков и добились их осуждения за нарушение правил предоставления кредита, а подобный процесс в начале III в. привёл жадных ростовщиков к конфискации имущества. В 104 г. до н.э. , когда выяснилось, что многие «заморские» союзники Рима вывезены публиканами в качестве рабов, сенат постановил, что ни один свободнорождённый из народов, союзных Риму не может оставаться в рабстве. Успели освободить только 800 человек, потому что местные власти прекратили расследование незаконного обращения в рабство, которое вызвало восстание рабов [76, с. 366-369].

Возделывание земли считалось трудом, достойным свободного человека. Занятие ремеслом, наоборот, не вызывало уважения. Дело в том, что ремесленники получали за свою работу плату, но зависимость от оплаты (любой заработок) рассматривалась как личная зависимость, подобная рабской. Особенно ценилась земля, передаваемая по наследству, а её продажа осуждалась. Труд на земле осуществляла родовая община — «фамилия», которая включала группу родственников, рабов, рабочий скот и землю. Главой фамилии и распорядителем работ был отец фамилии. Его дети и внуки были у него в подчинении. Рабы, не будучи членами рода, становились бесправными членами фамилии [76, с. 454, 458]. Уже вконце IV в. до н.э. в патрицианской среде к этому времени земли, принадлежавшие родовым общинам превратились в частную собственность глав фамилий.

В последней трети IV в. до н.э. в Римском государстве было уже столько рабов из числа иноплеменников, что кабальный труд значительно обесценился. Наконец, в 326 г. до н.э., по закону Петелия, должник отвечал перед кредитором только имуществом, закабалять было уже нельзя. Не всех пленных обращали в рабов: кого-то только наказывали, кого-то выкупали, но многочисленные войны поставляли тысячи рабов: и воинов, и часть мирного населения, включая женщин и детей.

Некоторые рабы становились государственными и помогали магистратам и жрецам. Владельцами рабов могли быть и патриции, и знатные дамы, и чиновники, и даже весталки. Некоторых рабов хозяева приближали к себе, даже воспитывали вместе с детьми. Одна из рабынь в 331 г. до н.э. донесла на матрон, отравивших ядами много людей, за что её освободили. Многие рабы выполняли роль прислуги, но крупные землевладельцы нередко использовали их труд в сельском хозяйстве. В IV в. до н.э. раб обычно ещё «сохранял черты человеческой личности. Рабы могли выступать в делах в качестве поручителей, нести жреческие функции при культе домашних Ларов, прибегать к убежищам и пользоваться защитой плебейских трибунов в случае особой жестокости к ним со стороны господ». «Работорговля производилась тогда преимущественно от имени государства, и вырученные деньги поступали в казну» [76, с. 369].

