Полная версия

Главная arrow Психология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ КОНФЛИКТОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

НАУКА МИРА ЙОХАНА ГАЛТУНГА

Йохан Галтунг

Йохан Галтунг (род. 24 октября 1930 г.) — норвежский социолог и математик, выдающийся ученый и практик, профессор ведущих университетов мира, в том числе в Берлине, Франкфурте, Цюрихе, Берне; Колумбийского и Принстонского университетов США. Основоположник дисциплины «исследования проблем мира и конфликтов». В 70-е гг. Й. Галтунг был президентом Федерации исследований мирового будущего. Основатель и первый директор международного Института исследований проблем мира (ПРИО) в г. Осло (Норвегия), международных журналов «Journal of Peace Proposals» («Журнал мирных инициатив») и «Journal of Peace Research» («Журнал исследований проблем мира»), почетный член «Конгресса Третьего мира».

Й. Галтунг — ведущий консультант ООН,

ОБСЕ и Совета Европы по проблемам урегулирования конфликтов, участвовал в процессах разрешения более 45 международных, региональных и внутригосударственных конфликтов.

По теоретическим взглядам Йохана Гал- тунга относят к сторонникам неомарксистского течения (среди которых Иммануил Валлерстайн, Роберт Кокс и др.), приверженцам применения методов естественных наук, системного подхода.

Известен также как автор теории о критериях отбора новостей[1], является создателем концепции «Миротворческая журналистика» (Peace Journalism), теории конфликта и его разрешения, концепции структурного насилия, позитивного и негативного мира. Перу Й. Гал- тунга принадлежит более 100 книг и более 1000 статей[2].

Галтунг — видный представитель современного научного сообщества, которое является интернациональным не только по объекту и содержанию свой профессиональной деятельности, по своему теоретическому багажу и по критерию общенаучного достояния обоснованных аналитических подходов и исследовательских выводов, но и по свойственному его членам образу жизни. Подобно другим своим коллегам, он работал не только в Осло, но и во многих странах мира: занимался исследовательской деятельностью в Индии, преподавал в Чили и в Швейцарии, в Принстонском, Колумбийском и Гавайском университетах США, был директором Международного университетского центра в Дубровнике (Югославия), руководителем международного проекта по целям, процессам и показателям развития Университета объединенных наций[3].

Галтунг является профессором в области изучения проблем мира. Под «миром» Галтунг понимает способность преобразовывать конфликты с эмпатией, творчески и без насилия, — как никогда не заканчивающийся процесс. Однако следует отметить, что он не только теоретик, но и практик. Ему приходилось участвовать в качестве фасилитатора в процессе разрешения конфликтов между Северной и Южной Кореей, между Израилем и Палестиной, в районе Персидского залива и в бывшей Югославии.

Галтунг — лауреат многочисленных международных премий, в том числе альтернативной Нобелевской премии мира, инициатор созыва Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, создатель международной организации по мирной трансформации конфликтов и развитию Transcend International (1993)[4], разработчик инновационной технологии по урегулированию конфликтов — метода «Transcend», подразумевающего использование мирных средств.

Миссия «Transcend» заключается в следующем: прилагать усилия, направленные на создание более миролюбивого мира, посредством образования и обучения специальным навыкам, проведения исследований, преследующих цель ненасильственного преобразования конфликтов с приемлемыми и жизнеспособными исходами. В работе проекта принимают участие более 350 приглашенных теоретиков и практиков более чем из 60 стран, с 22 уполномоченными в 14 регионах мира.

«Transcend» — метод преодоления пределов, основан на центральном тезисе, суть которого заключается в следующем: для того, чтобы предотвратить насилие и развить творческий потенциал конфликта, необходимо совершить его трансформацию. Данный метод базируется на понимании конфликта как столкновения несовместимых целей, означающего необходимость решения проблемы, а также исходит из представления о том, что всегда можно найти точки соприкосновения между сторонами (люди, страны и т.д.), участвующими в конфликте.

