Полная версия

Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социологические воззрения Г. Спенсера

При жизни Конта его идеи не оказывали заметного влияния. Позитивизм во Франции существовал не столько как социально-философское, сколько как сектантско-религиозное течение. Признание Конта началось с Англии, с Дж. Стюарта Милля (1806—1873). Именно в Англии социология нашла свою вторую родину, поскольку дух позитивизма с его ориентацией на методы точных наук как нельзя лучше «вписывался» в традиции английского эмпиризма.

Конечно, перенесение контовской социологии на английскую почву требовало известных изменений ряда положений его теории. Идеи О. Конта, выросшие из сенсимонизма, были пропитаны духом социального мессианства, чуждого трезвому английскому рассудку. О. Конт мечтал о переустройстве общества в духе своих морально-религиозных принципов, английское же общество середины XIX в. было вполне удовлетворено существующими порядками.

Существует принципиальная разница, лежащая в основе подхода к пониманию закономерностей общественного развития во французской и английской социологии — английская социология, связанная с традиционными представлениями, была отчетливо индивидуалистической. Общество для нее — это прежде всего совокупность индивидов и только понимание природы самого индивида дает ключ к изуче-

зо нию социального целого. Это — немаловажное различие, поскольку на нем базировалась методология исследований. Так, если Конт начинает исследование общества как системы, то Милль, напротив, стремится свести социальное, то есть общее, к индивидуальному, будучи убежденным, что «социальные законы» поведения людей можно свести к законам поведения отдельных индивидов. По Миллю, соединяясь в общество, люди не превращаются в нечто другое, обладающее другими свойствами. Он утверждает, что «в общественной жизни люди обладают лишь такими свойствами, которые вытекают из законов природы отдельного человека и могут быть к ним сведены»1. Это была одна из первых и ярко выраженных программ «психологизма» в социологии, расходившаяся с установкой, выдвинутой О. Контом. Причем у Милля более пригодной для социологии является психология, которая основана на этологии, или «науке о формировании характера». По мнению Милля, чем подробнее будет разработана этология и чем лучше будут изучены различия в индивидуальных и национальных характерах, тем меньше останется положений, которые будут считаться всеобщими принципами человеческой природы[1] [2]. В этом плане в качестве одной из важных методологических задач социологии он рассматривал предохранение процесса познания как от некритической экстраполяции эмпирических наблюдений на все человечество, так и от чистой спекуляции о реальном поведении человека в обществе на базе одних лишь теоретически выведенных свойств человеческой природы.

Милль, как и О. Конт, защищал принципиальное единство метода естественных и социальных наук, хотя и признавал особенности разных методических подходов, обусловленных предметом исследования. И хотя он ошибался по поводу возможностей причинного описания исторического движения общества как целого при помощи всего лишь одной группы психологических законов, именно ему принадлежит обоснование контовской установки, связанной с поиском общих законов — законов постоянства и единообразия фактов социальной жизни, преследуя цель по возможности использовать их в искусстве политического управления. В поисках методологических оснований научного познания сконцентрированы мировоззренческие споры о соотношении «реализма» и «номинализма», «генерализирующего» и «индивидуализирующего» методов в общественных науках, которые занимают социологическую мысль до сих пор. Милль выступал против попыток сведения исторического познания исключительно к поискам индивидуальных и неповторимых причинностей. Он пытался показать, что история не может обойтись без социологии, без универсальных законов, и что единичное событие определяется как причина другого единичного события лишь в соотнесении с универсальными законами.

с.

Хотя, как уже отмечалось, в качестве базисов этих законов он выбрал психологию «человеческой природы»1.

Наиболее полно и широко идеи, связанные с натуралистической (органической) концепцией, представлены и развиты в трудах английского социолога Герберта Спенсера (1820—1903). Первый социологический труд Г. Спенсера «Социальная статика» вышел в 1850 г. В 60—90-е годы Спенсер, создавая систему синтетической философии, пытался объединить все теоретические науки того времени. В эти годы им были написаны: «Основные начала», «Основания биологии», «Основания психологии», «Основания этики», «Исследование социологии», «Основания социологии» и ряд других произведений.