В конце республиканской эпохи отношения в римском обществе приобрели относительную стабильность. Крупный землевладелец-хозяин обычно посещал своё имение для инспекции и улучшений. В его отсутствии хозяйством управлял вилик (управляющий), обычно раб. Ему помогала вилика, часто его жена (хотя браки рабов не признавались), которая была ещё и ключницей. Кроме того в рабском хозяйстве использовались надсмотрщики и сторожи, среди которых могли служить и свободные. Рабыни ухаживали за домашними животными, работали в огородах. Другие рабыни трудились в домашнем хозяйстве, готовили еду, занимались домашними ремёслами: пряли, ткали. Рабы были также пастухами, отгонявшими стада на отдалённые пастбища. Во главе стоянки на пастбище был старший пастух, обычно раб. Он был обучен грамоте, чтобы мог составлять отчёты. На стоянках с пастухами жили женщины-рабыни, готовившие им обед. Часть рабов получала во владение «пекулий» (имущество), находящееся в собственности господина: участок земли, стоянку на пастбище, мастерскую, лавку. Раб мог даже совершать сделки по приказанию или с разрешения господина, «пользуясь правом господина». Рабу было выгоднее благодаря пекулию вести самостоятельное хозяйство, отдавая господину часть дохода, чем довольствоваться тем, что даёт хозяин. Раб мог иметь в своём пекулии других рабов — «викариев» (заместителей). Некоторые рабы-ремеслеииики работали за денежную плату. Пекулий позволял рабу копить деньги на выкуп, чтобы обрести свободу, и его работа становилась более производительной и выгодной и рабу, и хозяину. Отпуск раба на волю обычно был выгоден его господину. Отпущенник часто должен был господину отработать какую-то сумму, и, если выплатил долги, то становился клиентом своего бывшего хозяина-патрона. Хотя вольноотпущенник становился римским гражданином (правда с неполными правами), патрон мог использовать его в любом качестве: как владельца предприятия, управляющего, агента или просто работника. Патрону было выгодно также ссужать своего вольноотпущенного клиента деньгами, зная, что это надёжно и получая за это долю прибыли. Однако отпущенник был теперь юридически ответственным лицом, а его сын считался уже свободпорождённым и обладал всеми правами. В крупных мастерских обычно работал мастер (которым мог быть и свободный и раб), его помощники и разнорабочие. В некоторых мастерских, особенно выпускающих товары массового спроса, собиралось до сотни работников. Такие мастерские могли распасться на мелкие или быть сданы по частям в аренду. Чаще встречались мелкие мастерские, где работал мастер и несколько рабов. Нередко бывало, что свободный мастер сдавал рабу мастерскую или отделившуюся от неё часть и отпускал такого раба на волю, что случалось гораздо чаще, чем в сельском хозяйстве. Крупное основанное на рабском труде хозяйство: будь то большая вила или ремесленная мастерская становились низкорентабельными, потому что контролировать труд там было затруднительно, а незаинтересованность рабов в труде сопровождалась низкой производительностью. Кроме того, всегда существовало опасение, что большое хозяйство может оказаться нерентабельным, и обладать несколькими хозяйствами представлялось более надёжным [76, с. 455-460].

В первых веках до н.э. появляются книги с рекомендациями по сельскому хозяйству. Примером такого опуса может служить книга «Земледелие» Марка Порция Катона Старшего (II в. до н.э.), где предлагались бережливость и расчётливость. Советовалось использовать средние хозяйства. Предлагалась покупка нужного инвентаря и его продажа, когда в нём отпадала необходимость. То же отиостилось и к рабам, которых надо кормить так, чтобы они могли успешно работать, и продавать, если они постарели или заболели. Рекомендовалось возделывать лишь приносящие хороший доход культуры: оливки, виноград. Для продуктов рекомендовалось хранилище, чтобы можно было выждать наивыгоднейшего момента для наивысшего дохода от продажи. Поскольку земледелие для римлянина было связано с домоводством, постольку Катон предлагает тексты молитв о благополучии, рецепты блюд и т.п. Рекомендации по хозяйству содержатся, например, и в сочинении Варрона «Сельское хозяйство» (I в. до н.э.), где множество рекомендаций по отгонному скотоводству и животноводству, ориентированным на шерсть [76, с. 455-456].

