Полная версия

Главная arrow Психология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ КОНФЛИКТОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ДЖОН РЕКС О «КЛЮЧЕВЫХ ПРОБЛЕМАХ» ТЕОРИИ КОНФЛИКТА

Термин «теория конфликта» как систематическая альтернатива «теории порядка» Т. Парсонса появился впервые в 1956 г. в работе Льюиса Козера «Функции социального конфликта». Чуть позже этот термин был использован Ральфом Дарендорфом в его работе «Классы и классовый конфликт в индустриальном обществе». Однако подлинное рождение теории конфликта как концептуально независимой социологической модели состоялось в 1961 г., когда в Лондоне вышла книга Джона Рекса «Ключевые проблемы в социологической теории»[1].

Джон Рекс

Джон Рекс (1925—2011) — социальный теоретик и социальный исследователь из Южной Африки. Он родился в Порт Элизабет и служил в королевских ВМС во время Второй мировой войны. Получив ученую степень в области социологии и философии, начал преподавать в миссионерской школе в Родезии (ныне Зимбабве), а затем переехал в Великобританию. Значительную часть своей карьеры являлся директором Социального совета по научным исследованиям (позже СЭСИ) — исследовательской организации по этническим отношениям, основанной сначала при Астонском университете, а много позже — при Университете Уорвика. Его вклад в британскую социологию весьма многогранен. Ему принадлежит попытка создания «чистой» теоретической модели теории конфликта.

Стремясь четче противопоставить свои суждения Т. Парсонсу, и для более успешного построения «чистой» теории конфликта, Рекс создает абстрактную оппозицию, названную им «теорией порядка», в рамках которой поднимает значительные теоретические проблемы, обойденные или не привлеченные создателем «волюнтаристической теории действия».

Он утверждает, что Т. Парсонс часто понимает под системой просто институционализированные ценностные образцы, нормативные аспекты интеграции, уделяя мало внимания обсуждению вопросов власти и неинтегративных аспектов распределения ресурсов. По Т. Парсонсу, считает Дж. Рекс, индивиды могут достигать общественных «культурных образцов», производить «общественные идеи» даже тогда, когда их действия не взаимосвязаны. Отделяя культуру от норм и ролевых отношений и рассматривая последние лишь в качестве основы согласованной деятельности индивидов, Т. Парсонс выделяет три аспекта культурной жизни — когнитивный, экспрессивный и моральный, реально предпочитая обсуждать только третий. Дж. Рекс утверждает, что все это приводит к тому, что социальная система оказывается у Т. Парсонса самоценной и самодовлеющей. По мнению Рекса, это проявляется во введении понятия «функционально необходимые условия», т.е. условия, направленные на достижение динамического равновесия «система — среда».

Дж. Рекс стремится доказать односторонность теории Т. Парсонса и построить собственную модель, концептуализирующую иную, противоположную сторону общественной жизни, в которой действие — инструментально, порядок — насильственен, взаимоотношения — конфликтны. Для Дж. Рекса отсутствие полной интеграции — это не «беспорядок», а отражение того, что общество разделено на две или более группы с конфликтными стремлениями. Всякая социальная система сталкивается, по Рексу, с фактом ограниченности ресурсов и, стало быть, должна иметь механизмы их распределения: экономическое распределение, определяющее соответствующие возможности различных частей социальной системы; властные отношения, распределяющие влияние таким образом, чтобы предупредить любое нарушение системы экономического распределения; ценности, защищающие легитимность распределения власти; и, наконец, религиозные верования и ритуалы, выступающие продуктом строгого соблюдения ценностных предписаний. Интеграция, таким образом, становится результатом распределительных процессов. Ценностное единство перестает быть достаточным для предотвращения конфликта между личностями. Появляется необходимость в согласовании и других ролевых экспектаций. Но даже в этом случае возможность конфликта сохраняется, — например, из-за неравенства средств и поощрений, предлагаемых данным обществом.

Подобная точка зрения совершенно естественно приводит Дж. Рекса к выводу о том, что социальный порядок есть сознательный результат защиты собственной власти отдельной группой, устанавливающей контроль над распределением. А поскольку интеграция — не более чем побочный продукт ценностно-нормативной сферы, то нормы необходимы лишь для поддержания внутренней интеграции групп, борющихся за контроль над распределением. В этом случае любое изменение детерминировано положением различных групп относительно власти.