Г. Спенсер разделял основной взгляд Конта, по которому социология, непосредственно примыкая к биологии, составляет с ней «физику организованных тел» и рассматривает общество как своего рода организм. Правда, Спенсер помещает между биологией и социологией психологию, но это не оказало заметного влияния на его представление об обществе. Свои социологические воззрения Г. Спенсер, подобно О. Конту, выводил путем дедукции. Хотя он и относился к Конту весьма критично, даже опубликовал в 1864 г. статью под названием «О причинах разногла- Г Спенсер сия с q контом>>) но все же считал,

что французский мыслитель в понимании социальных явлений значительно превосходил все прежние подходы.

Одним из важных моментов, носящий методологический и гносеологический характер, являются различия в выборе предмета и цели познания. Эти различия Спенсер определил следующим образом: «Какова провозглашаемая Контом цель? Дать всестороннее описание прогресса человеческих концепций. Какова моя цель? Дать всестороннее описание внешнего мира. Конт предлагает описывать необходимое и реальное происхождение идей. Я предлагаю описывать необходимое и реальное происхождение вещей. Конт выступает за объяснение генезиса нашего знания природы. Моей задачей является объяснение... генезиса явлений, которые составляют природу. Одно является субъективным. Другое — «объективным»[3] [4].

Нельзя сказать, что О. Конт интересовался только развитием идей, поскольку он активно занимался и изучением самой социальной структуры общества, развитием и функционированием его различных институтов. Вместе с тем, Спенсер верно подметил одно из главных отличий своей позиции от позиции Конта: познание эволюции общества и изменений в его социальных структурах, а не состояния идей, которые, в общем, он рассматривал как производное от социальных условий жизни. Здесь его позиция сходна с позицией К. Маркса, ибо у того и другого идеи выступали в качестве побочного явления (эпифеномена).

Кроме того, Спенсер был не согласен с идеей О. Конта о том, что весь социальный механизм покоится на мнениях, и что идеи управляют миром. Мир, по Спенсеру, управляется и изменяется через чувства, для которых идеи служат только руководителями. «Социальный организм, — писал он, — покоится в конце концов не на мнениях, но почти всецело на характерах». То есть здесь просматривается следование идеям Дж. Милля.

Касаясь гносеологических принципов Г. Спенсера, его методологии научного познания общественной жизни нельзя не отметить огромного интереса английского мыслителя к проблеме истинности социального знания — проблеме, остающейся центральной и для современной социологии. В отличие от О. Конта, который по преимуществу лишь проповедовал необходимость объективного научного познания, Г. Спенсер активно занимался вопросами беспристрастности и объективности социальной науки. Практически он разрабатывал идеи, которые связывают с социологией познания. Спенсера прежде всего интересовал вопрос о том, что приводит, и чем обусловлено формирование искаженных восприятий социальной реальности. Он стремился, как и его соотечественник Ф. Бэкон, «очистить» ум от постоянно грозящих ему заблуждений («идолов»).

Понимая, что исследователю приходится изучать свойства общества, к которому он сам и принадлежит, и что в социальной сфере кроется множество трудностей, которых нет в других науках, Спенсер считал необходимым, чтобы ученые делали сознательные усилия, направленные на освобождение себя от различного рода предубеждений и предрассудков. Он требовал изучать общество, а также происходящие в нем изменения, безотносительно к национальности, убеждениям и личному благополучию.

Значительную часть работы «Исследование социологии» (русск. пер. «Социология как предмет изучения». — СПб., 1896) он как раз посвятил тщательному анализу источников различного рода пристрастий и «интеллектуальных и эмоциональных трудностей», с которыми приходится сталкиваться социологу в своей научной деятельности. Об этом свидетельствуют названия глав его книги: «Политическая предвзятость», «Предвзятость патриотизма», «Классовая предвзятость», «Теологическая предвзятость».