Отношение к рабам как к имуществу, особенно свойственное крупным латифундистам подобным Катону, издевательства и наказания, даже постоянные чувства несвободы и бесправия вызывали стремление к освобождению, которое порой приводило к восстаниям. Нередко наряду с рабами восставало бесправное, неполноправное и обманутое население. Стремление рабов к свободе вылилось, например, в участие их в восстании воинов в Кампании в 342 г. до н.э. Во II в. до н.э. кризисные явления в Римской республике нарастали. В это время римский сенат принял ряд постановлений затруднявших латинам достижение римского гражданства. Недовольство подданных Римской республики, не имеющих гражданства, постоянно росло. Во II в. неоднократно восставали народы на территории Испании и Португалии. Со 154 по 139 гг. до н.э. продолжалось восстание под руководством Вириата. Затем центром восстания до 133 г. до н.э. был город Нуманция. В 137-132 гг. до н.э. на Сицилии происходило восстание рабов, собравшее до 200 тыс. инсургентов. В 104-101 гг. до н.э. произошло второе восстание сицилийских рабов. После того как сенат не пропустил закон, дающий римское гражданство италикам, в Италии вспыхнуло восстание, превратившееся в Союзническую войну (90-88 гг. до н.э.). В течение этой войны римляне приняли ряд законов, дающих право римского гражданства союзникам, оставшимся верными Риму, затем тем, кто в течение двух месяцев сложил оружие. В 88-82 гг. до н.э. в Римской республике произошла гражданская война. В 88 г. до н.э. консул Луций Корнелий Сулла с шестью легионами захватил Рим. В 73-71 гг. до н.э. разразилось восстание Спартака, который собрал армию в 70 тыс. После поражения восставших 6 тыс. пленных рабов было распято вдоль дороги от Рима до Капуи [76, с. 367-371, 452, 462-475].

Римляне выпасали скот на зимних равнинных и летних горных пастбищах, которые принадлежали к «общественному полю». Пастбища сдавались откупщикам, которые собирали с хозяев стад плату и вносили её большую часть в государственную казну. Овец и мулов пасли на летних и зимних пастбищах, коров и свиней — в лесах, коз в скалистых местах. В пригородах выращивали ранние овощи, дорогие фрукты, цветы, разводили птиц, среди которых славились редкие и дорогие, например,павлины, «африканские куры» [76, с. 456-457].

Сельское хозяйство было напрямую связано с городским ремеслом, от которого оно получало сельскохозяйственные орудия, телеги, прессы, бочки, чаны, корзины, вёдра, кувшины, посуду, утварь, одеяла, одежду, обувь. Некоторые вещи делались ремесленниками на заказ. Некоторые изделия, например, прессы, привозились, монтировались мастерами, которые приглашались и для отлаживания других сложных изделий. Ремесленников (как рабов, так и свободных) можно было подрядить или нанять. Развивались традиционные ремёсла: плотничье, гончарное, суконное, но наряду с ними возникали и новые, например, хлебное (Ранее хлеб выпекали в своих хозяйствах.), множились ремёсла, производящие различные предметы роскоши. Приток рабов, среди которых встречались высококвалифицированные ремесленники способствовал развитию и дифференциации ремёсел. Очень рано началось объединение ремесленников в коллегии по профессиям [76, с. 458-459].

Внешняя торговля была рискованным предприятием: штормы, нападения пиратов требовали крупномасштабной торговли, умения извлекать выгоду из колебаний цен, использовать выгодные ситуации. Обычно торговцы спекулировали заранее закупленными запасами товаров (например хлеба), продаваемых по завышенной цене, когда в них возникала нужда. Рабы широко использовались не только на торговом флоте в качестве гребцов и шкиперов, но бывали при торговых операциях счетоводами, казначеями, агентами, действовавшими, используя «право господина», в его интересах. Хозяева доверяли руководить их отдельными предприятиями отпущенникам, иногда делая их подставными лицами на случай обнаружения, что их операции нарушают закон [76, с. 460].

Вместе с торговлей процветало ростовщичество, которое у населения не вызывало симпатий. Тем не менее ростовщический капитал паразитировал и на нуждах отдельных граждан, и в торговле, и при организации сбора государственных доходов. Особой жадностью отличались «публиканы» — откупщики государственных доходов: налогов, пошлин, поступлений от эксплуатации рудников и т.п., — в провинциях. Их «товарищества» нередко оставались в Риме, а на места посылались управляющие с аппаратом помощников, главным образом из рабов. Занимаясь ростовщичеством, публиканы частенько вывозили своих должников в Рим в качестве рабов. Нередко между наместниками и публиканами устанавливалось полное согласие, и источники порой сообщают об «опустошённых» ими провинциях. Правители провинций, как правило, не стеснялись извлекать выгоду из своих должностей, используя все способы лихоимства. Наделённые военными полномочиями они с удовольствием подавляли восстания, собирая военную добычу. Более того, порой они сами провоцировали восстания и военные столкновения, чтобы иметь возможность для грабежа. Узаконенным ограблением местного населения провинций занимались и частные лица: ростовщики, богатые купцы, владельцы крупных земельных участков, стад скота, подрядчики разного рода, например, сдававшие своих рабов в наём для работы в рудниках. Среди этих предпринимателей были римские граждане из разных сословий и италики, которые часто даже не покидали родных мест, а отправляли вести дела рабов или отпущенников, которые, получив гражданство, но не имея корней в Италии, проявляли наибольшую мобильность. Римляне и италики, чтобы легче было захватить ключевые позиции в политической жизни и в экономике провинциальных городов, объединялись в «конвенты» (собрания, сообщества), поддерживавшие друг друга [76, с. 460-461].