Анализ социальных изменений Рекс начинает с описания «ситуации правящего класса» — такого состояния социальной системы, при котором доминирующая группа распространяет всеобщий контроль над основными общественными институтами. Это дает исследователю возможность объявить проявление недовольства угнетенных групп наиболее рациональным способом их поведения, ведущим эти группы к открытому сопротивлению «правящему классу». Следствием этого становится признание за социальной системой тенденции к прогрессивным постоянным изменениям.

Для Дж. Рекса конфликт занимает центральное место в жизни каждого общества, а порядок лишь носит черты «перемирия», являющегося следствием победы одной из сторон. Конструируя «чистую конфликтную модель», он отделяет процесс распределения возможностей от самих возможностей, придавая первому приоритетный характер. Рекс отрицает существование целостной культуры общества как основы неформального социального контроля, описывая социальные изменения как продукт серии властных конфликтов между отдельными группами, над которыми нет ни дифференцированных социальных институтов, ни духовно-ценностных систем, осуществляющих контроль.

Обосновывая односторонность парсоновского подхода, исследователь сам оказывается перед дилеммой: создать интегральную концепцию или абсолютизировать процесс распределения. Он выбирает второй путь. Согласно его предположению, любое социальное действие в контексте современного общества рационально в том смысле, что оно обладает осознанной целью и является выбором наиболее эффективного средства. Три рассматриваемые им базовые социальные ситуации — конфликт, перемирие, революция — признаются процессами взаимодействия рационального типа. Общество, по Дж. Рексу, состоит из конкретных групп и конкретных действий «реальных индивидов, действующих независимым путем»[2].

Более трудным оказывается для него объяснить наличие социального порядка. Как уже говорилось, стабильность у Дж. Рекса есть следствие непрерывного конфликта и сопутствующего этому конфликту подавления недовольства низших слоев высшими.

Стремясь создать логически стройную теорию, концептуализирующую конфликт как сущность социального мира, Дж. Рекс сводит на нет значимость нормативно-ценностных аспектов жизни общества, представляя человеческую деятельность как рационально-прагматический акт. Однако, описывая конкретные социальные процессы: революцию, перемирие и т.д., он вынужден указывать на «идеальные» факторы, что вносит несоответствие в общие теоретические построения, которое приводит к противоречию, неразрешимому в рамках теории, абсолютизирующей распределение.

Исследователи, развивавшие данную модель, пытались избавиться от этого противоречия, вводя разделение макрои микропроцессов, где первые рассматривались как инструментальные, а вторые, в силу близости к реальным людям, наделялись моральными и иррациональными элементами.

Данное противоречие может быть преодолено только в случае создания интегральной теории, рассматривающей порядок и конфликт в качестве особых и различных условий, какими они и являются в реальности, а не как абстрактные теоретические положения.

Обозначенные выше ключевые проблемы теории конфликта Дж. Рекс развивает в книге «Социальный конфликт», вышедшей в 1981 г. В ней внимание сосредоточено на вопросах микросоциологии конфликта, проявления конфликта в условиях рыночных ситуаций, соотношения конфликта и социальных систем, поведения общностей в условиях конфликта.

Симпатии Дж. Рекса как ученого принадлежат классической социологической традиции: он активно использует в своих построениях терминологию и основные концепты М. Вебера и К. Маркса, с учетом необходимых для него уточнений по поводу ряда теоретикометодологических утверждений последнего.

Одно из рабочих определений конфликта, которое формулирует Рекс, буквально основывается на идеях концепции «интерпретирующего понимания социального действия» М. Вебера. Конфликт предлагается понимать как действие актора, характеризующееся выражением его устремлений вопреки существующему сопротивлению другой стороны или сторон].

Тех социологов, которые используют в качестве рабочих понятий такие, как «индивидуум», «аттитюды», «экспектации», «отношения» и т.д., относят к сторонникам «методологического индивидуализма». Дж. Рекс исповедует данный подход, считая лишь необходимым оговориться, что не все социальные теории основываются на концепции действия. В качестве примера называются взгляды Дюркгейма, структурализм Леви-Стросса и некоторых марксистски ориентированных последователей данного метода.