Учебное пособие, выпущенное в рамках Программы Организации Объединенных Наций по формированию навыков управления критическими ситуациями (Disaster Management Training Programme — DMTP), дает краткое описание сути подхода и объясняет, как можно его осуществить. Трансформация конфликта требует преодоления пределов, порождаемых несовместимостью целей конфликтующих сторон, определения других имеющихся целей, извлечения конфликта из оригинальной ситуации и переформатирование его в более перспективную ситуацию. Это достигается через диалог, основанный на эмпатии, отказе от насилия и объединении творческого потенциала всех сторон. Неудачные же попытки трансформировать конфликт лишь подталкивают ту или иную сторону к использованию насилия.

У конфликта имеется свой собственный жизненный цикл. Обычно конфликты имеют комплексный характер, с множеством вовлеченных действующих лиц, целей и проблем. Несовместимые цели могут породить противоречия, которые, соединяясь с отношениями ненависти и насильственного поведения, порождают конфликт. Насильственные культуры (узаконивающие насилие), структуры насилия (эксплуатирующие и отчуждающие) и акторы, прибегающие к насилию, при определенном сочетании могут запустить механизм основополагающего конфликта, который, если оставить его без присмотра, может перерасти в метаконфликт. Задача состоит в том, чтобы трансформировать конфликты, сосредоточивая внимание на вопросах культуры, структуры, заинтересованных лиц (стейкхолдеров) и находя для всех сторон привлекательные цели и вдохновляющие способы их объединения.

Метод «Трансценд» основывается на базовых предпосылках, заимствованных у основных мировых. К ним относятся следующие: восприятие конфликта одновременно как источника насилия и развития, взаимная причинная обусловленность и разделяемая ответственность; особое значение диалога. В конечном счете, метод «Трансценд» ориентирован на вовлечение всех сторон в процесс примирения на основе взаимной поддержки. Ситуацию необходимо перекодировать так, чтобы она подавала надежды на решения, приемлемые для всех сторон. Ключом к реализации данного метода является креативность в подходе к существующим противоречиям. При составлении карты конфликта важен учет всех заинтересованных сторон, преследуемых ими целей и существующих проблем. Сообща определяется емкая запоминающаяся формула исхода (например, «устойчивое развитие»), которая будет способствовать улучшению коммуникации.

Не стоит настаивать на консенсусе, принятии обязательств или сотрудничестве от сторон, еще не готовых к этому. Равным образом не стоит «деформировать» конфликт, обозначая повестки дня слишком далекие от насущных проблем, волнующих стороны.

Ни в коем случае нельзя прибегать к манипуляциям, осуждать. Необходимо тщательно соблюдать конфиденциальность и не стремиться к известности, не ждать благодарности. Всегда нужно помнить, что работа с конфликтом — искусство невозможного, требующее оптимистического настроя, горячего сердца и холодного рассудка.

Этому методу обучают в режиме on-line в Transcend Peace University, возглавляемом Галтунгом[5]. Программа адресована всем, кто интересуется проблемами мира и развития, включая членов неправительственных организаций, дипломатов, политиков, государственных служащих, международников, студентов, учителей, журналистов, социальных работников, предпринимателей, юристов, психологов, военнослужащих, артистов и др.

В своей работе Галтунг концентрируется на четырех основных темах:

  • 1) конфликт и теория мира, а также неразрешенный конфликт как основная причина, обусловливающая проявление насилия;
  • 2) сравнительная теория цивилизаций, с акцентом на выявление опыта миротворчества западных и восточных цивилизаций;
  • 3) создание поколения учебников по общей теории мира и разрешения конфликтов, теории развития;
  • 4) новый подход к экономике, который бы мог обеспечить более удачное решение таких основных глобальных проблем, как проблема мира, развития, совершенствования человека и экологического баланса.

Очень важными в методологии Галтунга являются понятия негативного и позитивного мира и их противопоставление друг другу. Если несколько упростить, то можно утверждать, что под «негативным миром» (negative peace) Галтунг понимает замораживание конфликта, прекращение его активной, «горячей» фазы, однако при полном сохранении основных противоречий, лежащих в его основе. В противоположность этому «позитивный мир» (Positive Peace) — нечто большее и гораздо более устойчивое. Он должен включать в себя определенное разрешение основных противоречий конфликта и быть основанным на определенном взаимном сотрудничестве основных антагонистов конфликта. И здесь важную роль играет

«пятый путь». Согласно этому подходу, традиционный анализ конфликта может выявить лишь четыре возможные альтернативы его разрешения:

  • 1) сторона «Л» выигрывает, сторона «В» проигрывает;
  • 2) «В» выигрывает, «А» проигрывает;
  • 3) решение откладывается («конфликт замораживается» — сказали бы мы), поскольку ни «А», ни «В» не готовы прекратить конфликт;
  • 4) достигается смешанный компромисс, который, в целом, не удовлетворяет ни «А», ни «В».