Создание самой сильной среди окружающих стран державы, постоянно выходящей победительницей в борьбе с соседями, породило у римлян представление о великом предназначении Рима, пользующегося покровительством богов, и исключительности его судьбы, обеспечивающей ему власть над миром и величие, об истории как истории героев и героических подвигов. История идеализировалась, а воинская доблесть предков вызывала восхищение у римлян и стремление к подражанию, желание проявить свою воинскую доблесть, чтобы достичь общественного признания, почестей, заслуг и славы. Слава предков оберегалась родом и фамилией, которая становилась знатной, хранила изображения предков и обязывала потомков блюсти славу и стараться её превзойти. Соблюдение традиций стало важной составляющей римской культуры. Вместе с тем, римской культуре был свойствен и динамизм, связанный с раннеисторическими контактами с культурами других народов. Несомненно, что более высокая этрусская культура вызывала желание ассимилировать всё лучшее, чего не было в культуре латинов. Экспансия Ш-Н вв. до н.э. вывела римлян на контакты с более высокими культурами Греции, Передней Азии, Северной Африки, и римляне не только грабили эти страны, вывозя в Рим статуи богов, библиотеки, но и рабов-мастеров и рабов-учёных, у которых можно было многому научиться. Ассимиляция культурных достижений других народов — другая характерная черта римской культуры [76, с. 481-482].

Гордясь своим величием римляне полагали также, что социально- политическое устройство их государства является наилучшим и справедливым, и сложившиеся отношения стремились закрепить в законах. Римские правовые нормы должны были, прежде всего, утвердить право патера фамилии на принадлежащую ему собственность, в том числе и на рабов, отразить его интересы, обеспечить права, обрисовать его компетенцию, его обязанности и ответственность и, вместе с тем, удовлетворить интересы или хотя бы сохранить в состоянии относительного спокойствия всех полноправных, неполноправных и бесправных членов общества. Римляне рассматривали основой права Законы XII таблиц, содержащие общие нормы, по которым можно было регулировать типические отношения. В 304 г. до н.э. был опубликован судебный календарь и исковые формулы, но и этого было недостаточно на все случаи жизни. Необходимо было толковать обычное и писанное право и новые прецеденты, чем сначала и занимались верховные жрецы, несмотря на уже произошедшее разделение сакрального и гражданского права. Буквальное воспроизведение правовых норм требовалось во всяком разбирательстве, но надо было суметь каждый конкретный случай подвести под нормативную формулировку, чем стали заниматься юристы, перетолковывая нормы в чьих-то интересах. В начале II в. до н.э. юрист Секст Элий Пет Кат (бывший в 198 г. до н.э. консулом) опубликовал накопившиеся к этому времени законы, их толкования и формулы ведения судебных дел, но и эта публикация не позволяла обходиться без толкователей. Во второй половине II в. до н.э. начала складываться ещё другая система права, берущая начало от эдиктов, изданных магистратами, обладавшими судебной властью — преторское право, введённое в помощь гражданскому. Преторское право помогало приравнивать разбираемые ситуации к тем, которые соответствовали гражданскому праву. Теперь юристы получили возможность перетолковывать законы, исходя из смысла и цели, «по справедливости». Решения стали приниматься не только по букве закона, но и по аналогии. Всё это стало позволять судье или магистрату выбирать решение. Первый краткий комментарий к преторскому эдикту (предписанию претору, согласно которому, должен действовать претор) составил в начале I в. до н.э. Сервий Сульпиций Руф (124-88 гг. до н.э.) [76, с. 491-492].

