Полная версия

Главная arrow Психология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ КОНФЛИКТОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ДЖОН БЕРТОН: КОНФЛИКТ КАК СЛЕДСТВИЕ НЕУДОВЛЕТВОРЕНИЯ БАЗИСНОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПОТРЕБНОСТИ

Джон Вир Бертон родился в Мельбурне 2 марта 1915 г. в семье Джона Бертона, президента Методистской церкви Австралазии. Образование получал сначала в колледже Ньюингтона, затем в университете Сиднея и Лондонской школе экономики. Ранняя карьера Бертона была успешна как в академическом, так и в дипломатическом отношении.

После Второй мировой войны Бертон в составе австралийской делегации был послан в Сан- Франциско для участия в учреждении Организации Объединенных Наций. Он стал самым молодым постоянным секретарем Австралийской дипломатической службы и был назначен Верховным комиссаром на Цейлон.

В 1954 г. карьера Бертона все больше сосредоточивалась на академической деятельности. В это время он издал свою первую книгу по внешней политике под названием «Альтернатива». В 1960 г. Бертон был награжден джон Ви Бе тон стипендией Австралийского Национального

университета. Два года спустя Фонд Рокфеллера предоставил ему грант на изучение проблемы нейтралитета в Африке и Азии. В 1963 г., уже будучи преподавателем курса по международным отношениям при колледже Лондонского университета, он основал Центр анализа конфликта.

В течение последующих 20 лет Бертон издал много книг по дипломатии и урегулированию конфликтов. Оставив государственную службу, он сделал выдающуюся карьеру как исследователь, писатель и преподаватель Лондонского университета (1963—1978), став директором Центра анализа конфликта в Кентербери. Доктор Бертон являлся профессором в Кентском университете с 1979 по 1982 г., а затем занимал пост директора проекта по урегулированию конфликтов Центра международного развития в Университете Мэриленда. В 1985 г. он получил должность на факультете Центра по разрешению конфликтов в Университете Джорджа Мэйсона (ныне известный как Институт анализа и разрешения конфликта — ICAR), а в 1992 г. вернулся домой в Австралию, где и продолжал писать книги до конца своей жизни.

Карьера Джона Бертона своеобразным образом сочетала научноисследовательскую работу с практикой. В качестве практикующего специалиста в области разрешения конфликта он участвовал в многочисленных семинарах по решению проблем и фасилитации международных отношений, включая усилия по разрешению конфликтов на острове Цейлон, Кипре, Фолклендских (Мальвинских) островах, в Северной Ирландии и в Ливане. Как теоретик, он написал приблизительно 15 книг[1].

Многими исследователями Бертон воспринимается в качестве основоположника отрасли знания, определяемой как «разрешение конфликта». Как писал профессор Г. К. Келман из Гарварда: «Джон продолжает вводить новшества на всех уровнях, бросая вызов старым предположениям, способам мышления и моделям принятия решения, и предлагая новые парадигмы, методы и институциональные механизмы. Таким образом, он утвердил для себя особое место среди ученых, чьим предметом профессиональной деятельности является более глубокое понимание и улучшение международных отношений».

Повышенный интерес дипломатов, ученых и общественных деятелей к проблемам разрешения конфликтов стимулировал Дж. Бертона сосредоточиться на самом главном — переговорах по разрешению так называемых затяжных конфликтов. Интерес к проблеме подобных переговоров возник у него в начале 60—70-х гг. прошлого века, когда он совместно с коллегами провел серию семинаров, посвященных конфликтам в Юго-Восточной Азии и кипрской проблеме. Цель семинаров заключалась в том, чтобы найти метод решения конфликта в условиях, когда официальные контакты между сторонами ограничены.

Дж. Бертон пришел к выводу, что решение подобных конфликтов возможно в том случае, когда встречи носят характер диалога, существует свободный обмен мнениями и их участники не являются официальными представителями сторон. Семинары проводились без жесткой регламентации. Участники сами определяли причины возникновения конфликтов, степень и характер искаженное™ восприятия конфликта, возможные способы решения проблемы.

В итоге, после окончания семинаров заинтересованных сторон на Кипре были налажены контакты между официальными представителями конфликтующих общин, а в Юго-Восточной Азии остановили насильственные действия[2].

Прикладные аспекты теории разрешения и предотвращения конфликта привлекали особое внимание специалистов в 1980-е гг. Именно в это время формируется новое движение, названное «Вторая дипломатия» (или «Track 2», по версии трансформационной концепции конфликта), цель которого — привлечение, по крайней мере, одного неправительственного участника к разрешению какого-либо сложного социального конфликта. Авторство термина

«Вторая дипломатия» принадлежит одному высокопоставленному дипломату Госдепартамента США. «Вторая дипломатия» — неформальное и неофициальное взаимодействие между членами враждующих наций для урегулирования возникших разногласий. Этот вид дипломатии направлен на выявление новаторских стратегий разрешения конфликтов и представляет собой объединение усилий различных официальных лиц, ученых и общественных деятелей к разработке взаимоприемлемого решения проблемы.

Первым успешным примером применения «Второй дипломатии» стало движение ученых за мир после окончания Второй мировой войны. Сейчас оно известно как Пагуошское движение ученых за мир, разоружение и международную безопасность. Первая конференция Пагуошского движения состоялась в 1957 г. в канадской провинции «Новая Шотландия». На этой конференции всемирно известные ученые выступили за отказ от войны и запрет использования ядерного оружия. Впоследствии это движение стало профессиональной ассоциацией.

В качестве второго примера «Второй дипломатии» можно привести Дормунтские конференции. Они проводились начиная с 1960 г. при финансовой помощи Фонда Кеттеринга и по инициативе тогдашнего президента США Эйзенхауэра. Эти встречи проходили неофициально и конфиденциально, за закрытыми дверями. Позднее они стали более открытыми, наблюдалось широкое участие в них общественности.