Рекс указывает на существование проблем, связанных с когнитивным аспектом коммуникаций в рамках интеракций, а также соотношения понятий «конфликт» и «противоречие», однако не делает попыток проанализировать их более глубоко с ориентацией на возможность получения обобщений концептуального порядка.

Работая на уровне проблематики микросоциологии конфликта, Дж. Рексу удается весьма изящно и убедительно изложить основные достижения, которыми располагает социальная наука (в частности, этноме- тодология), сопроводив ряд положений своими критическими замечаниями и соображениями. Оппозиционность точке зрения Т. Парсонса провозглашается в качестве определяющей в его подходе к данному вопросу. [3]

Дж. Рекс обращает внимание на то, что в современной ему социально-психологической литературе мало внимания уделяется психологическим аспектам интеракции. Еще больше его привлекает то обстоятельство, что концепция Р. Мертона, ориентированная на осмысление структурированных образцов девиации, содержит немало предположений психологического толка, а также то, что его оценка видов девиации в действительности очень близко примыкает к позиции Т. Парсонса. На основании данных наблюдений делается вывод о том, что конфликт обладает как социологическим, так и психологическим измерением. Было бы абсурдно утверждать, продолжает он, что «конфликт представляет собой лишь рациональный политический процесс, а попытки изучения его психологических сторон являются сугубо идеологическими»[4]. Одновременно он считает важным отметить то, что ряд теоретиков, занимающихся вопросами разрешения конфликта с использованием психоаналитических средств, заблуждаются, если полагают, что корни конфликта кроются только в психологических факторах. Последнее замечание следует отметить особо в связи с определенного вида «экспансией» специалистов-психологов на российском рынке конфликто- логических услуг.

Предлагаемая Дж. Рексом микросоциологическая модель конфликта должна «в действительности обеспечить создание основы для прикладной социальной науки о конфликте» [5]. В качестве базовой модели на микроуровне избирается интеракция между двумя сторонами. Причем, — и это особо подчеркивается, — указанная наука не должна быть ориентированной лишь на разрешение конфликтов, ибо истина заключается в том, что существуют некоторые конфликты, которые не могут быть разрешены. Также следует предостережение о том, что эта наука должна учитывать и очень часто используемые людьми обманные средства для разрешения конфликтов. Поэтому не дело науки диктовать моральные и политические установки. Необходимо лишь тщательно изучать, какие именно средства используются в конкретном конфликте, что можно сделать для его окончания, разрешения или управления.

Особое внимание акцентируется на социологическом анализе концепций класса и классовой борьбы, а также на том, как рыночные структуры обусловливают проявление конфликта. Данная проблема рассматривается как центральная для развития передовых стран.

Дж. Рекс высказывает несогласие с тезисом Р. Дарендорфа относительно трактовки конфликтов по поводу власти как основополагающего социального процесса, а также рассмотрения рыночных конфликтов как проявления лишь особого случая более общего вида, полагая при этом, что «до тех пор, пока конфликты являются рыночными, они не включают в себя элементы власти, имеющиеся в других случаях»[6].

Примордиальные отношения, характерные для групп, образованных по этническому признаку, рассматриваются в качестве фактора, удваивающего их потенциал выживания по сравнению с теми группами, которые образованы по признаку отношения к средствам производства.

Высказывается предположение о существовании таких видов конфликтов, — как внутренних, так и внешних по отношению к национальным государствам, — которые могут быть не связаны или только частично связаны с конфликтами рыночного происхождения. Признавая определяющее значение этих основополагающих политических конфликтов, Рекс обращает внимание и на так называемые вторичные институты — образование и религию, в рамках которых также находят свое выражение статусные и классовые конфликты, обусловленные спецификой рыночных структур. В качестве примера рассматривается ситуация в Северной Ирландии, где католики и протестанты находятся фактически в состоянии войны. А также положение в Южной Африке, где практически все институты являются отражением факта существования расовой и классовой борьбы.

Особый интерес вызывают размышления Дж. Рекса по проблеме соотношения понятий «конфликт», «системный конфликт» и «противоречие».

Говоря об отношениях между концепциями конфликта и социальных систем, Дж. Рекс указывает на тот факт, что последняя из выше названных имеет широкое распространение во всех отраслях научного знания, а не только лишь в социологии. В частности, фактом является то, что на формирование взглядов Т. Парсонса большое влияние оказали идеи физиолога Хендерсона.