По мере развития римского общества развивалась и его культура. Среди богов Юпитер становился всё более и более почитаемым. Например, в 439 г. до н.э. в храм Юпитера Ферретрийского были пожертвованы снятые с убитого царя Вей Ларта Тулумния пышные доспехи [230, с. 358]. В пантеон включается Меркурий, покровитель путешественников и торговцев, которому в 495 г. до н.э. у Колоссеума (Большого цирка) воздвигается храм. Вместе с тем, почитается и ряд абстрактных понятий: Сводода, Доблесть, Согласие, Здоровье. У подножия Капитолия Согласию даже воздвигается храм.

Определённым своеобразием отличался римский похоронный обряд. На Форум на колеснице везли тело выдающегося покойного. Его сопровождали «знаменитые предки» — люди по фигуре похожие на предков, надевшие раскрашенные маски, снятые с лиц покойных предков, и одетые в одежду, соответствующую должностям предков. Покойника ставили, чтобы он был всем виден. «Предков» по порядку рассаживали в кресла из слоновой кости. Сын или другой родственник произносил перед присутствующими на похоронах похвальную речь о деяниях умершего, чтобы скорбь родных вылилась в общенародную печаль. Затем ораторы, начиная со старшего предка, рассказывали о подвигах всех других предков. Таким образом увековечивалась память о заслугах выдающихся людей, а молодёжи оставались примеры для подражания. От этрусских погребальных обрядов с человеческими жертвоприношениями вели происхождение гладиаторские бои. Сначала они также сопровождали в Риме погребальный обряд, но с середины III в. до н.э. превратились в публичное зрелище, устраиваемое на Форуме. В 174 г. до н.э. Фламинин на похоронах отца устроил трёхдневные игры, в которых приняло участие 74 гладиатора, а в 160 г. до н.э. на погребальные игры в память Луция Эмилия Павла сбежались даже зрители с представления «Свекрови» Теренция. В конце II в. до н.э. гладиаторские игры стали давать магистраты, что объединяло толпу зрителей, вызвыая у неё психическое заражение единым чувством, и способствовало популярности устроителя, и этим могло помочь ему на выборах. Осознавая жестокость гладиаторских боёв, римляне полагали, что такое зрелище помогает воспитывать мужество, преодолевая страх боли и смерти. С начала II в. до н.э. в Большом цирке стали травить зверей. Сначала на них устраивали нечто похожее на охоту, потом стали стравливать между собой и наконец заставляли драться с вооружёнными людьми [76, с. 488-490].

С ростом экономической и политической жизни росла и культура. Появились знаменитые ораторы, стала усовершенствоваться письменность. Вместе с тем, продвинутые граждане (преимущественно из знати), видевшие высокий уровень соседней этрусской культуры стремились научиться этрусскому языку, особенно, чтобы знать этрусскую литературу и мантику, нашедшую множество приверженцев в Риме. Очевидно, в подражание этрускам в Риме распространились праздники Фесценнины по случаю урожая, триумфов, свадеб, во время которых люди шутили, вели остроумные диалоги, исполняли весёлые песни. Из Этрурии пришли и спектакли, когда по совету этрусков во время моровой язвы 364 г. в Рим были приглашены актёры, исполнявшие пантомиму и танцевавшие под флейту. Римляне добавили к этим номерам куплеты и диалоги. Актёрами, которых называли этрусским словом «гистрионы» стали либо люди низкого происхождения (потому что актёрская профессия считалась низкой), либо иностранцы. Одноактную комедию масок римляне позаимствовали из Кампани у осков. При строительстве римляне также пользовались опытом этрусков, создавая города и строя дома по плану. Шкатулки и шкафы также пришли из Этрурии. Подобно этрускам, римляне использовали ларарии для хранения масок умерших предков, откуда позднее появились реалистические скульптурные портреты. В начале IV в. до н.э. после пожара во время нашествия галлов вокруг Рима была построена мощная оборонительная стена. В конце IV — начале III вв. до н.э. по инициативе консула Аппия Клавдия Цека был возведён шестнадцатикилометровый акведук, способный снабжать Рим водой даже во время осады, и построена мощёная Аппиева дорога, соединившая Рим с Капуей, прошедшая через понтий- ские болота, через которые был прорыт канал. В IV в. до н.э. достроили общегородскую канализацию - Великую клоаку [76, с. 481-492].