Фактически в данном вопросе Бертон выступил с позиций, получивших в дальнейшем название «сетевого подхода». Преодолевая государственно-центристскую модель, он сравнивает международные отношения с паутиной, сотканной из бесчисленных торговых потоков, культурных обменов, социальных взаимодействий различных общностей, миграций населения, взаимодействий города и деревни и т.п. Нити такой паутины неоднородны по своей прочности, протяженности и закрепленности в том месте, где они завершаются. Более того, существует множество таких паутин, различающихся друг от друга по форме, масштабу охвата и крепости. В то же время в своей совокупности они покрывают всю нашу планету, представляя собой своего рода карту мирового общества[3]. Учитывая данное обстоятельство, подчеркивает Дж. Бертон, речь должна идти о качественно новом типе сотрудничества, опрокидывающем прерогативы государства и его монополию на управление всеми типами отношений и взаимодействий, складывающихся между многочисленными и многообразными членами мирового общества. Государство принимает в них участие лишь наряду с другими, как один из многих международных акторов — неправительственных организаций, различного рода объединений, транснациональных фирм, ассоциаций и групп. Взаимодействие различных акторов, в процессе которого происходит столкновение и разрешение их интересов, переход к новому уровню отношений и т.д., постепенно формирует глобальную самоуправляющуюся систему, которая означает конец международных отношений в традиционном смысле этого термина, т.е. понимаемых как межгосударственные взаимодействия[4].

Дж. Бертон на основе собственного опыта пришел к выводу о важной роли международной коммуникации в урегулировании и налаживании сотрудничества. В книге «Конфликт и коммуникация» (1969) им была подробно рассмотрена данная проблема.

Исследователь говорит о том, что часто конфликт возникает из-за субъективного непонимания сторонами того факта, что их интересы могут быть удовлетворены. В отличие от многих исследователей, которые считают, что столкновение интересов сторон приводит к тому, что одна сторона либо все выигрывает, либо все теряет (игры с нулевой суммой), Дж. Бертон утверждает, что конфликт может быть с положительной суммой для обеих сторон. Если стороны переосмыслят как свои интересы, так и интересы другой стороны, то смогут прийти к взаимовыгодному сотрудничеству.

В работе «Конфликт и коммуникация» Бертон рассматривает коммуникацию как процесс, которым необходимо эффективно управлять, чтобы эффективно сотрудничать и разрешать конфликты. Для разрешения конфликта коммуникация должна быть эффективна и для этого отвечать следующим требованиям:

  • — быть целенаправленной;
  • — быть полученной и интерпретированной в том виде, в котором была передана;
  • — влиять на изменение ценностей, интересов, идей;
  • — при последующем использовании информация не должна искажаться.

С какой целью будет использована коммуникация — зависит от ее содержания, а также от того, как понимается ее содержание. Поэтому необходимо контролировать коммуникацию — контроль над процессом обсуждения и восприятием информации, следить за тем, чтобы была «обратная связь при коммуникации»[5].

В формировании новых идей в области разрешения конфликтов в рассматриваемое время особую роль сыграли работы Дж. Бертона по предупреждению и разрешению конфликтов. По его мнению, основу глобальной теории разрешения конфликтов должна была составить модернизированная теория фундаментальных человеческих потребностей А. Маслоу.

Как известно, в основание иерархии потребностей А. Маслоу положил физиологические потребности. Следующий уровень образует потребность в безопасности; выше — потребности в безопасности и любви; высший уровень образуют потребности в признании, самовыражении и уважении (рис. 3).

Пирамида потребностей А. Маслоу

Рис. 3. Пирамида потребностей А. Маслоу

Согласно А. Маслоу, некоторая потребность может считаться базовой, если она удовлетворяет следующим условиям:

  • 1) ее отсутствие ведет к заболеванию;
  • 2) ее наличие предотвращает заболевание;
  • 3) ее восстановление излечивает заболевание;
  • 4) в определенных, весьма сложных, ситуациях свободного выбора субъект предпочитает удовлетворение именно данной потребности;
  • 5) у здорового человека она может быть пассивна, функционировать на низком уровне или функционально отсутствовать[6].

Физиологические потребности А. Маслоу считает самыми сильными и насущными, т.е. человек, который живет в крайней нужде, будет движим, прежде всего, физиологическими потребностями.

Прежде всего, человек стремится удовлетворить физический голод, а не эмоциональный. Если в организме доминируют физиологические потребности, то другие потребности человек не ощущает. Но когда человек удовлетворяет свой физический голод, он начинает ощущать необходимость в удовлетворении новых, более высоких потребностей. Таким образом, все потребности образуют иерархическую структуру, в которой высшие потребности активируются после удовлетворения низших. Если физиологические потребности человека постоянно удовлетворяются, то они перестают определять его поведение, так как энергией обладают только неудовлетворенные потребности.

Потребность в безопасности — общее название более конкретных потребностей в стабильности, зависимости, в защите, в свободе от страха, тревоги и хаоса, в структуре, порядке, законе, ограничениях. Данная потребность проявляет себя только в критических, экстремальных ситуациях.

Когда потребности более низкого уровня удовлетворены, основное значение приобретает потребность в принадлежности и любви. Человека интересуют эмоциональные отношения с людьми, он пытается занять достойное место в своей группе.

По А. Маслоу, существует две категории потребности в оценке: потребность в самоуважении и потребность в оценке других.

К первой категории относятся: желание быть уверенным в себе, мастерство, компетентность адекватности, независимость, свобода достижений, тогда как ко второй — престиж, принятие, признание, проявление внимания, статус, репутация. Как говорит А. Маслоу, стремление к свободе может относиться к числу базовых психологических потребностей, но указывает на недостаточность адекватных научных доказательств в поддержку этого мнения.

Самоактуализация — стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций. Иначе говоря, это стремление можно назвать стремлением к идентичности. Самоактуализация — потребность человека в личностном росте, развитии, в использовании своего потенциала. Человек должен быть тем, кем он может быть.

Потребность в самоактуализации А. Маслоу понимает как тягу к знанию, в основе которой лежат не только негативные детерминанты — тревога и страх, но потребность в познании, понимании, любопытство.

Эстетические потребности обнаруживаются практически у любого здорового ребенка. Свидетельства их существования можно найти в любой культуре, на любой стадии развития человечества, в том числе и у первобытного человека.

