Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow БИОМЕДИЦИНСКАЯ ЭТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Консервативный подход к проблеме аборта

В России сосуществуют различные ценностно-мировоззренческие ориентации, среди них выделяются либеральная и консервативная. Каждая из них имеет свои основания, свою традицию. Консервативная основывается на моральных ценностях религиозной культуры. Рассмотрим особенности консервативного подхода к проблеме аборта на примере христианского вероучения.

Как известно, в Библии не так уж много мест, прямо касающихся обсуждаемой проблемы (например слова праведного Иова, который, говоря о своей жизни, начинает с «ночи, в которую сказано: “зачался человек!”» (Иов. 3:3). К ним причисляют установление, согласно которому человек, ударивший беременную женщину (если это стало причиной выкидыша), обязан заплатить штраф (см. Исх. 21, 22). Христианское «нет» абортам однозначно. Православное богословие полагает, что при решении сложных нравственных вопросов «на первое место чаще всего выдвигается самая жизнь основателя христианства, как воплотившая в себе идеал совершеннейшего пути ко спасению»[1]. В этом смысле Благовещение Архангела Гавриила Марии: «Радуйся, Благодатная! Господь с тобою; благословенна ты между женами» (Лк. 1:28) представляет собой символическую форму христианского понимания начала человеческой жизни.

Такой принцип ставит под сомнение право женщины на собственное тело, право, допускающее, что плод есть лишь часть материнской ткани. «Это нс ее тело; это тело и жизнь другого человеческого существа, вверенного ей материнским заботам для кормления»[2].

К каноническим относится уже приводившееся выше суждение Василия Великого (IV—V вв. н.э.): «Умышленно погубившая зачатый в утробе плод подлежит осуждению, как за убийство». Однако оценка аборта как нарушения ветхозаветной заповеди «не убий» — всего лишь одно из оснований христианского осуждения плодоизгнания (рис. 5.1). К мысли о еще одном основании подводит нас Св. Иоанн Златоуст. Он пишет, что плодоизгнание — «“нечто хуже убийства”, так как здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие»[3].

Плодоизгнание есть «нечто хуже убийства — это нарушение заповеди любви»

Рис. 5.1. Плодоизгнание есть «нечто хуже убийства — это нарушение заповеди любви»:

слева — Корсунская икона Богородицы, была писана по преданию св. апостолом Лукой; справа — Греческая икона «Спаситель над убитыми нерожденными младенцами». XX в.

Что может быть «хуже убийства»? Очевидно то, что приводит к убийству, что лежит в его основе. Это нарушение «первой и наибольшей заповеди» (Мф. 22:38) — заповеди любви. Максим Исповедник различает пять видов любви: любовь «ради Бога», любовь «по причине естества, как родители любят чад», любовь «ради тщеславия», любовь «из-за сребролюбия», любовь «вследствие сластолюбия». Из этих видов любви на второе место Максим Исповедник помещает любовь «по причине естества»[4]. Аборт — это нарушение заповеди любви, причем в самой ее человечески глубинной сути: через убийство матерью своего дитя. Даже животный мир, к сравнению с которым так часто прибегает натурализм, не знает аналогов подобного действа, что свидетельствует о его совершенной противоестественности.

В морально-этическом плане отношение к эмбриону — своего рода индикатор, который отражает состояние духовно-нравственного состояния общества. Инвалиды, больные могут, хотя бы в небольшой мере, но проявлять свои права на жизнь, отстаивать свою волю к благополучию; даже животные способны к сопротивлению. Эмбрион же — это форма высокоразвитого, сложноорганизованного бытия, олицетворяющая собой беспомощность и незащищенность жизни. Эта форма личностного существования ярче всего выражает значение человеческого соучастия, взаимодействия и взаимопомощи.

  • [1] Пономарев П. Догматические основы христианского аскетизма по творениям восточных писателей-аскетов IV века. Казань, 1899. С. 114.
  • [2] Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. 1994. № 2. С. 93.
  • [3] Св. Иоанн Златоуст. Избранные творения. М.: Издат. отдел Московской Патриархии,1994. С. 790.
  • [4] Творения преподобного Максима Исповедника. Книга 1. Богословские и аскетическиетрактаты. Главы о любви. М.: Мартис, 1993. С. 108.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>