По-видимому, первыми формами речевой культуры были надгробные надписи, заклинания, молитвы, гимны богам, формулы обычного, а позже юридического, права. С середины III в. до н.э. известны надгробные надписи в стихах. Первым римским поэтом стал грек-раб из Тарента Андроник Ливий (около 280-204 гг. до н.э.). Андроник учил детей сенатора из рода Ливия греческому, а также латинскому языку по своей впервые разработанной методике обучения. Основой обучения стали поэмы Гомера, для чего Андроник перевёл «Одиссею» на латинский язык сатурнинским стихом (стихом римской народной поэзии) и в результате перевода стал известен. Должностные лица стали заказывать ему трагедии и комедии для Римских игр. Андроник их переводил, переделывал и сочинял, исходя из греческих образцов и сам в них играл. В 207 г. до н.э. он получил заказ на молебиый гимн Юноне [76, с. 482-483].

Тит Лукреций Кар (между 99-95-55 гг. до н.э.) вошёл в историю как поэт и философ. В поэме «О природе вещей» он не только в стихах изложил атомистическую теорию, но впервые близко к действительности описал подлинный прогресс человеческого общества, отмечая между прочим, что вера в богов придумана людьми, и призвал к познанию мира. Гай Валерий Катулл (около 87 — около 54 гг. до н.э.) в своих стихотворениях уходил в мир друзей и любви. Для его стиля характерны то брань, то тонкая лирика, сочетающаяся порой с рассудочностью, а чаще с эмоциональной напряжённостью, иногда становящейся трагической [76, с. 488].

Религиозные празднества издревле сопровождались зрелищами. Почти каждый праздник устраивали конские бега в расположенном между холмами Авентином и Палатином Большом цирке, в которых охотно участвовали одни граждане, а другие отправляли коней с иа- ездниками-рабами. Хозяина победившей упряжки награждали венком, что считалось очень почётной наградой. Высшим признанием заслуг служил триумф — торжество по случаю победы, устраиваемое в честь победителя. Победивший полководец в запряжённой четвернёй колеснице, украшенный атрибутами Юпитера, в расшитой золотом одежде направлялся через весь город к храму Юпитера Капитолийского. Перед ним везли добычу, изображения и надписи названий покорённых городов, стран и народов. Далее вели захваченных в плен царей или полководцев, которых потом отправляли в тюрьму и затем часто убивали. Перед колесницей шли ликторы со знаками власти. За триумфатором шло с песнями войско. В завершение устраивался пир для народа [76, с. 488].

Сначала спектакли устраивались раз в год на Римских играх, но с рубежа Ш-Н вв. до н.э. сценические представления стали давать ежегодно ещё три раза. Вскоре представления начали устраивать по поводу триумфов, погребальных игр. Сначала спектакли разыгрывали на широкой, но невысокой сцене на деревянных подмостках. На заднике вешали рисованую декорацию, обычно изображавшую городскую площадь с домами с вырезанными дверями и окнами. Зрители стояли толпой, и лишь в 194 г. до н.э. отгородили места для сенаторов. Около 154 г. до н.э. сенаторы разрушили первый строившийся театр, признав его безнравственным. Лишь в 50 г. до н.э. было построено первое здание театра [76, с. 489-490]. О спектаклях, игравшихся в первой половине дня объявляли глашатаи. Эдил или претор отвечал за представление. Театральные труппы, как правило, возглавлял отпущенник. Труппу обычно составляли его рабы и другие отпущенники. Актёры играли без масок, но у каждого сценического типа был свой костюм, хотя один актёр мог появиться в двух-трёх ролях. Играя женскую роль, мужчина белил руки. Женщины стали играть только после возникновения мима в I в. до н.э. Музыкальные номера и пение были обычными для спектакля.