А. Маслоу утверждает, что, несмотря на то, что потребности имеют четкую иерархию, последняя не является жесткой. По данным его собственного исследования, большинство людей подчинялось вышеизложенному порядку, но были и исключения. Например, у некоторых людей потребность в самоутверждении проявлялась как более насущная, чем потребность в любви. Это связано с твердым убеждением этих людей в том, что более сильные заслуживают любви. У творческих людей креативные потребности могут проявлять себя как более значимые по сравнению с другими. Потребность в самоактуализации у таких людей не всегда вызвана пресыщением базовых потребностей.

В том случае, когда человек движим более высокой потребностью, именно она представляется ему самой важной, самой значимой. Ради нее он готов поступиться удовлетворением своих физиологических потребностей. Однако можно предположить, что очень скоро человек будет вынужден согласиться с тем, что «низкая» базовая потребность более насущная. Например, человек решает бросить работу, потому что считает, что его недооценивают, но полгода спустя, испытав материальные затруднения, он уже готов поступиться амбициями и не прочь оказаться на прежнем рабочем месте.

Говоря об иерархии потребностей, А. Маслоу говорит, что человек, у которого не удовлетворены две потребности, предпочтет сначала удовлетворить более «низкую», и, следовательно, и более насущную потребность. Но это ни в коем случае не означает, что поведение этого человека будет определяться именно этой потребностью. Поведение человека определяют не только его потребности. Например, люди, преданные идеалам и ценностям, готовы ради них терпеть лишения, муки, и даже пойти на смерть.

Маслоу вводит понятие меры удовлетворенности той или иной потребности. Низшие потребности всегда удовлетворены в большей мере, чем высшие. Как правило, у среднестатистического гражданина физиологические потребности удовлетворены, например, на 85%, в безопасности — на 70%, в любви — на 50%, в самоуважении — на 40%, а потребность в самоактуализации — на 10%.

Термин «мера удовлетворенности потребности» позволяет нам лучше понять тезис об актуализации более высокой потребности после удовлетворения более низкой.

О базовых потребностях нельзя однозначно сказать, что они бессознательные или, наоборот, сознательные. Однако, как правило, у среднестатистического человека они все же имеют бессознательную природу. После такого, как была удовлетворена какая-либо потребность, более низшая потребность исчезает и замещается другой, более высшей[7].

Дж. Бертон соглашается с основными положениями А. Маслоу, но изменяет классификацию последнего следующим образом. В основание своей иерархии он кладет потребность в справедливом распределении благ. Таким образом, он перестает считать удовлетворение физиологических потребностей низшей ступенью. На вторую ступень Бертон ставит потребность в безопасности. На третьей он размещает потребность в принадлежности (любви). Четвертая ступень отведена потребности в самоуважении, пятая — потребности в самореализации. Вторая, третья, четвертая и пятая ступени классификации Дж. Бертона полностью совпадают с аналогичными уровнями классификации А. Маслоу. Но Дж. Бертон на этом не останавливается и вводит еще четыре уровня иерархии — потребности в идентичности, культурной безопасности, свободе и соучастии соответственно.

Данные потребности присущи не только отдельному индивиду, но и социальным группам, обществам, государствам. Отстаивая свою точку зрения, Дж. Бертон доказывает, что с точки зрения универсальных потребностей любое разделение национального и интернационального становится искусственным. Как внутренние, так и внешние конфликты имеют общие источники, которые коренятся в структурных условиях и проявляются во фрустрированных целях разных социальных групп. Стремление к удовлетворению базовых потребностей нельзя устранить. Потребности можно или временно подавить или уничтожить их вместе с их носителем. По качественным признакам Бертон подразделяет конфликты на «глубоко» и «неглубоко укорененные» в сознании людей.

Основные выводы Дж. Бертона касаются, прежде всего, глубоко укорененных конфликтов, которые возникают по причине того, что участники не желают признать, что конфликт происходит из-за посягательства на какую-либо потребность или отрицания той или иной ценности.

Разрешение и предупреждение конфликтов должно начинаться, согласно Бертону, с определения проблемы на основе анализа фрустрированных потребностей и соответствующих изменений в социальной структуре, которые необходимы для их удовлетворения. Успешное и окончательное завершение конфликта возможно только при удовлетворении всех этих потребностей.

Глобальными причинами и источниками конфликтов являются социальные институты с их опорой на традиционную систему власти и нормы правящей элиты. Стремление власти сохранить статус и достичь собственных интересов приводит к ущемлению базовых потребностей разных социальных групп. Однако чем сильнее власть сдерживает удовлетворение потребностей населения, тем меньше у нее возможности влиять на социальные процессы, тем больше население проявляет сопротивление, вследствие чего власть теряет поддержку и авторитет и, следовательно, легитимность при формальном юридическом праве.

Мера легитимности властных структур — это мера разрыва между ожиданиями и степенью удовлетворенности потребностей. Фундаментальная причина конфликтов и нестабильности в обществе, по мнению Дж. Бертона, состоит в том, что группы не удовлетворяют свои базовые потребности в рамках существующих социальных норм и институтов и начинают искать их удовлетворения за пределами этих границ. В связи с чем разрешение конфликтов должно быть направлено не на изменение группового поведения, а на институциональные изменения. Таким образом, Дж. Бертон перемещает источник конфликта с личности на социальные институты.

Основа общей теории разрешения конфликтов Дж. Бертона — парадигма социального изменения. Под понятием «парадигма социального изменения» Дж. Бертон понимает процесс институциализации социального конфликта, при котором осуществляется движение от использования правовых процессов, основывающихся на традиционных нормах, к применению альтернативных процессов, основанных на человеческих потребностях.

На основе вышеизложенных утверждений Бертон формулирует принципы фундаментального анализа и разрешения конфликтов:

  • 1) анализ базовых потребностей различных социальных групп;
  • 2) определение степени удовлетворения базовых потребностей;
  • 3) анализ источников возникновения конфликтов и их дальнейшее устранение, а не сдерживание.