Стараясь прорвать этот замкнутый и прочный круг, Галтунг считает, что «пятый путь» — стратегия выигрышная для обеих сторон, стратегия «и-и» (win-win), которая обязательно должна включать в себя взаимное, взаимообязательное и уважительное признание пяти основных человеческих потребностей сторон: жизни и безопасности, физического благосостояния, свободы и идентичности. Обе стороны конфликта должны чувствовать себя победителями и не быть уязвленными в перечисленных основополагающих областях — в этом суть трансцендентного метода

«Transcend», предлагаемого Галтунгом. Считается, что применение именно подобной методологии позволило найти взаимоприемлемое решение конфликта между Эквадором и Перу в 1995—98 гг. по поводу безлюдного и бедного ископаемыми ресурсами пограничного участка[6]. В конечном итоге здесь был основан бинациональный природоохранный парк.

Галтунг полагает, что мы живем в переломную эпоху: когда завершится переходный период, начавшийся крушением Советского Союза, мир станет совсем другим. Предсказать, каким он будет, сейчас невозможно, но тенденции, набирающие силу на наших глазах, позволяют, по крайней мере, наметить контуры возможных перемен. Это десять основных трендов. Пять из них разворачиваются в глобальном пространстве между государствами и регионами, еще пять — в социальном пространстве между группами людей (табл. 6).

Таблица б

Тенденции современной эпохи

Глобальные тенденции

Социальные тенденции

Закат и падение империи США

Укрепление наций

Закат Запада

Укрепление гражданского общества

Ослабление государств и усиление регионов

Рост активности молодежи

Подъем «остальных»

Повышение роли женщин

Рост Китая

Усугубление неравенства и мятежи

В результате действия этих тенденций мы становимся свидетелями масштабных перемен, сопоставимых с переходом от грекоримской античности к Средневековью, а затем к раннему Ренессансу и современной эпохе (1789) на Западе. Эти перемены происходили в условиях глобализации христианства, тогда как нынешние преобразования осуществляются в условиях глобализации капитализма и глобального потепления.

Главная причина неотвратимости тенденции к закату государства и усилению регионов на удивление проста. Маркс писал о средствах производства, но не о средствах связи и транспорта. Благодаря СМС и скоростному перемещению все процессы в мире протекают в режиме реального времени, и размеры большинства стран значительно сокращаются. Выживут только сильнейшие — БРИК, США и некоторые другие; остальные будут все больше втягиваться в орбиту регионов, которые отличаются географической близостью и культурным родством.

В результате получаем:

  • — светско-христианский Европейский союз;
  • — смешанный Африканский союз;
  • — индуистско-мусульманскую Ассоциацию регионального сотрудничества стран Южной Азии (СААРК);
  • — смешанную Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН);
  • — светско-католическую Латинскую Америку;
  • — мусульманскую организацию Исламская конференция (ОИК), простирающуюся от Марокко до Филиппин;
  • — буддистско-конфуцианскую Восточную Азию;
  • — светско-православную Российскую Федерацию, где Чечня имеет такую же автономию, как Нидерланды в Евросоюзе.

А на смену Организации Объединенных Наций (ООН), скорее всего, по его мнению, придет Организация объединенных регионов (OOP).

Государство — это территория, власть на которой сконцентрирована в одноименной организации — «государстве». Что же касается наций, речь идет о культурных группах, характеризующихся четырьмя признаками: общий язык, религия-идеология, время — общие представления об истории, прошлом, настоящем и будущем, и пространство, т.е. общая территория и география. В мире 2 тыс. наций и около 200 государств, но только 20 из них представляют собой национальные государства, в которых преобладает одна нация.