Использование теории систем, по мнению Рекса, существенно ограничивает возможности «методологического индивидуализма», для которого центральным понятием является осмысленное действие. Аналогичное ограничение возникает и в случае со структурализмом. Даже попытка Гидденса через концепцию структурации подвязать понятие действие является, на его взгляд, неудачной, так как в рамках «методологического индивидуализма» данное понятие трактуется несколько в ином смысле.

Дж. Рекс опирается в данном вопросе на подход Малиновского, — использовавшего в своих теоретических выкладках понятие «социокультурные системы», — пытаясь применить его к исследованию проблем конфликта. Одновременно он ставит задачу показать, что в дальнейшем у Рэдклифф-Брауна и Роберта Мертона были утрачены некоторые важные моменты теории Малиновского.

Главным образом в теории Малиновского его устраивает следующее обстоятельство: она содержит возможность одновременной комбинации культурных (или нормативных), социальных и материальных аспектов в рамках единого подхода, что позволяет осуществлять анализ различных типов конфликта, случающихся как в самих институтах, так и между институтами.

Базовые институты понимаются как состоящие из следующих элементов: привилегии, личное (personal), нормы, материальные инструменты, виды деятельности и функции. В качестве центрального выделяется «деятельность». Это именно то, что должен в качестве своего предмета выявлять исследователь.

Для Малиновского как функционалиста задача заключалась в том, чтобы показать, как взаимодействуют все институты в системе (системы открытого типа, реагирующей на внешние вызовы природы). Рекс, используя выделенные понятия, оперирует ими, акцентируя внимание на конфликтном аспекте функционирования социальных институтов. Причем делает это, практически синонимизируя понятия «конфликт» и «противоречие», ссылаясь на то, что «с позиций методологического индивидуализма это различение не имеет большого значения»[7]. Понятие «противоречия», считает он, имеет определенное значение лишь в рамках гегелевских теоретических схем, а в рамках социологического анализа только «нагоняет тумана и создает путаницу»[5].

Вместо термина «противоречие», используемого применительно к ситуации, характеризуемой столкновением целей, преследуемых различными социальными институтами, предлагается использовать термин «системный конфликт» (system conflict). Бросается в глаза отсутствие какой-либо аргументации (кроме процитированных выше нескольких метафор), позволяющей глубже понять позицию исследователя в данной непростой теоретической ситуации.

Рекс приходит к выводу о том, что теория «функций социального конфликта» является лишь малой частью целостной теории конфликта. А теория систем (в интерпретации Парсонса), ориентированная лишь на изучение проблем порядка и стабильности, является лишь частью теории систем. Конфликт также может иметь системный характер, поэтому перед социологом стоит задача показать, каким образом «системы демонстрируют возможность проявления конфликта, который, в частности, может привести к модификации или фундаментальным изменениям всей системы»[9].

При обращении к вопросу о конфликте между общностями Дж. Рекса особенно интересует способность различных видов общностей выступать в конфликте в роли коллективных акторов. В качестве простейшего случая такого рода рассматривается конфликт в сфере международных отношений между суверенными государствами.

Определяющим в теоретических устремлениях Дж. Рекса выступает желание обозначить те сферы, в которых любой социолог, руководствуясь теорией конфликта, чувствовал бы себя вполне оснащенным в ходе проводимого им исследовании.

В отличие от функционалистов, исходивших из факта существования некоего целого, называемого «обществом» или «социальной системой», а затем переходивших к рассмотрению того, как функционируют части этого целого, предлагается методологическая установка иного плана: фокусировать внимание на любой социальной интеракции, в рамках которой может проявиться конфликт, и, исходя из этого центрального момента, начинать работать над выявлением путей его устранения. Причем делать это надо, насколько представляется возможным, — системным образом с учетом проблем, которые могут возникнуть впоследствии.

Оценивая созданную усилиями Зиммеля, Козера, Мертона и других исследователей теорию «функций социального конфликта» как часть, — но только незначительную часть, — целостной теории конфликта, он предлагает «рабочий вариант парадигмы для социологии конфликта».

Предлагаемая парадигма анализа конфликта выглядит следующим образом.