Главное отличие классификации потребностей Дж. Бертона состоит в том, что она позволяет для каждого конфликта определить главные фрустрируемые потребности и тем самым обеспечить объективное основание для разрешения конфликта. Например, для этнических конфликтов ведущими фрустрируемыми потребностями являются потребности в идентичности и безопасности. Откуда следует, что пока не будут разработаны меры по удовлетворению данных потребностей, никакого продолжительного и взаимоприемлемого решения достигнуто быть не может.

Согласно Бертону, концепция основных потребностей человека предлагает возможный способ реального «заземления» области анализа и разрешения конфликтов (что он и несколько других первопроходцев в данной области, по существу, импровизационно начинали еще в 1960-х гг.). В сущности, он решил переосмыслить концепцию для того, чтобы обеспечить новое поле убедительной альтернативы преобладающей парадигме социальных наук послевоенного периода, где основную скрипку играли такие направления, как механистический утилитаризм, бихевиоризм, культурный релятивизм, и «реализм» в духе Гоббса.

По мнению Дж. Бертона, наиболее важными для понимания разрушительных социальных конфликтов были те потребности, которые представлены в структуре личности потребностями признания, безопасности и развития самой идентичности. Со временем, однако, он, как правило, подчеркивал недостаточность существующих государственных систем для удовлетворения потребности в идентичности в качестве основного источника этно-националистической борьбы и конфликтов.

Большие перспективы теории человеческих потребностей Бертон видел в том, что она обеспечивает относительно объективную основу для анализа социальных конфликтов, помогая преодолевать местные политические и культурные различия, а также позволяет проектировать процессы урегулирования конфликтов.

Теория человеческих потребностей делает акцент на характеристиках человека, которые, по мнению Дж. Бертона, являются универсальными: потребность в безопасности, идентичности, признании, социальной принадлежности. Именно такие потребности играют решающую роль в разрешении затяжных конфликтов.

Бертон полагает, что следующие характеристики, не зависящие от культуры, общества, политической системы и т.п., изначально присущи человеку и должны обязательно приниматься во внимание при урегулировании конфликтов:

  • — удовлетворенность потребностей в средствах существования;
  • — физическая и психическая безопасность;
  • — обеспечение возможности предвидеть результат своих действий;
  • — стремление к разнообразным возможностям удовлетворения потребностей. Улучшение качества удовлетворения потребностей;
  • — обладание надеждой;
  • — желание и возможность делать выбор;
  • — желание испытывать чувство идентичности;
  • — обладание системой ценностей.

Решения, полностью удовлетворяющие базовые потребности и гарантирующие окончательное урегулирование конфликта, должны согласовать интересы, удовлетворить все базовые потребности и установить дружеские, далее самостоятельно поддерживаемые отношения между сторонами конфликта.

Все эти положения были выдвинуты исследователем при обосновании новой методологии разрешения глубоко укоренившихся конфликтов. Действительной причиной таких конфликтов является нарушение базовых человеческих потребностей или отрицание неотъемлемой ценности.

Бертон считает, что вмешательство в затяжной конфликт имеет смысл только тогда, когда можно оказать решающее воздействие на источник конфликта. Разрешение таких конфликтов возможно только с помощью применения специальных проблемно-ориентированных технологий, которые включают в себя: определение и анализ проблем, мотивов, потребностей, взаимоотношений сторон, поиск альтернативных вариантов удовлетворения потребностей, решение проблем. Выбор средств удовлетворения потребностей определяется социально-экономическими, политическими, культурными условиями жизни людей.

Таким образом, теория человеческих потребностей предполагает именно проблемно-ориентированные (аналитические) методы разрешения конфликтов, направленные на устранение их причин.

Рассмотрим их подробнее.

1. Гражданская дипломатия. Это форма непрофессиональной,

дипломатической деятельности по выработке решений. Цель гражданской дипломатии — установление взаимного доверия. Гражданская дипломатия применяется на международном, межгрупповом, межобщинном, региональном уровнях.

Процедуры гражданской дипломатии включают в себя взаимные визиты граждан, гуманитарную помощь, культурные программы и т.п.

В качестве примера гражданской дипломатии Бертон рассматривает деятельность христианской группы «Нравственное перевооружение». Главная идея членов этой группы заключатся в их вере в то, что любое значительное изменение (экономическое, социальное, международное) может быть ненасильственным только в результате нравственного самосовершенствования самих людей. Другими словами, люди должны стать честными, бескорыстными, в результате чего произойдет изменение в душе и характере человека.

В качестве второго примера можно привести деятельность религиозной организации квакеров, которая основывалась на таких принципах, как:

  • — необходимость проявления уважения к конфликтующим сторонам;
  • — беспристрастность, доброжелательное отношение к позициям конфликтующих сторон;
  • — проявление уважения к культурным различиям;
  • — необходимость диалога при поиске и достижении взаимопонимания.

Использование процедур гражданской дипломатии направлено на установление и развитие межличностных отношений. Однако практика показывает, что у данного метода есть минус, а именно: межличностные взаимоотношения являются временными и не могут быть основой для прочного доверия.

2. Т-групповой метод. Как отмечает Дж. Бертон, несмотря на противоречивые суждения относительно целесообразности использования тренинга, Т-групповые процедуры широко используются для решения конфликтов. Эта методика, например, очень популярна в США и используется в основном в различных организациях.

Т-группа — основная форма обучения межличностным взаимоотношениям для организаций и предприятий различных сфер деятельности, в том числе и для сферы услуг и бизнеса.

Условия применения Т-группового метода:

  • — численность группы не более 15 чел.;
  • — наличие фасилитатора или тренера;
  • — продолжительность группового взаимодействия от 10 ч.;
  • — ясное понимание результата, которого участники тренинга хотят достигнуть;
  • — внимание фокусируется на настоящем, а не на прошлом;
  • — участники воспринимаются равными по социальному статусу, роду занятий и т.п.;
  • — участники сами анализируют свои реакции в групповом взаи- додействии; оценки тренера следуют после того, как выскажутся все участники.

