Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow БИОМЕДИЦИНСКАЯ ЭТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Либеральный подход к проблеме аборта

Если законодательства государств Европы и Америки, запрещавшие медицинскую практику абортов вплоть до первой половины XX в., были сформированы под влиянием морально-религиозных установлений, то в основе современных законодательств, легализирующих аборты, лежит либеральная идеология.

Либеральное оправдание аборта базируется на двух принципах. Первый, что у женщины есть право распоряжаться своим телом. Второй — отрицание личностного статуса плода.

Идея о праве женщины распоряжаться своим телом является исходной в аргументации права женщины на аборт.

Необходимо отметить, что ни один из документов международного права, который непосредственно касается проблемы прав человека — ни «Декларация прав человека и гражданина» 1789 г., ни «Всеобщая декларация прав человека» 1948 г., ни «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» 1966 г., ни «Международный пакт о гражданских и политических правах» 1966 г., ни «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» Совета Европы 1950 г., — не содержит и не упоминает даже близкого к данному праву положения.

Признание права женщины распоряжаться своим телом проблематично не только по юридическим, но и по медицинским критериям. Искусственное прерывание беременности — это не терапевтическая, т.е. целебная, излечивающая от болезни процедура, а «распоряжение своим телом», которое весьма трудно отличить от членовредительства. В психиатрии известно, что стремление пациента распоряжаться своим телом, вплоть до нанесения себе повреждений, увечий, проведение над собой калечащих и болезненных процедур, может рассматриваться как разновидность расстройства личности, как синдром психопатоподобной шизофрении. Перечень же медицинских осложнений, следующих после подобного распоряжения, значителен, вплоть до смертельных исходов.

Несостоятельность лозунга о нраве женщины распоряжаться своим телом имеет научные биомедицинские, медико-генетические основания. Новое человеческое существо, развивающееся в теле женщины, не является частью ее тела. Этот организм отличается по широкому спектру биохимических, биофизиологических параметров. Во-первых, он в половине случаев беременностей является существом другого — мужского — пола. Во-вторых, организмы матери и ребенка могут иметь разные биохимические показатели крови. В-третьих, геном зачатого существа всегда уникален и отличен от генома женщины. В-четвертых, плод может существенно обременять женщину, вплоть до явных ощущений принципиальных изменений своего физического состояния в широком диапазоне проявлений этого изменения: от прекращения менструального цикла до различных форм токсикоза.

В свете сказанного очевидна некорректность принципа «женщина имеет право распоряжаться функцией своего тела», особенно в роли нормы, регулирующей поведение человека.

Второй принцип защитников абортов: отрицание личностного статуса плода. Действительно, если исходить из понимания морали как системы идей, регулирующей отношения между людьми, то необходимо, по крайней мере, формально, наличие двух субъектов отношения «человек — человек». Если при этом допустить, что плод — не человек, то в силу отсутствия второго субъекта, аборт — не моральная проблема. В таком случае решение об аборте принимается, учитывая те или иные интересы, баланс жизненных обстоятельств, но ни в коем случае не моральность поступка. Такова логика сторонников права женщины на аборт.

Но что же представляет собой эмбрион и плод беременной женщины: только «сгусток тканей» или все же человека?

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>