Полная версия

Главная arrow Психология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ КОНФЛИКТОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Льюис Альфред Козер

Льюис Альфред Козер (1913—2003), развивая идеи Зиммеля, попытался доказать возможность структурно-функционального объяснения конфликта. Его наиболее известная интерпретация зиммелевской теории конфликта зафиксирована в работе «Функции социального конфликта» (1956)[1], положившей начало разработкам конфликтной теории, как это ни парадоксально, была направлена на то, чтобы продемонстрировать, что структурный функционализм пригоден для описания конфликта и социальных изменений.

Книга «Социальные функции конфликта», ставшая бестселлером в ряду социологической литературы, расценивается как одна из первых серьезных попыток концептуализации феномена конфликта с акцентом на изучении его позитивных функций.

Вслед за Зиммелем Козер пришел к выводу, что конфликт выполняет позитивную функцию и служит укреплению границ и предотвращению распада групп. Концентрация на функциональных аспектах конфликта не исключает утверждения, что определенные формы конфликтов ведут к дезинтеграции. Козер различал в анализе Зиммеля социологическую и психологическую составляющие, считая главным предметом своего изучения конфликты в группах, а не особенности индивидуального поведения.

Он рассматривает порядок и конфликт как два равнозначных социальных процесса и подчеркивает, что, как и все социальные явления, конфликт не может иметь односторонних последствий: только позитивных или только негативных. Конфликт одновременно продуцирует и те, и другие. Предшествующие социологи слишком часто подчеркивали негативные стороны конфликта и забывали о позитивных.

Л. Козер ставит своей задачей установление условий, при которых конфликт позитивен или негативен. Он не стремится к созданию всеобъемлющей концепции общества и личности. Его цель — продемонстрировать, что конфликт как социальный процесс (одна из форм социального взаимодействия) может быть инструментом формирования, стандартизирования и поддержания социальной структуры; он способствует установлению и сохранению границ между группами; межгрупповой конфликт способен реанимировать групповую идентичность, предохраняя группу от ассимиляции.

Вслед за Г. Зиммелем Козер рассматривает конфликт как одну из форм социального взаимодействия, как процесс, который при определенных условиях может иметь для «социального организма» не только деструктивные, но и конструктивные (интегративные) последствия. Основное его внимание направлено на выявление причин, при которых конфликт сохраняет или восстанавливает интеграцию системы и ее приспособляемость к изменяющимся условиям.

В работах Зиммеля и Козера можно обнаружить ряд обозначенных ими функций социального конфликта:

  • — установление единства и сплоченности;
  • — производство стабилизирующих и интегративных элементов;
  • — выявление относительной силы антагонистических интересов в структуре;
  • — создание механизма поддержки и/или справедливости баланса сил;
  • — создание ассоциаций и коалиций;
  • — помощь в уменьшении социальной изоляции и объединении индивидов;
  • — поддержка границ между новыми ассоциациями и коалициями;
  • — выполнение функции спускового клапана для уменьшения фрустрации и агрессии;
  • — создание почвы для консенсуса;
  • — формирование более четких централизованных структур, ответственных за принятие решений;
  • — укрепление внутреннего единства;
  • — усиление нормативности поведения и стимулирование выработки новых правил и норм;
  • — способность сдерживать конфликт за счет выявления сил в конфликте (так называемый «зиммелевский парадокс», который звучит следующим образом: «Наиболее эффективная предпосылка предотвращения конфликта — точное знание сравнительной силы обеих сторон — зачастую достижима только в ходе реального конфликта»[2]).

В условиях первичной группы полнота личной вовлеченности в условиях подавления конфликтной ситуации угрожает, в случае возникновения конфликта, самим истокам внутригрупповых отношений. Во вторичных же группах частичное участие в массе неаккумулированных конфликтов выступает в роли механизма, поддерживающего равновесие внутригрупповой структуры, предотвращая тем самым ее раскол по одной линии. Поэтому не только интенсивность конфликта влияет на структуру группы, но и природа групповой организации может влиять на интенсивность конфликтного процесса.

Взаимозависимость групп до некоторой степени сдерживает тенденцию принципиального раскола социальной системы, хотя и не исключает наличия противоположных интересов. Гибкость же социальной системы, благодаря толерантному отношению к конфликтам, дает возможность прямого выражения противоречивых требований и тем самым элиминирует источник недовольства. Свойственный такой системе плюрализм конфликтных ситуаций позволяет искоренить причины внутреннего разобщения и восстановить социальное единство. В отличие от этого, чем более жесткой является социальная система, тем меньше в ней институциональных средств, позволяющих урегулировать возникшие социальные конфликты.

Не конфликт как таковой угрожает равновесию системы, а ее жесткость, подавляющая различного рода напряженности, которые, аккумулируясь, могут привести к острому конфликту по базовым ценностям, затрагивающим основы общественного согласия.

Социальный конфликт представляет собой способ адекватного приспособления норм к изменяющимся условиям. Социальная структура, в которой есть место для конфликта, может избежать состояний внутренней неустойчивости или модифицировать эти состояния, изменив существующее соотношение властных позиций.

Обе стороны, стремящиеся к достижению одной и той же цели, вынуждены ограничивать себя в конфликте, стремясь не довести ситуацию до такого состояния, когда будет уничтожен или выведен из строя сам объект притязаний.

Зиммель в этой связи обращал внимание на то, что конфликтующая сторона заинтересована в сохранении единства своего врага, ибо в противном случае будет весьма трудно одержать решительную победу. Например, захватившей вражескую столицу армии может потребоваться гораздо больше времени для подавления сопротивления разрозненных отрядов по всей территории страны. По этой же причине бизнес-сообществу выгоднее и эффективнее вести переговоры с каким-то одним профсоюзным объединением, нежели с массой неподатливых локальных союзов.

Другая часть правды, по замечанию того же Зиммеля, состоит в том, что принцип «разделяй и властвуй» остается главным в достижении победы. Точно так же можно привести немало примеров, когда конфликт начинает выходить из-под контроля и армии вынуждены прекратить свои действия. Полномасштабная ядерная война является примером такого рода случая.

Концепция Зиммеля — Козера в данном случае не содержит полноценных теоретических описаний условий, при которых нужно ожидать того или иного результата. С точки зрения социологической теории Козер не вносит в структурный функционализм ничего принципиально нового, кроме представлений о способности структур быть результатом социального конфликта и возможности их поддержания и утверждения путем конфликта внутри и между группами.

Причины конфликта коренятся в таких условиях, когда существующей системе распределения дефицитных ресурсов начинают отказывать в законности. Это проявляется через снижение возможности открыто выражать недовольство, уровня минимальной взаимной лояльности, необходимой для сохранения целостности системы, уровня допускаемой в системе мобильности, а также через увеличение обнищания и ограничений неимущих и слабоимущих слоев.

  • [1] Coser L. Functions of Social Conflict. N. Y.: Free Press, 1956.
  • [2] Козер Л. Функции социального конфликта. М., 2000. С. 162.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>