Только в четырех из 180 многонациональных государств нет преобладающей нации (в Европе это Швейцария, в которой несколько наций сосуществуют на равных, а также Бельгия, раздираемая проблемами межнациональных отношений, а в Азии — лингвистически федеральная Индия и Малайзия). Что касается остальных стран, то самый верный прогноз в их отношении — это борьба, часто насильственная. Нации, находящиеся в тени, будут бороться за место под солнцем — либо за полную независимость, автономию в рамках федерации, за другие виды суверенитета[7].

Отменить войну как социальный институт — такова цель, которую преследует Галтунг[8]. Он понимает, что для многих это будет казаться наивным. Однако напоминает возможным скептикам, что также относились в свое время к словам тех, кто призывал отменить рабство

и колониализм как социальный институт. Да, говорит он, сегодня еще встречаются элементы рабства и колониализма, но уже не как легитимные социальные институты. И это является очень важным моментом.

Первым, кто четко указал на важность сфер мира, стал Йохан Гал- тунг. Он выделил три типа трактовок понятия «мир на земле», положив в основу типологии такой критерий, как сфера мира. С его точки зрения, есть основания говорить об универсалистском, вне или внутри группы ориентированном и внутриличностно ориентированном подходах. Концепция «универсалиста» видит весь мир как единое целое и подразумевает, что только мир во всем мире имеет значение. Римская концепция «Рах» является примером такого подхода. «Групповая внутриориенти- рованная» трактовка сначала делит мир на две части, т.е. на свою собственную группу и другие группы, или, в более общем смысле, на «мы» и «они». Критерии, по которым различают группы, могут быть политическими, экономическими, географическими, культурными, религиозными, или какой-то их комбинацией. Для этой концепции интерес представляет только мир для своей группы или мир внутри группы, а то, что происходит в других группах, имеет мало значения. Третья, ориентированная на внутренний мир человека, придает первостепенное значение душевному равновесию отдельных людей. Предложенная Галтунгом классификация позволила сделать концепцию мира мульти- вариативной, или многослойной, и в том, что касается сфер мира[9].

Галтунг придает особое значение изучению проблем мира (peace studies) в академической среде, отмечая очевидный прогресс в этом деле, начиная с конца 1950-х гг. Только в США этот предмет преподают более чем в 100 университетах и колледжах. Теперь, по его мнению, настала пора переходить к подготовке дипломированных специалистов и специалистов с ученой степенью в этой отрасли знания, востребованность которых очевидна в международных организациях, транснациональных корпорациях, правительственных и неправительственных, волонтерских, религиозных, профсоюзных организациях, а также муниципалитетах.

На основании своего непосредственного знакомства с постановкой дел в преподавании и изучении науки мира (peace studies) в 30 университетах США Галтунг приходит к выводу о наличии в ней пяти существенных недостатков.

  • 1. В целом у американцев нет такой концепции мира, которая могла бы стать приемлемой для всего остального мира. Главная концепция мира в США — это «рах Americana», сводящаяся к тому, что США является маяком для всех остальных стран.
  • 2. В процессе преподавания упускается специфика антропологического подхода к пониманию специфики американской культуры: интерес к «другим» как основной для антропологии выпадает из тематики.
  • 3. Отмечается очень слабый интерес к методологии и эпистимоло- гии, что находит свое выражение в узких рамках исследовательского подхода.
  • 4. Недостаточно внимания уделяется холистическим аспектам изучения проблем мира. Холистический подход подразумевает муль- тидисциплинарность: как минимум изучение концепций мира, существующих в различных культурах и странах, с учетом их религиозной составляющей.
  • 5. Наука мира сохраняет тенденцию оставаться наукой междисциплинарного характера[10].

«Мир» понимается им как процесс сворачивания (редукции) насилия. А насилие определяется как любые устранимые ограничения для самореализации[11]. Галтунг определил мир как отсутствие насилия, а не как отсутствие войны. Ученый занимается углубленной разработкой концепции насилия, выделяя три его типа: прямое насилие (проявляющееся зачастую в виде военной мощи, ориентированной на быстрое уничтожение), структурное насилие (проявляющееся в виде экономической мощи, обычно непреднамеренно и медленно убивающей) и культурное насилие (проявляющееся в виде власти культуры, легитимизирующей другие типы власти и говорящей тем, кто обладает властью, что они имеют право и даже обязанность так поступать: например, в случае с язычниками, дикарями, атеистами, кулаками или коммунистами, являющимися жертвами прямого и/или структурного насилия). Последний тип насилия труднее всего поддается регулированию, так как приходится иметь дело с краеугольным камнем идентичности человека.