Минусы Т-группы:

  • — разработчики этого метода (Л. У. Дуб, К. Левин) полагались в основном на внутрии межличностные изменения как средство разрешения конфликтов;
  • — не очень ясно, насколько результат обучения зависит от процесса группового взаимодействия и насколько от других аспектов работы;
  • — непонятно, почему одни участники показывают более лучшие результаты, чем другие.

Положительные стороны Т-группового метода: он полезен при разрешении внутригруппового конфликта. Но для эффективного применения этого метода нужно верно выбрать момент вмешательства, иметь достаточно времени для подготовки работы Т-группы, сделать отбор участников, иметь хороших консультантов, которые будут представлять третью сторону.

3. Вторая дипломатия. По определению Дж. Бертона и Ф. Дьюкеса, ««вторая дипломатия» — это усилия неофициального и неформального характера, направленные на решение тех проблем, которые обычно рассматриваются на официальном уровне, и представляет собой взаимодействие лиц, не связанных необходимостью вести переговоры с позиции силы, не выходя за рамки полученных ими инструкций»[8].

Во второй половине XX—начале XXI столетия дипломатия все больше попадает под контроль общественности. Происходит это засчет все возрастающих возможностей средств массовой информации, необходимости ратификации многих документов и, наконец, потому, что на международную арену чаще стали выходить не государственные структуры, а различного рода движения — этнические, религиозные и др., а также общественные организации и академические круги, которые занялись «традиционными дипломатическими проблемами» — поиском согласия в конфликтных ситуациях, предоставлением посреднических услуг и т.п. Подобные явления, конечно, были известны и раньше. Однако во второй половине XX в. эта деятельность стала носить более масштабный характер. В результате в конце 1970-х — начале 1980-х гг. формируется особая сфера деятельности, так называемое второе направление дипломатии, или неофициальная дипломатия, в отличие от ее «первого направления» — официальной дипломатии. Представителями этой сферы в основном являются исследователи, журналисты, дипломаты в отставке. Наибольшее развитие данное направление получило в США, хотя в последние годы многие европейские государства, в частности Швеция, уделяют этому большое внимание.

Если ранее дипломатическая деятельность осуществлялась главным образом на двусторонней основе, путем обмена миссиями, то сегодня дипломатия в значительной степени носит многосторонний характер и предполагает одновременное участие более чем двух сторон в обсуждении и решении проблем. Это обусловлено тем, что глобализация современного мира затрагивает интересы сразу многих участников.

Предметом обсуждений является то, что обсуждалось официально. Неофициальной является только форма обсуждения того или иного вопроса, который впоследствии будет рассматриваться официально. Таким образом, второй путь дипломатии ни в коем случае не подменяет собой официальные отношения.

«Вторая дипломатия» имеет много схожего с другими альтернативными способами разрешения конфликтов, которые полагаются на неюридические способы решения конфликтов. Метод «второй дипломатии» как способ разрешения конфликтов целесообразно применять в случае, если:

  • 1) может быть найден выход с помощью альтернативных средств и все стороны согласны отправить сформулированное предложение по решению проблемы в суд;
  • 2) качество диалога и предложения по решению конфликта поддерживаются всеми участниками.

Итак, цель «второй дипломатии» — расширить возможности конструктивного обсуждения причин конфликта и обеспечить поиск его эффективного решения. К недостаткам метода «второй дипломатии» можно отнести то, что он способен оказывать влияние только на характер восприятия проблемы участниками конфликта и не способен решать проблемы, требующие структурных и политических изменений.

4. Проблемно-ориентированный подход. Этот метод проблемноориентированного разрешения конфликта требует участия третей стороны и предполагает активный диалог всех конфликтующих сторон. Каждая сторона излагает свое видение проблемы другой стороне. Такой анализ — основа принятия консолидированного решения. Цель третей стороны — помочь участникам в определении интересов, которые могут быть предметом обсуждения, базовых ценностей и потребностей, не подлежащих обсуждению. Фасилитатор должен содействовать сторонам в самостоятельном поиске вариантов решений и предлагать те средства, с помощью которых это решение может быть найдено.

Достоинства рассматриваемого подхода заключаются в том, что с его помощью можно разработать большое число вариантов решения конфликта. Кроме того, он исключает необходимость применения силы.

Недостаток проблемно-ориентированного метода разрешения конфликта в том, что радикальные решения часто требуют существенных изменений в социальных, политических, экономических отношений, которые не всегда возможны и нередко сами становятся источником нового конфликта.

Выводы. Проблемно-ориентированный процесс разрешения конфликтов — это процесс принятия решений, основанный на доверительном обмене всей необходимой информацией. Главный акцент делается на учете противоположных интересов при выработке взаимовыгодного решения той или иной проблемы.

Теория базовых человеческих потребностей Дж. Бертона предполагает такое вмешательство в конфликтную ситуацию, когда воздействие оказывается, прежде всего, на источник конфликта. Разрешение таких конфликтов возможно только с помощью применения специальных проблемно-ориентированных технологий.

Гражданская дипломатия — форма непрофессиональной, дипломатической деятельности по выработке решений. Цель гражданской дипломатии — установление взаимного доверия.

Т-групповой метод — систематический процесс изменения поведения, знаний, навыков и мотивации работающих в настоящий момент в организации сотрудников для повышения их квалификации.

Вторая дипломатия — расширение возможностей анализа причин конфликта и поиска его верного решения.

Фасилитаторство имеет смысл только тогда, когда фасилитатор профессионально подготовлен. Цель третьей стороны — помочь участникам в определении интересов, которые могут быть предметом обсуждения, а также определить их ценности и базисные потребности, которые таковыми не являются.

Проблемно-ориентированный метод помогает найти решение конфликта, основанное на удовлетворении всех базовых человеческих потребностей. Таким образом, проблемно-ориентированное разрешение конфликтов являет собой настоящую политическую философию[9].

По сути, Бертон позиционировал себя в качестве одного из основателей теории анализа и разрешения конфликтов, понимаемой как совокупность специальных знаний и технологических приемов, позволяющих решать сложные социальные проблемы. С конца Второй мировой войны до конца 1970-х гг. общая теория конфликта была представлена в двух основных вариантах, ни один из которых, по мнению Дж. Бертона, не был в состоянии адекватно объяснить как происхождение «иррациональной» социальной борьбы, так и показать реальные возможности решения этого круга проблем.