В своих социологических построениях Г. Спенсер во многом базируется на биологических аналогиях. Попытки объяснить явления, происходящие в общественной жизни биологическими аналогиями, во многом связаны с теорией Ч. Дарвина. Появившись в середине XIX в., она оказала сильное влияние на социологию, породив различные био- логизаторские социологические концепции, в том числе и социал-дар- винистские. Суть последних состояла в том, что их авторы переносили на общество и доводили до логического конца принципы естественного отбора и борьбы за существование.

Особенно ценным для изучения общества, понимания происхождения многих социальных институтов явилось применение эволюционной теории. Эволюционный подход к обществу важен тем, что каждое явление изучается в его развитии. Переворот, совершенный в биологии эволюционной теорией Дарвина и воспринятый многими социологами, значительно усилил историко-сравнительный метод изучения культурных и социальных форм жизни[5].

Центральное понятие всей мировоззренческой концепции Спенсера — «эволюция». Эволюция — это интеграция материи, ее «переход от состояния относительной неопределенности к состоянию относительной определенности, связности, многогранности». Относительно социальной жизни речь идет об обществе как о социальном целом, обладающим определенностью и связностью. Однако это целое (общество), согласно принципиальной установке Г. Спенсера, не может и не должно поглотить отдельную личность. Отсюда важнейшим показателем социального прогресса Спенсер считает переход от общества, в котором личность целиком подчинена социальному целому, к такому состоянию, при котором социальный организм или общество «служит» составляющим его индивидам. Он писал, что «...идеалом, к которому мы идем, является общество, в котором управление будет доведено до возможно меньших пределов, а свобода достигнет по возможности наибольшей широты».

Основное различие социальных структур, по Спенсеру, состоит в том, что сотрудничество людей в достижении общей цели является или добровольным, или принудительным. Он делит общество на два типа: «военное» и «промышленное», которым и соответствуют эти два типа отношений людей.

Спенсер не дал формального определения социологии. В целом он видел в социологии науку о «надорганическом» развитии, которая одновременно описывает этот процесс и формулирует его законы.

Его труд «Основания социологии» (1877) был одним из первых в социологии построенным на этнографическом материале. В нем он пытается теоретически реконструировать физическую, интеллектуальную и особенно религиозную жизнь первобытного человека, выяснить происхождение его основных идей, представлений и форм социальной жизни.

Большое внимание Спенсер уделил уточнению и разработке понятийного аппарата социологии. Он вводит в научный оборот понятия социального института, социального роста, социальной структуры, социальных функций и другие. Можно сказать, что он заложил фундамент формирования понятийной системы социологии, а также структурно-функционального метода. В значительной степени этому способствовали аналогии человеческого общества с биологическим организмом, которые он постоянно проводил. Безусловно, он делал различие между биологическим организмом и процессами общественной жизни. Главное отличие Спенсер видел в том, что в живом организме элементы существуют ради целого, а в обществе наоборот. Он отмечал, что «общество существует для блага его членов, а не члены существуют для блага общества».

На громадном этнографическом материале английский мыслитель последовательно рассматривает эволюцию семейно-брачных отношений, обрядовых учреждений и обычаев, политических учреждений, где особое внимание уделил анализу государства, представительных учреждений, организации судебной власти и т.д. Не обошел своим вниманием Спенсер и религиозные учреждения, промышленность и ее структуру. Таким образом, социология у Спенсера выступает как всеобъемлющая наука, включающая общую теорию исторического развития (эволюцию).

Первая часть его «Оснований социологии» главным образом посвящена исследованию первобытного общества, причем по большей части его духовной стороне, анализу чувств и верований, которым он придавал большое значение в определении характера общественной жизни. Речь в ней практически идет об описании первобытной культуры человечества, первобытном мировоззрении, где, как и в других частях своего произведения, он пользовался исключительно сравнительно-историческим методом.