Структурное насилие, — в отличие от прямого, — воздействует косвенно, через социальную структуру. Оно может не осознаваться теми индивидами или социальными группами, которые подвергаются его влиянию. Это такая форма насилия, в рамках которой некая социальная структура или социальный институт становится препятствием на пути удовлетворения базовых человеческих потребностей[12].

Институциализированный элитизм, этноцентризм, классовый подход, расизм, дискриминация по половому или возрастному признаку, национализм — лишь некоторые примеры структурного насилия в понимании Галтунга. Структурное и прямое насилие в высокой степени взаимозависимы, включая насилие в семье, расовое насилие, преступления на почве ненависти, терроризм, геноцид и войну.

Структурное насилие теоретически осмысливается им в виде следующих основных положений.

  • 1. Структурное насилие является естественным феноменом, потому что между социальными группами существуют определенные различия, прежде всего в позициях власти, которые отражаются в структуре социального взаимодействия.
  • 2. Под структурным насилием понимается социальная несправедливость в смысле неравного распределения ресурсов и неравных жизненных шансов.
  • 3. В категорию структурного насилия попадают только те явления, которых можно было бы объективно избежать в определенной социальной структуре в определенное время.
  • 4. Структурное насилие, как правило, является следствием недальновидных политических решений[13].

Когда социальная структура находится под угрозой, власть имущие, заинтересованные в сохранении статус-кво, стремятся гарантировать защиту своих. Для подавления социальных конфликтов они могут мобилизовать полицию, армию, преступные группировки, сами оставаясь дистанцированными от прямого насилия, перепоручая его другим. Социальные структуры с помощью прямого или структурного насилия могут подавить социальные конфликты, но в критической ситуации (социальные структуры не могут быть стабильными вечно) возможен мощный взрыв латентных конфликтов, причиной которых эти структуры являются.

Что касается обратного влияния, то применение прямого насилия может легко уничтожить людей, наделенных властью, но не насильственные структуры. Новые лица могут немедленно заполнить вакансии и сохранить структуру. В таком случае поменяются только конкретные люди. С другой стороны, уничтоженная структура может появиться вновь спустя какое-то время в силу внутренней динамики общественного развития или потому, что она прочно вошла в сознание новых власть имущих и существовала все время в латентной форме.

На основании всех этих соображений Галтунг приходит к выводу, что наиболее эффективным способом решения структурных конфликтов является систематическое изменение сети взаимодействий в социальной структуре[14].

Йохан Галтунг выступал с прогнозами, имеющими важное значение для всей современной геополитической системы. На конференции в Москве в 1980 г. он заявил, что в течение 10 лет падет Берлинская стена, и вскоре после этого развалится и сам СССР.

Развал СССР Галтунг прогнозировал, указав на пять главных противоречий:

  • 1) между СССР и его союзниками, которые хотели независимости;
  • 2) между Россией и остальными республиками СССР, которые хотели большей автономии;
  • 3) в отношениях между городом и селом, которые были характерны для конструкции СССР;
  • 4) в отношениях между социалистической буржуазией и социалистическим классом трудящихся;
  • 5) между ликвидностью денег и дефицитом потребительных товаров (деньги у населения были, а товаров не хватало).

В 2000 г. на конференции в США Галтунг выступил с новым прогнозом — на этот раз о развале империи США до 2025 г. Политику Джорджа Буша он назвал ускорителем развала империи.

Противоречия, которые, по его мнению, неотвратимо подрывают империю США, прояляются следующим образом:

  • — между экономическим ростом и распределением благ;
  • — между финансовой и продуктивной (реальной) экономикой;
  • — в несправедливых, дискриминационных экономических договорах с другими странами;
  • — между государственным терроризмом США и ответным терроризмом угнетаемых народов;
  • — между США и их союзниками (в том числе между европейской элитарной культурой и продукцией вульгарной, плебейской массовой культуры США);
  • — между США и странами Юго-Восточной Азии (в возможном альянсе с Россией и другими участниками Шанхайской организации сотрудничества, которые в целом составляют 40% населения Земли).