Исследователь проводит различие между проблемами управления, спорами и конфликтами. Им выносится на обсуждение наличие концептуальных различий между спорами и конфликтами. Он начинает с установления различия между урегулированием спора и урегулированием конфликтов: в то время как спор возникает вокруг конфликтующих, но могущих служить предметом переговоров на основе интересов, то конфликт развивается вокруг подавляемых базовых человеческих потребностей, не становящихся предметом переговоров. Урегулирование подразумевает решения, достигнутые в результате переговоров или процедуры арбитража, в то время как разрешение — удовлетворение основных потребностей человека всех вовлеченных сторон.

Неразбериха с терминами и их концептуальной интерпретацией привела к дифференциации между международными и внутренними спорами и конфликтами. Конфликты и споры были расценены как взаимозаменяемые термины. Международные ситуации считали более серьезными, чем внутренние, и термин «конфликт» применялся к ним чаще. В действительности эти предположения привели к серьезным стратегическим ошибкам. В частности, рассуждает Бертон, предполагалось, что вопросы внутренней политики не порождают таких «конфликтов», которые бы не могли быть отрегулированы высшими органами государственной власти. Полагали, что аналогичная модель презентации центральной власти могла бы быть применена и к международной системе. Предлагалось создать международные вооруженные силы на постоянной основе, находящиеся под юрисдикцией Совета Безопасности. К счастью, это не было реализовано. Недавние этнические войны доказали, что многие глобальные конфликты являются результатом выхода из берегов внутренних конфликтов. Таким образом, «мы вынуждены были прийти к заключению, что конфликт — общее явление, не знающее системных границ»[10].

Указанные выше подходы к пониманию различия между спорами и конфликтами представляют собой несходные форматы анализа конфликта: если первый исходит из того, что имеет дело с конфликтными ситуациями, могущими служить предметом переговоров на основе интересов с использованием судебных инструментов или арбитража, то второй сосредоточивается на подходе к ситуациям, в которых компромисс невозможен и требуется аналитическое решение проблем.

Бертон предлагает ученым, занимающимся социальным анализом, сместить акцент с институтов как главного понятия в их исследованиях на людей и, уже основываясь на этом, переходить к созданию политической теории. Разрешение конфликта, действительно решающего проблему, — это и есть процесс, который использует такой подход. Процедура разрешения конфликта, действительно решающего проблему, включает следующие шаги: изучение вовлеченных сторон и проблем; приведение сторон за стол переговоров для обсуждения их отношений; утверждение соглашения о том, что составляет суть проблемы и подтверждение понимания затратного характера предыдущего типа поведения (нарушение потребностей человека), и экспертизу возможных вариантов.

Автор приходит к заключению о том, что и капиталистическая и коммунистическая системы оказались несостоятельными. Капитализм привел к усилению неравенства, которое в свою очередь порождало социально-экономические проблемы. Коммунистическое идеалистическое предположение о труде не за вознаграждение, а для общественного блага, не могло работать в условиях спроса на товары народного потребления. Обе системы повсеместно опирались на авторитарные режимы и предположение, что люди «могут быть социализированы или принудительно направлены в необходимые рамки поведения»[11].

Дж. Бертон полагает, что одна из проблем политических систем в прошлом заключалась в том, что у них не было механизмов для мирного изменения. Таким образом, «процессы разрешения конфликтов и политика предотвращения конфликтов могли быть средствами для мирного изменения»[12].

Он предлагает предотвращать конфликты с помощью особой методологии, названной им термином «provention»[13], означающим устранение причин (фрустрированных базовых потребностей) конфликта.

Методология «provention» представляет собой более фундаментальный анализ и решение проблем, чем обычные методы торга и компромисса. «Provention» — это процесс принятия решений, в котором принимают участие все стороны конфликта, дается анализ природы конфликта, моделируется его будущее развитие, принимаются решения, которые полностью устраняют источник и причину конфликта.

«Provention» противопоставляется Дж. Бертоном легальным процедурам разрешения конфликта, основанным на предотвращении, принуждении и подавлении интересов одной из конфликтующих сторон. Все эти методы достигают лишь кратковременных целей и не дают удовлетворения базовых потребностей. Согласно Дж. Бертону, именно в неудовлетворенности таких потребностей и кроются причины всех социальных конфликтов. Поэтому всякая теория, игнорирующая базовые потребности человека как потенциальный источник конфликтов, не может быть подлинной теорией их разрешения. «Provention» отличается от вышеназванных методов разрешения конфликтов также тем, что позволяет предвидеть последствия неразрешенных конфликтов и заблаговременно избегать участия в них.

«Provention» предполагает методы использования в конфликте третьей стороны — медиацию и фасилитацию.

Медиация направлена на поиск и выдвижение разумных компромиссов и соглашений. Это процесс переговоров с участием третьей, нейтральной стороны, которая заинтересована в том, чтобы стороны разрешили свой конфликт максимально выгодно для всех сторон. Медиатор управляет переговорами так, чтобы стороны пришли к более выгодному и реалистичному соглашению. Существуют определенные технологии процесса медиации. Медиация начинается с применения техники рефлексивного вмешательства в рассуждения спорщиков, чтобы помочь сориентироваться в проблеме и заинтересовать участников в медиаторстве. Большинство медиаторских техник направлено на налаживание отношений между сторонами. Если участники предъявляют друг другу невыполнимые требования, посредник пытается объяснить, в чем состоит неконструктивность таких требований. Когда участники достигают определенного соглашения, медиатор может помочь выявить плюсы и минусы данного решения.

Фасилитация — форма участия третьей стороны, которая помогает сторонам прийти к пониманию их взаимоотношений, показать варианты удовлетворения интересов конфликтующих сторон.