Органические аналогии получают у Спенсера применение и тогда, когда он рассматривает политические учреждения, которые, собственно говоря, и являются у него настоящим социальным организмом.

Анализ спенсеровских «Оснований социологии» показывает, что он подчас чисто внешним образом соединяет взгляды, навеянные органической аналогией с результатами сравнительного изучения, этнографическими и историческими данными. Это дает основание сказать, что в действительности социология Спенсера, ее содержание и смысл характеризуются не столько органической аналогией, сколько применением к изучению общественных явлений сравнительного метода. Именно он является у Спенсера исходной базой построения его социологической концепции.

Каковы общие черты спенсеровской социологии?

Во-первых, это широкое использование историко-сравнительного метода в исследовании и обосновании своих социологических взглядов. Данный метод вообще является характерной особенностью социологии второй половины XIX — начала XX в.

Во-вторых, трактовка общества как организма, под которую он пытался подвести определенные логические основания. Одна из глав его работы «Основания социологии» прямо называется «Общество есть организм». Спенсер достаточно детально приводит в качестве аргументации данного подхода целый ряд аналогий (сходств) между биологическим и социальным организмами, например: 1) общество как биологический организм в отличие от неорганической материи, на протяжении большей части своего существования растет и увеличивается в объеме; 2) по мере роста общества его структура усложняется так же, как усложняется структура организма в процессе биологической эволюции; 3) как в биологических, так и в социальных организмах прогрессивная структура сопровождается аналогичной дифференциацией функций, что в свою очередь сопровождается усилением их взаимодействия и т.д.

В-третьих, без чего невозможно представить социологическую концепцию Г. Спенсера — идея закономерной эволюции общественной жизни. Согласно данной идее, процесс социальных изменений совершается по естественным законам независимо от желаний людей. Поэтому эволюция совершается сама собой, и для того, чтобы она приводила к своим естественным результатам со стороны человека не требуется никакого вмешательства.

Спенсер и в социально-политической теории, и в жизни последовательно проводил эту основополагающую идею. Отстаивая принцип естественной эволюции общества, Спенсер выступал не только против идей социальной революции, но и против каких бы то ни было социальных реформ и против всякого вмешательства государства в общественную жизнь. Подчеркивая естественный характер эволюции, Спенсер считал, что социальная жизнь стремится к равновесию. В своем понимании характера общественной жизни и ее социально- политического устройства он, прежде всего, — индивидуалист. И если у Конта социальное целое предшествует индивиду и последний не является даже самостоятельной ячейкой общества, то у Спенсера, напротив, общество — лишь агрегат индивидов. Спенсер считал недопустимым растворение индивида в социальном организме. «Следует всегда помнить, — писал он, — что как бы ни были велики усилия, направленные к благосостоянию политического агрегата, все притязания политического агрегата сами по себе ничто, и что они становятся чем-нибудь лишь в той мере, в какой они воплощают в себе притязания составляющих этот агрегат единиц»[6].

Нельзя не отметить и того важного момента, что английский мыслитель не сомневался в реальности процесса эволюции. Объективным критерием этого процесса он считал степень дифференцированности и интегрированности того или иного явления. Идея выделить объективный критерий перехода от низшего к высшему, безусловно, имела положительный смысл, поскольку развитие любой системы предполагает дифференциацию ее элементов и одновременно их интеграцию в определенной структуре.

Главный фактор общественного развития Спенсер видел в разделении труда, которое приводит к высшему типу общественного устройства — «индустриальному обществу». В этом отношении он повторяет общую схему развития общества, построенную Сен-Симоном и Контом. Однако представление Спенсера о путях и стадиях развития общества гораздо богаче контовской «социальной динамики», ибо они основаны на теоретическом обобщении очень большого социоэтнографического материала.