У Галтунга много критиков. Одним кажутся наивными некоторые его сентенции, другим не нравится его точка зрения по политическим соображениям, третьи видят в нем «антисемита», «неомарксиста», «романтика» и т.д. Что можно сказать на все это? С уверенностью только то, что его статьи и книги читают очень многие, его мнение является авторитетным. И, наконец, то, что он как та лягушка в притче, попавшая в чан с молоком, пытается взбить его до состояния сметаны, — а иначе не выбраться. Его деятельная натура и непреклонность в достижении поставленной цели, — миростроительства и изучения проблем мира, — вызывают симпатии не только в академических, но и более широких социальных кругах.

Йохан Галтунг посвятил свою жизнь не идеологической работе и не поиску врагов, а мирным исследованиям и урегулированию конфликтов. Много мирных решений найдено, много — еще впереди.

Вопросы и задания

  • 1. В чем суть метода «Transcend» Йохана Галтунга?
  • 2. Раскройте содержание понятия негативного и позитивного мира.
  • 3. Какую цель преследует Галтунг как конфликтолог?
  • 4. Какие проблемы, по мнению Й. Галтунга, существуют в преподавании и изучении науки мира (peace studies)?
  • 5. Какие типы насилия, существующего в современном мире, выделяет этот ученый?

  • [1] Galtung J., Ruge М. Н. The structure of foreign news // Journal of Peace Research.Vol. 2. 1965. P. 64—90.
  • [2] Основные работы: «Структурная теория агрессии» (1964), «Насилие, мир и исследование мира» (1969), «Конфликт как образ жизни» (1969), «Культурное насилие»(1990), «Права человека в новом свете» (1994).
  • [3] Назовем лишь некоторые из них: Membersof Two World. Oslo, 1971; The EuropeanCommunity: A Superpower in Making. L., 1973; Images of the World in the Year 2000. Hague,1976; The True Worlds. A Transnational Perspective. N. Y., 1980; Hitlerismus, Stalinismus,Reaganismus. Baden-Baden, 1987; Europe in the Making. N. Y., 1989 и др.
  • [4] [Электронный ресурс]. URL: http://www.transcend.org/
  • [5] Peace and Development online Certificate Courses. [Электронный ресурс]. URL: www.transcend .org/tpu
  • [6] Марджанян А. Йохан Галтунг // Научно-образовательный фонд «Нораванк».[Электронный ресурс]. URL: http://www.noravank.am/rus/issues/detail.php7ELEMENT_Ш=5982
  • [7] Галтунг Й. Десять тенденций, меняющих мир // доклад на симпозиуме «Справедливая сила» (май 2011 г.) в Университете Сент-Галлен (Швейцария). URL: http://www.globalaairs.ru/number/Desyat-tendentciimenyayuschikh-mir-15276
  • [8] Acceptance Speech by Johan Galtung. December 9-th, 1987. The right livelihood awards1987. [Электронный ресурс]. URL: http://rightlivelihood.org/galtung_speech.html
  • [9] См.: Мацуо М. Концепция мира в исследованиях мира: краткий историческийочерк // Вестник ТГПУ. 2007. Вып. 1 (64). Серия: Гуманитарные науки. С. 55.
  • [10] Galtung J. Peace studies in the USA: Five Reflections. Center of International Studies.Princeton University. Princeton, New Jersey 08544. May 1987. P. 2—9.
  • [11] Galtung J. The true worlds: transnational perspective. N. Y.: The free press, 1980. C. 67.
  • [12] Galtung J. Violence, Peace, and Peace Research // Journal of Peace Research. Vol. 6.№ 3 (1969). P. 167—191.
  • [13] Galtung J. Violence, Peace, and Peace Research // Journal of Peace Research. Vol. 6.№3 (1969). P. 167—191.
  • [14] Приводится по: Конфликты в современной России. М.: Эдиториал УРСС, 1999. С. 23.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>