Дж. Бертону принадлежит инициатива в формулировке известных правил поведения посредника. Фасилитатор никогда не должен перебивать участников, кроме тех случаев, когда они допускают обвинения в адрес друг друга или когда ситуация требует срочных пояснений. После изложения конфликтующими сторонами своих взглядов фасилитатор должен раскрыть причины конфликта, сформулировать основные принципы его урегулирования, провести необходимые аналогии и параллели. Фасилитатор не имеет права вмешиваться в обсуждение спорящих сторон, но может воздействовать на участников семинара путем сравнения различных конфликтных ситуаций. В его задачи также входит поддержание благоприятного общего климата обсуждения и недопущение резких высказываний и оценок[14].

Дополнительно задачи фасилитатора в урегулировании конфликта заключаются в организации и стимулировании диалога между сторонами, определении повестки дня; проведении встреч, поддержании цивилизованных правил дискуссии; налаживании активного обмена мнениями. Фасилитатор может выдвигать собственные идеи, переформулировать внесенные сторонами предложения и т.д.

Согласно Дж. Бертону, преимущество его теории заключается в том, что она позволяет видеть глубинные причины конфликта — ущемленные базовые потребности. Бертон строит общую теорию разрешения конфликтов, которую можно применить на всех уровнях социального взаимодействия — от межличностного до международного.

Социальный конфликт Дж. Бертон понимает как следствие ущемления системы человеческих потребностей, образующей динамическую сущность человеческой личности.

Ущемление базовых потребностей Бертон считает причиной всех социальных конфликтов, так как человек имеет эти потребности независимо от того, одобряют ли социальные институты его конформное поведение или наказывают за антиобщественное.

Дж. Бертон критикует такие теории анализа конфликтов, суть которых сводится к предотвращению конфликта, так как главным в таких теориях является минимизация деструктивных моментов, в то время как они должны изменять структурные предпосылки самого конфликта.

Бертон считает, что действительное окончание конфликта могут принести те усилия, которые направлены на удовлетворение основных человеческих потребностей. Найденное решение того или иного конфликта должно в полной мере устанавливать самодостаточные отношения между оппонентами и непосредственно затрагивать предмет конфликта.

Для успешного разрешения противоборства необходимо удовлетворить все потребности участников, которые оказались фрустрированны- ми. Необходимо выделить потребности, которые были ущемлены, затем определить изменения в социальных институтах или политическом курсе, которые необходимы для удовлетворения ущемленных потребностей.

В этом случае главной проблемой становится вопрос иерархического упорядочения базисных потребностей. Иерархия потребностей играет важную роль в разрешении конфликтов, так как позволяет решить вопрос об удовлетворении потребности в зависимости от того, какое положение она занимает в иерархии.

Концепция по решению конфликтов, в основе которой лежит удовлетворение базовых потребностей, дает ответы на вопросы о видах и способах их удовлетворения. Данная теория опровергает предположение о существовании единственного «законного» способа удовлетворения какой-либо потребности и рассматривает возможность удовлетворения одной и той же потребности множественным образом (например, потребность в общении может удовлетворяться на работе, где требуется часто контактировать с разными людьми).

Так как способы удовлетворения потребностей могут неодинаково удовлетворить ту или иную потребность, то выдвигается идея об иерархии «частичных удовлетворителей», которые в той или иной мере удовлетворяют потребности конфликтующих сторон. Таким образом, в конфликтной ситуации нужно уметь определять, какие способы удовлетворения потребностей доступны, и с какой эффективностью они могут фрустрированные потребности удовлетворить.

Несомненное достоинство данной теории заключается в том, что она рассматривает способы удовлетворения базовых потребностей с точки зрения культурных особенностей конфликтующих сторон[15].

При регулировании конфликтов важно определить, какие противоречия лежат в их основе, они бывают: экономическими, религиозными, этическими, политическими. Противоречия всегда затрагивают потребности сторон. Выделяют потребности в безопасности, в идентификации — отнесение себя к той или иной социальной группе. Кроме потребностей, конфликт затрагивает интересы и ценности участников. При этом интересы — это то, чего хочет участник конфликта, а ценности — это те критерии, по которым сторона определяет свои интересы.

Как считает Дж. Бертон, интересы могут обсуждаться, а значит и не всегда в полной мере удовлетворяться, потребности же таким свойством не обладают. Принципиальное отличие интересов от потребностей, по его мнению, заключается в том, что потребности не могут быть предметом переговоров. Понятие потребности Дж. Бертона сближает с понятием ценности. Следовательно, разрешению подлежат споры, в основе которых лежат противоречия не потребностей, или ценностей, а интересов. Противоречия потребностей, или интересов, требуют урегулирования.

Разрешение ценностных конфликтов представляет намного более сложную задачу, чем конфликт интересов. Найти компромисс по ценностям, как правило, почти невозможно, ибо они не обсуждаются, а принимаются каждой из конфликтующих сторон как нечто данное и незыблемое. Но, несмотря на всю трудность разрешения ценностных конфликтов, Дж. Бертон подчеркивает, что:

  • 1) сами по себе ценностные противоречия не обязательно должны привести к конфликту. Их наличие всего лишь создает возможность для возникновения и развития конфликта;
  • 2) если ценностный конфликт все-таки возникает, то это не означает, что он вообще не может быть разрешен мирными средствами.

М. М. Лебедева в книге «Политическое урегулирование конфликтов» делает в связи с этим очень важное замечание о том, что, как и все остальное, ценности развиваются и изменяются. Однако для изменения ценностей требуется значительное время. Можно воздействовать на ценности участников конфликта, формируя их в том или ином направлении, заставить действовать другие ценности, смягчающие конфликт. В реальных условиях конфликт чаще всего охватывает одновременно и интересы, и потребности, и цели, и ценности. Поэтому на практике, как правило, сложно провести грань между противоречиями в потребностях, интересах или ценностях. Исходя из этого, — констатирует М. М. Лебедева, — некоторые авторы и практические работники не делают особых различий между названными понятиями, хотя чаще все же категорию «нтересы» используют для характеристики потребностей и устремлений сторон, а понятие «позиция» — для обозначения того, как эти интересы формулируются»[16].