I. Основные процессы, на которые следует обратить внимание в первую очередь.

А. Конфликт, состоящий из двух элементов:

  • — между индивидами:
    • (а) конфликт, основанный на использовании исключительно рациональных средств;
    • (б) конфликт, содержащий эмоционально окрашенную интеракцию;
  • — между коллективными организациями.

Во всех данных конфликтах переменные включают показатель эффективности коммуникации между сторонами, степень их реакции на нормативное принуждение, а также их способность мобилизовывать санкции в поддержку своих собственных требований.

После применения санкций конфликтные ситуации могут привести к установлению status quo, к перемирию и компромиссу или к «революции».

Б. Торги и рынок:

  • — взаимовыгодные обмены, максимальным образом устраивающие обе или все стороны;
  • — обмены, обладающие характеристиками, упомянутыми в п. (а), но которые могут быть названы выгодными только на основе предположения о том, что существующий способ распределения богатства не должен быть нарушен;
  • — ситуации, характерные для свободного рынка, в которых доступна возможность применения санкций типа «ухожу в поисках другого предложения» и наряду с присутствием соревновательности и торга возможно также достижение высокой степени чувства удовлетворенности, возникающего у индивида;
  • — те же ситуации, но только представляющиеся индивиду возможными на основе допущения, что существующий способ распределения богатства не должен быть нарушен;
  • — ситуации, характеризующиеся возникновением олигополии и монополии и приводящие к заключению сделки между общностями, а также конфликтам по поводу власти:
  • (а) предмет торга поддается нормативному регулированию и ограничению на основе использования жестких санкций;
  • (б) неограниченное использование санкций, сопровождающееся крахом законности и порядка.

II. Группы, структурированные посредством рыночных процессов. А. Структура индустриальной фирмы, понимаемая в виде серии перемирий, достигаемых на основе переговоров после коллективных торгов на рынке капиталов, сырья, труда и покупателей.

Б. Властные структуры в индустрии и других отраслях, рассматриваемые как продукт переговоров рыночного типа.

В. Зарождающийся классовый конфликт в ситуациях 11(a) и II(б) и механизмы их сдерживания и институциализации.

III. Общности в состоянии конфликта.

A. Сфера межгосударственных отношений, регулируемая лишь ограниченным числом соглашений и организаций:

  • — альянсы и клиентела;
  • — конфликт в высших эшелонах власти;
  • — конфликт между средним и низовым уровнем власти.

Б. Народы, не имеющие государственности:

  • — оседлые этнические меньшинства;
  • — мобильные этнические меньшинства:
  • (а) природа примордиальных связей (родство, язык, религия);
  • (б) осознание конфликта при оформлении государственности;
  • (в) стратегии для обостряющихся конфликтов и фасилитации мобилизации.

B. Плюралистичные общества:

  • — процессы создания полиэтничных колониальных государств:
    • (а) экономическая эксплуатация;
    • (б) политическое завоевание и доминирование;
  • — классовые и этнические взаимоотношения;
  • — постколониальные и неоколониальные процессы:
  • (а) внутренние союзники неоколониальной власти;
  • (б) разделение труда и власти между этническими меньшинствами;
  • (в) конфликт, баланс власти и слияние этносов.

IV. Конфликт и социальные системы.

А. Проблема основополагающего института.

Относительная роль биологических институтов.

Институты производства.

Рынок.

Основополагающие политические конфликты.

Б. Отражение конфликтов во вторичных институтах и структурах.

В. Конфликты целей, обусловленные относительной независимостью институтов[10].

Предлагая парадигму анализа конфликта, ее автор понимает, что может услышать упрек, аналогичный тому, который постоянно адресуют в адрес функционалистов, обеспокоенных поиском возможностей укрепления социального порядка, только уже прямо противоположного толка — в видении общества как состоящего лишь сплошь из нарастающих конфликтов. Предвидя возможность появления такого рода обвинений, он заранее специально оговаривает данный пункт. Причем делает это, опять же, с использованием критического выпада против чрезмерного интереса Парсонса к идеям социального порядка, полагая, что процесс рыночного обмена является одним из главных источников конфликта. Нетрудно понять в этой связи доводы тех критиков, которые относят Рекса к последователям марксистской традиции социального анализа. На страницах данного исследования (особенно в главе «Конфликт и рыночная ситуация») Маркс и Энгельс цитируются достаточно часто и также достаточно часто Рекс заявляет о солидарной позиции с ними. Именно в марксизме он усматривает «главный источник социологической теории конфликта»[11]. Лишь порой сетуя, что в текстах, принадлежащих перу Маркса, не всегда достает «адекватного социологического языка для размышлений о социальных отношениях и социальных институтах»[12]. Так, например, он считает, что марксизм не в состоянии адекватно сформулировать разницу, существующую «между конфликтом и противоречием между элементами базисных институтов производства и межинституциональным конфликтом и противоречием», ввиду отсутствия терминов, эквивалентных понятию «институт» в том смысле, в котором его трактует Малиновский[13].