Вскоре переводы и переделки греческих комедий прижились и составили особый жанр — «паллиату» (комедию плаща, который носили её герои). Младший современник Андроника поэт Гней Невий обратился уже к римской истории, создавая, исходя из легенд и фактов, эпос и трагедии на римские сюжеты. Невий написал сатурнинским стихом поэму о I Пунической войне и ряд паллиат, в которых порой намекал на знатных современников. Крупнейшим римским поэтом стал уроженец города Рудий в Апулии, жители которого говорили по-оскски и по-гречески, Квинт Энний. В свои эпические произведения он ввел латинский стих в размере гекзаметра. Его эпическая поэма «Анналы» («Летопись») изложила мифическую и реальную историю римлян. Энний переводил также греческие трагедии Еврипида и других авторов и сам писал трагедии из римской истории, комедии и сатиры. Он также изложил в стихах учение греческого философа Евгемера, объяснявшего мифологию как обожествление живших в прошлом людей. Находясь под влиянием Евгемера, Энний утверждал, что боги не вмешиваются в жизнь людей, но жрецы — суеверны, а ворожеи — невежественны, хотя готовы предсказывать людям богатства, чтобы собрать с них деньги [76, с. 483-484].

Марк Порций Катон (234-148 гг. до н.э.), уроженец Тускула, живший в юности в Сабинской области, всю жизнь писал работу «Начала», рассматривая историю Римской республики как историю Италии. Хотя Катон исходил из великодержавной позиции, он сухо описывал события, излагая историю войн, а не полководцев, фамилии которых даже не называл. Сухим деловым языком написан и целиком дошедший до нас его трактат «О земледелии». Книга написана в форме рекомендаций для успешного ведения хозяйства. В трактате перечисляется необходимый сельскохозяйственный инвентарь, рекомендации мест выгодных покупок и продаж, рационы питания для работников, рецепты для домашнего лечения, тексты молитв и многие другие советы. В «Повести о нравах» экономный Катон выразил протест против привозимой в страну роскоши, которая ведёт к лености и развращает граждан. Сохранились также его «Наставления к сыну» и письма к нему [76, с. 484].

Тит Макций Плавт (250-184 гг. до н.э.) прославился как комедиограф. Написанные прекрасным литературным языком паллиаты Плавта включали отрывки из греческих пьес, из итальянских народных комедий, грубые шуточные народные песенки, объединённые яркой буффонадой. Во время представлений актёры часто обращались к публике, вовлекая её в игру. Действие пьес происходило в Греции, герои носили греческие имена, но поминались римские улицы, римские чиновничьи должности (например, сенаторов), римские законы, и зрители узнавали римскую жизнь с хитрыми рабами, рвущимися к управлению и на свободу, с молодёжью, обманывающей стариков и т.д. Вскоре Публий Теренций Афр (около 190-159 гг. до н.э.), по происхождению раб из Африки, стал писать паллиаты, сверяясь со стилем лучших греческих комедий. Для него характерна тщательная разработка сюжета, тонкая психология поступков героев, прекрасный язык, но без искромётного народного юмора и темпераментного действия [76, с. 484-485].