Дж. Бертон считает, что основные причины конфликтов — это социальные институты с их опорой на традиционную систему власти и нормы правящей элиты. Чем сильнее власть сдерживает удовлетворение потребностей населения, тем меньше у нее возможности влиять на социальные процессы. Таким образом, формальное юридическое право ведет к тому, что рано или поздно власть теряет легитимность.

Фундаментальная причина конфликтов и нестабильности в обществе, по мнению Дж. Бертона, состоит в том, что группы не удовлетворяют свои базовые потребности в рамках существующих социальных норм и институтов, в связи с чем начинают искать их удовлетворения за пределами этих границ.

Сильная сторона общей теории разрешения конфликтов Дж. Бертона состоит в том, что она обеспечивает объединение субъектного и объектного подходов в анализе социальных конфликтов; позволяет рассматривать конфликт как многоуровневое явление, основание которого — неудовлетворенные базовые потребности и связанные с ними ценности, интересы, цели; предлагает проблемно-ориентированный метод решения проблем; ориентирует на изменение социальных структур, которые фрустрируют базовые потребности; позволяет предупреждать конфликты на стадии решения проблем.

Бертон опровергает предположение о существовании единственного способа удовлетворения потребности и обосновывает возможность существования множества взаимозаменяемых способов удовлетворения любой потребности.

Проблемно-ориентированный метод разрешения конфликтов — важное приложение теории базовых потребностей Дж. Бертона. Главный аргумент в его защиту — то, что он позволяет достигать взаимоприемлемого консенсуса, удовлетворяет фрустрированные базовые потребности всех участников конфликта.

Теория базовых человеческих потребностей имеет значительные преимущества перед, например, обычным способом урегулирования конфликтов, основанным на торге и компромиссе, который не является столь эффективным, когда речь идет об удовлетворении базовых потребностей, но в то же время эта теория оставляет многие вопросы спорными и неразрешенными.

И вместе с тем, теория базовых человеческих потребностей оставляет открытыми и некоторые важные вопросы. Например, действительно ли мы можем четко определить и разграничить человеческие потребности на практике? Какие именно потребности задействованы в конкретном конфликте? Зависят ли базовые потребности человека от культуры или они универсальны по своей природе? Если они зависят от культуры, тогда насколько теория человеческих потребностей полезна для разрешения конкретных конфликтов? Действительно ли некоторые человеческие потребности являются более важными, чем другие? Если какие-то потребности более важные, должны ли они удовлетворяться первыми?

Уместно также отметить, что социальный конфликт актуализирует не только потребности, но и интересы участников, поэтому он не может считаться разрешенным, если мы просто удовлетворим базовые человеческие потребности. Связь потребностей и интересов не является прямолинейной. Удовлетворение потребностей не влечет автоматически удовлетворение интересов. Обратно, стороны, пришедшие к компромиссу своих интересов, не обязательно удовлетворяют свои фрустрированные потребности.

Вопросы и задания

  • 1. Назовите основные теоретические предпосылки формирования концепции разрешения конфликта Джона Бертона.
  • 2. Изложите суть концепции «prevention».
  • 3. Какие новые технологии использует Бертон в целях достижения эффективного разрешения конфликтов?
  • 4. Какие сильны и слабые стороны можно отметить в концепции Дж. Бертона?

  • [1] Основные работы: «The Alternative» (1954), «Labour in transition» (1957),«International relations: a general theory» (1965), «Controlled communication» (1969),«World society» (1972), «International politic» (1974), «Deviance, terrorism & war: the processof solving unsolved social and political problems» (1979), «Resolving deep-rooted conflict: ahandbook» (1987), «Conflict resolution as a political system» (1988), «On the need for conflictprevention» (1989), «Conflict resolution: its language and processes» (1996).
  • [2] Лебедева M. M. Политическое урегулирование конфликтов : учеб, пособие. М.:Аспект Пресс, 1999. С. 90—102.
  • [3] См.: Burton J. World Society. Cambridge, 1972.
  • [4] См.: Burton J., Tarja V. The End of International Relations // Contemporary InternationalRelations. A Guide to Theory / A. J. R. Groom, M. Light. L., 1994.
  • [5] См.: Бертон Дж. В. Конфликт и коммуникации. Использование контролируемойкоммуникации в международных отношениях // Теория международных отношений :хрестоматия / сост., науч. ред. и комм. П. А. Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. С. 353—361.
  • [6] Теория базовых человеческих потребностей. [Электронный ресурс]. URL: http://www.pseudology.org/NovyeRubeji/Gobl04.htm
  • [7] Маслоу А. Мотивация и личность. 3-е изд.: пер. с англ. СПб.: Питер, 2008. С. 60—72.
  • [8] Цит. по: Степанов Е. И. Современная конфликтология: общие подходы к моделированию, мониторингу и менеджменту социальных конфликтов : учеб, пособие. М.: ЛКИ,2008. С. 166.
  • [9] Степанов Е. И. Современная конфликтология: общие подходы к моделированию,мониторингу и менеджменту социальных конфликтов : учеб, пособие. М.: ЛКИ, 2008.С. 167—171.
  • [10] Burton J. W. Conflict Resolution as a Political Philosophy // Conflict Resolution Theoryand Practice: Integration and Application / ed. D. J. D. Sandole and Hugo van der Merwe.Manchester and New York: Manchester University Press, 1993. P. 56.
  • [11] Op. cit. P. 62.
  • [12] Op. cit. P. 63.
  • [13] Burton John W. Conflict prevention as a political system // The International Journal ofPeace Studies. Spr. 2001. Vol. 6. № 1. Доступно: http://www.gmu.edu/programs/icar/pcs/burton.html
  • [14] Лебедева М. М. Политическое урегулирование конфликтов : учеб, пособие. М.:Аспект Пресс, 1999. С. 78.
  • [15] Рябцев В. Н., Шитив М. А. Конфликтология : хрестоматия (для студентов политологических отделений и факультетов университетов). [Электронный ресурс]. URL: http://www.twirpx.com/file/248848/
  • [16] Лебедева М. М. Политическое урегулирование конфликтов. М.: Аспект Пресс, 1997.С. 31.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>