Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow БИОМЕДИЦИНСКАЯ ЭТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Этические проблемы коммерциализации в трансплантации

В 1991 г. ВОЗ выпустила «Руководящие принципы по трансплантации человеческих органов», в которых указано, что «тело человека и его части не должны быть предметом коммерческих сделок». Тем не менее есть государства, которые игнорируют данные рекомендации. Так, например, в Китае стоимость пересадки печени в апреле 2012 г. составляла 63 000 долл. США, стоимость одной почки — 15 800, а общая цена операции и лекарств — 31 500 и т.д. и т.п. Некоторые китайские военные госпитали периодические публикуют на своих сайтах прайс-листы для пациентов из Китая и иностранцев с расценками на органы, включая печень и почки, практически без ограничений. Такие предложения пользуются спросом, ведь, как говорилось выше, в современном обществе дефицит донорских органов. Этические принципы, ограничивающие коммерциализацию трансплантации, представляют собой своеобразные барьеры на пути возможных опасностей. Купля-продажа донорских органов запрещена и международным врачебным сообществом. Так, в Декларации ВМА о трансплантации человеческих органов (1987 г.) провозглашается: «Купля-продажа человеческих органов строго осуждается».

Состояние «дефицита донорских органов» — это хроническое несоответствие между спросом на них и предложением. Данная ситуация связана с возможностью формирования устойчивой тенденции потребительского отношения к человеку, тело или части тела которого становятся объектом коммерческих сделок. Именно с этими тенденциями коммерциализации трансплантации связан запрет на куплю-продажу органов и (или) тканей человека, зафиксированный в ст. 1 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», что лишь свидетельствует о реальности этих процессов. Купля-продажа органов и (или) тканей человека влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Формой противостояния коммерциализации трансплантации является и запрет в этом законе на трансплантацию донорских органов от живых неродственных индивидуумов. Характерно, что сами трансплантологи приходят к выводу: «Приобретение и использование живых почек и роговиц оказывается значительно доходнее, чем промышленное предпринимательство»[1].

В Законе РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» в ст. 15 также утверждается: «Учреждению здравоохранения, которому разрешено проводить операции по забору и заготовке органов и (или) тканей у трупа, запрещается осуществлять их продажу».

Данный запретительный принцип находится в согласии с основным законом нравственных взаимоотношений между людьми: человек не может рассматриваться как средство для достижения цели другого человека. Принципиально при этом и этическое понимание человека не как вещи, а как личности, обладающей достоинством, волей и свободой.

С данными этическими положениями тесно связан вопрос о правовом статусе трансплантатов. Запрет на куплю-продажу человека распространяется и на его органы и ткани. Превращаясь в биологические материалы и представляя собой средство трансплантации, они не должны становиться средством коммерциализации, по причине их принадлежности к человеческому организму. Поскольку органы и ткани человека — часть его организма, они не соответствуют понятию вещи, а следовательно, не должны иметь рыночного эквивалента и становиться предметом сделки купли- продажи. Представляет интерес и позиция Русской Православной Церкви по этому вопросу, четко выраженная в «Основах социальной концепции РПЦ», где говорится: «Церковь считает, что органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи»[2].

Тем не менее подобные сделки и отношения существуют. Это объясняется тем, что медицинское учреждение, ответственное и осуществляющее изъятие, превращается как бы в собственника трупного трансплантационного материала. Оно становится субъектом действий всего комплекса отношений, возникающих при обращении с донорскими органами и тканями. В условиях рыночных отношений учреждение-собственник оперирует органами и тканями, отделенными и отчужденными от человека, как предметами, объектами, вещами. За приданием отделенным от организма органам и тканям человека статуса вещей логически следует признание возможности их купли-продажи, при этом стирается различие между вещью и личным статусом человека. Нетрудно определить степень общественной опасности в случае игнорирования ценности человеческого достоинства как фундаментального основания социальной жизни[3].

Признаком развитого общества служит нравственная неспособность нарушить право человека на достоинство, допустить в качестве руководящей и все оправдывающей идеи сомнительное в нравственном отношении суждение: «смерть служит продолжению жизни». Продлению жизни человека служит осознанная, а не предполагаемая воля другого человека спасти человеческую жизнь. Именно такая нравственная воля, отражаясь в гражданском законодательстве, может стать преградой на пути не только к предполагаемым, но и к реальным нравственным и юридическим преступлениям.

  • [1] Трансплантология : руководство / под ред. В. И. Шумакова. М., 1995. С. 12.
  • [2] Семинарские занятия по курс)' «Биомедицинская этика» : учебно-метод. пособие /И. В. Силуянова [и др.]. М.: ГОУ ВПО РГМУ Росздрава, 2007. С. 110.
  • [3] Силуянова И. В. Антропология болезни. М., 2007. С. 85—86.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>