Такая теоретическая позиция, занятая Рексом, на наш взгляд, характеризуется и наличием определенного парадокса: постоянно отталкиваясь в своих посылках от критического отношения к позициям функционалистов, он вместе с тем использует их понятийный аппарат и методологию, стремясь тем самым дополнить системный подход Маркса, адептом которого фактически является, одновременно критикуя системный подход Парсонса.

В целом природа социальных интеракций в условиях рынка характеризуется им как отношения кооперации, с одной стороны, и конфликта — с другой. Одновременно подчеркивается, что природа заключения сделок в условиях рынка основывается на политическом характере распределения имущества и ресурсов, а порождаемые им конфликты необязательно должны ограничиваться лишь рамками рыночного пространства. Особенно подчеркивается, что в условиях экономики, целиком являющейся плановой, все заключаемые сделки по поводу вознаграждений и ресурсов происходят на политической арене.

Во всех обозначенных вопросах Рекс концентрирует свое внимание на процессах групповой дифференциации, основывающейся на различиях в экономических интересах и, следовательно, потенциально чреватой возникновением конфликтов. Фактически в данном случае мы имеем дело с применением известного положения Зиммеля — Козера.

Оценивая развиваемые Рексом идеи о соотношении конфликта и рыночной ситуации, приходится говорить об их определенной вто- ричности, воспринимая, скорее, как необходимый материал для формулирования очертаний парадигмы анализа конфликта. Предложенная парадигма, по сути, представляет собой прообраз метода картографирования, столь распространенного в эмпирической конфликтологии.

Квинтэссенция подхода Рекса вполне очевидна: конфликт ставится в центр разрабатываемой теории. Сформулированные характеристики парадигмы для анализа конфликта преследуют также цель обозначить ее основные отличия от социологии конфликта как общей социологической теории.

Приоритет в постановке вопроса о парадигматизации социологической теории конфликта, как было показано, принадлежит Дж. Рексу.

Вопросы и задания

  • 1. Как Дж. Рекс трактует процесс интеграции?
  • 2. Что представляет собой «чистая конфликтная модель» в трактовке Дж. Рекса?
  • 3. Какое определение конфликта предлагает данный социолог? Каково его отношение к проблеме рациональности в конфликтном взаимодействии?
  • 4. С каким тезисом Р. Дарендорфа высказывает несогласие Дж. Рекс?
  • 5. Сформулируйте позицию данного социолога по проблеме соотношения понятий «конфликт», «системный конфликт» и «противоречие».
  • 6. Воспроизведите основные положения «парадигмы анализа конфликта», предложенной Дж. Рексом.
  • 7. В чем заключается особенность подхода Дж. Рекса к пониманию соотношения понятий «конфликт» и «противоречие»?

  • [1] Rex J. Key Problems in Sociological Theory. London: Routlege and Kegan Paul, 1961.
  • [2] Rex J. Key Problems in Sociological Theory. P. 93.
  • [3] Rex J. Social Conflict (a conceptual and theoretical analysis). L.; N. Y.: Longman, 1981. P. 3.
  • [4] 2 Rex J. Social Conflict (a conceptual and theoretical analysis). P. 25.
  • [5] Ibid.
  • [6] Op. cit. P. 99.
  • [7] RexJ. Social Conflict (a conceptual and theoretical analysis). P. 60.
  • [8] Ibid.
  • [9] Op. cit. P. 74.
  • [10] RexJ. Social Conflict (a conceptual and theoretical analysis). P. 123—125.
  • [11] Op. cit. P. 72.
  • [12] Op. cit. P. 68.
  • [13] Op. cit. P. 69.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>