В рассматриваемый период эпическая героика сменилась скороспелыми поэмами по случаю побед полководцев, покровительствующих авторам. Широкое распространение получили сатиры, отражающие отношение автора к происходящему вокруг. Основоположником сатир можно считать Гайя Луцилия, который отказался от политической деятельности ради критики общественных нравов и традиционной державной морали. Сатиры Луцилия в поэтической форме хронологически последовательно описывали наблюдаемые автором события и, невзирая на лица, обличали нравы известных политиков [76, с. 485].

Паллиаты вскоре сменили «тогаты», написанные уже на римские темы, где психологизм сочетался с народным юмором, нередко обращённым к женским характерам. На рубеже II-I вв. до н.э. комедии несмотря на поэтические тексты превратились в фарсы с грубоватыми сюжетами и грубым юмором. К середине I в. до н.э. утвердился мим, восходящий к фольклорному фарсу. Сюжеты мима как правило — анекдотические, часто сопровождаемые непристойностями. Нередко в миме обыгрывались человеческие уродства, недостатки, применялось передразнивание дефектов речи, интонаций, жестов, но использовалась импровизация [76, с. 485-486].

Великодержавный подход к истории Рима требовал, чтобы историю писали почтенные магистраты. Такого рода историком стал сенатор Фабий Пиктор, писавший в период II Пунической войны. Его сочинение носило пропагандистский характер, для чего было написано на греческом языке. Обычно же писали на латыни. Традиционно исторические сочинения начинались от основания Рима, но описывались и события близкие к современности. Традиционному подходу была чужда история других стран, которой обычно не касались, полагая, что главное — величие Рима. Стремление привести язык в соответствие с принципами риторики часто вело к высокопарности, приукрашиванию и искажению событий. Вольтацилий Пилут, бывший раб-привратник у Гнея Помпея Страбона, потом был отпущен и воспитывал его сына, Гнея Помпея Великого. В I в. до н.э. он взялся писать историческое сочинение, изложив историю отца и сына Помпеев. В середине I в. до н.э. Гай Саллюстий Крисп писал исторические сочинения сжатым стилем в традиционном духе возвеличения Рима с психологическим подходом в драматических тонах, противопоставляя героические традиции критикуемой им за безнравственность современной ему знати [76, с. 486]. Немного в стороне от исторической традиции стоят «Записки» Гая Юлия Цезаря, в сухой форме рассказывающие о его деятельности, одновременно обосновывающие её и прославляющие его как выдающегося политика и полководца.

Марк Туллий Цицерон (106-43 гг. до н.э.) считается лучшим римским оратором. Ему прнадлежит несколько трактатов, в которых не только изложена история римского ораторского искусства, но и методика красноречия, где Цицерон давал советы как убеждать точными доводами и специальными ораторскими приёмами, психологически воздействуя на слушателей, применяясь к обстановке. Цицерону принадлежит и ряд философских трудов, в которых он изложил преимущественно греческие философские учения для ознакомления римлян и применения их на практике, не становясь ни на чью точку зрения. Значительное число писем, относящихся к 63-43 гг. до н.э. даёт представление о Цицероне как человеке и политическом деятеле, а также о политиках той эпохи [76, с. 487].

От масок покойников ведёт происхождение реалистический скульптурный портрет [76, с. 489].

Гордые героикой и славой римляне стремились, чтобы и город получил славный облик. Строились храмы, посвящённые победам, воздвигались колонны в честь полководцев, ставились статуи знаменитых римлян. Во II в. до н.э. появились специфически римские торжественно-памятные сооружения — триумфальные арки. К этому времени римские строители научились использовать бетон, что позволило создавать своды и арки. Аркады стали главным несущим элементом акведука (надземного водопровода). Первым стал Марциев акведук 40-х гг. II в. до н.э. Колонны также использовались при строительстве, например, закрытого театра Помпея на 1700 мест (50-е гг. до н.э.). До нашего времени сохранились храм Фортуны (I в. до н.э.) с ионическими колоннами и полуколоннами на Бычьем рынке и неподалёку небольшой круглый храм Геркулеса (тоже I в. до н.э.) с коринфскими колоннами [76, с. 489].

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>