Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Постмодернистские методологии осмысления и постижения культуры

Творческая деятельность, отличающая «человека интеллекта» от человека массы, направлена на созидание новых продуктов

Там же. С. 8.

культуры. Многие постмодернисты связывали се с деятельностью художника и ученого. Для Р. Барта, посвятившего этому вопросу специальное сочинение «Структурализм как деятельность»[1], творчество художника становится идеальной моделью, собирающей в себе основные черты продуктивного мышления.

Выявление структур объекта или процесса демонстрирует метод творческого мышления. Однако Р. Барт совершенно нс затрагивает нравственный аспект творчества. Вопросы этики, как правило, остаются за скобками постмодернистского дискурса. Следуя логике его рассуждений, можно заключить, что модусом элитарного сознания выступает исключительно созидание нового, безотносительно к целям и задачам этого созидания. Творческий процесс сопрягается с чистой игрой интеллектуальными конструкциями.

Подобный метод напоминает один из способов даосской медитации, в результате которого адепту следует оказаться мысленно в «содвижении объекта размышления», тем самым ставится задача разрушения границы между субъектом и объектом. В результате данного процесса содержание понятия объекта и логика его движения становятся полностью доступными субъекту, поскольку сознание субъекта движется по данной логике. Творчество и постижение истины осуществляются с помощью «уподобления», переноса свойств «означаемого» на природу «означающего». В путевых заметках Барт формулирует свое «интеллектуальное ликование», порожденное распознаванием новых «семантических групп» и культурных кодов, когда открываются новые семантические комбинации (вдруг совпадают дикое и женское, гладкое и взъерошенное, денди и студент), порождающие новые смысловые и знаковые серии, отсылки и ответвления значений. Пульсация значений становится эвристически значимой, перекрестным обогащением смыслов, приводящих к творчески важным выводам. Естественно, что свободный перебор значений не всегда является эвристически ценным, но данный метод создает продуктивную установку в мышлении на выявление неизвестных и оригинальных структур.

«Структуральный человек», по мнению Р. Барта, для достижения интеллектуальных целей использует две специфические операции — «членение» и «монтаж». Первая выполняет задачу обнаружения в объекте «подвижных фрагментов, взаимное расположение которых порождает некоторый смысл»1 и влияет на значение целого. Эти фрагменты образуют некое множество, называемое парадигмой, и составляют черту «структуралистского видения». Парадигматический объект связан с другими объектами своего класса качеством сходства или несходства. Таким образом, парадигма образуется благодаря множественному рассмотрению объекта исследования, подчиненному полимодальной логике развития самого объекта.

«Операция членения, — продолжает Р. Барг, — приводит к первичному, как бы раздробленному состоянию модели», при котором фрагменты подчинены «принципу наименьшего различия»2.

Членение объекта на составляющие, простейшие элементы - обычная интеллектуальная операция человека разумного. Данная операция, взятая как особый метод, предполагает определенную умственную культуру, рассмотрение процесса мышления и творчества как упорядоченных и структурированных.

Операция монтажа заключается в выявлении близких по смыслу парадигматических фрагментов и закреплении их по «правилу взаимного соединения». Деятельность «структурального человека» в процессе монтажа пронизана «борьбой против случайности». Для этого он может использовать, например, прием «регулярной повторяемости», создающий необходимый ритм и приводящий к гармонии целого.

Мыслительные операции членения и монтажа, взятые Р. Бартом из лингвистического анализа, не могут сводиться к диалектическому единству методов анализа и синтеза. Постмодернизм требует обновления категорий и связанных с ними понятий и методов. Груз прежней философской аналитической схоластики оказывает смысловое давление на новый философский дискурс и потому заменяется более точными и близкими по смыслу структуралистскими и постмодернистскими терминами. Обновление категориального поля естественно сопровождает процесс выявления новых сторон реальности, с которыми сталкивается современная культура. Так, интеллектуальная мысль, формулируя проблему в более адекватных понятиях, уже намечает возможные пути ее объяснения. Образная мозаичность, свойственная современной культуре, подвергается именно членению и монтажу в творческих манипуляциях художников.

  • 1 Там же. С. 257.
  • 2 Там же. С. 257-258.

Близкими по смыслу являются понятия и приемы «деконструкции-реконструкции», предложенные Ж. Дерридой. По его мнению, всякое научное исследование или процесс художественного творчества осуществляется в диалоге с текстом. Происходит «фундаментальная разборка» текста на элементарные формы. Для Ж. Дерриды в этом процессе наиболее важным является не рассмотрение каждого элемента отдельно, а выявление уникального, несистемного, маргинального, несводимого к известному, что реализуется автором в тексте неосознанно и понимается интуитивно или разъясняется в ссылках, сносках и комментариях. В процессе «деконструкции-реконструкции» Ж. Дерриды, так же как в методе членения и монтажа Р. Барта, осуществляется самое главное в творчестве — производство новых смыслов. Отличие новых постмодернистских смысловых структур от традиционных заключается в преодолении прежнего классического «подытоживания», лаконичного вывода и заключения. Новые приемы дискурса предполагают смысловую прозрачность и многозначность толкования, оставление интеллектуальных «лазеек» и рытье «подземных ходов», рассчитанных на возможности плюрализма понимания и переоценки ценностей. Это означает не анархию смыслов и обесценивание ценностей, но переход на новый уровень интерпретации и понимания элементов и поля художественной культуры.

Постмодернизм разрешает и загадку полифункционального существования произведения искусства в художественной культуре. Действительно, существование художественных произведений в историко-культурном пространстве и времени объяснялось их интерсубъективной природой, способностью существовать как «квази-субъект». Художественный образ становился культурным героем с оригинальной судьбой и биографией, ему ставились памятники и писались его портреты. Р. Барт акцентирует виртуальное существование произведений искусства в процессах их текстового развоплощения. Разграничивая произведение и «текст», Р. Барт полагает, что если произведение выступает как вещественный фрагмент, занимающий определенное пространство, то «текст — поле методологических операций», воображаемое, которое проявляется только в процессе изучения произведения.

При любой методологической направленности, изучение культуры прежде всего основывается на каком-то ее понимании, понимании ее сущности, специфики, ценностей, возможностей ее структурирования, проблем функционирования. Тем более что понимание всего этого в современной культурологии далеко не однозначно.

  • [1] См.: Барт Р. Структурализм как деятельность // Брат Р. Избранные работы.М.: Прогресс. 1989. С. 253-262.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>