Спенсер скрупулезно прослеживает эволюцию от простых обществ к более сложным и проводит мысль об усилении дифференциации и интеграции социальных функций в процессе общественного развития. Всякое развитое общество, по Спенсеру, имеет три системы органов: производительную, распределительную и регулятивную. Регулятивная в лице государства обеспечивает подчинение составных частей целому. В качестве специфических частей общества он выделял: домашние, обрядовые, политические, церковные, профессиональные и промышленные учреждения (социальные институты).

Всякое учреждение (социальный институт) складывается как устойчивая структура «социальных действий», которые, по Спенсеру, составляют первичный материал для социологических исследований[7]. Учреждениям, имеющим древнюю историю, он отдавал большее предпочтение в деле регуляции и устройства общественной жизни и влияния на поведение людей.

Общество Спенсер разделяет на два основных типа: военное и промышленное (индустриальное).

«Военный» тип общества характеризуется сильным централизованным контролем и иерархическим порядком власти. Вся жизнь здесь прежде всего подчинена дисциплине. Индивид в таком обществе принудительно подчинен социальному целому.

В индустриальном обществе преобладающими являются промышленность и торговля, в нем появляется политическая свобода, а социальная организация становится более гибкой. А главное — власть рассматривается в этом обществе как выражение воли индивидов, а их соединение становится добровольным. Вместе с тем, он подчеркивал, что отдельные черты военного типа присутствуют и в промышленном обществе. В качестве примера он приводит современную ему Францию, где существовал строгий надзор за печатью, запрещение собраний, военное единообразие воспитания, официальное руководство изящными искусствами и т.п.

Более широкую картину различий по целому ряду параметров между двумя типами обществ можно увидеть в приведенной таблице[8]:

Характеристика

Военное общество

Индустриальное общество

Доминантная

функция

или деятельность

Совместная деятельность по обороне и наступлению для сохранения и увеличения территории

Мирная; взаимное воспроизводство индивидуальных деятельностей

Принцип

социальной

координации

Принудительная кооперация; поддерживается властным принуждением; пре- скриптивная и про- скриптивная регуляция деятельности

Свободная кооперация, которая поддерживается договором и принципами справедливости; только проскриптивная[8] регуляция

Отношения между индивидом и государством

Индивид для государства; ограничение свободы, собственности и мобильности

Государство для человека; свобода; некоторые ограничения собственности и мобильности

Отношения между государством и другими организациями

Все организации публичны; частные организации исключены

Поощрение частных организаций

Структура

государства

Централизованная

Децентрализованная

Структура

социальной

стратификации

Фиксированность статуса, вида занятий, местожительства; наследственность статуса

Пластичность и открытость, профессии и местожительства; подвижность статуса

Тип экономики

Автономность и самодостаточность экономики; малая внешняя торговля; протекционизм

Потеря экономической автономии; взаимозависимость посредством торговли; свободная торговля

Ценимые социальные и личностные черты

Патриотизм; почтительность; храбрость; лояльность; покорность; вера во власть; дисциплина

Независимость; уважение других; сопротивление насилию; индивидуальная инициативность; правдивость; доброта

В истории социологии придается большое значение теории Спенсера о закономерной эволюции от военного общества, основанного на принудительной кооперации, к индустриальному, базирующемуся на добровольной кооперации. В целом он дал реальную картину исторического процесса, отражающую переход от общества с преобладанием натурального хозяйства и жестокой иерархической системы к обществу, основанному на товарном производстве и разделении труда. Его подход оказал большое влияние на развитие последующих социологических теорий и, в частности, теорию Дюркгейма (на его идею «механической» и «органической» солидарности). В современной социологии деление обществ на «традиционные» и «индустриальные» является отправной точкой теории развития общественных систем.

С политической точки зрения, а этот аспект формирования социологии никак нельзя сбрасывать со счетов, Спенсера можно рассматривать как одного из ведущих идеологов либерализма.

Идеология либерализма восходит к буржуазно-демократическим революциям XVII—XVIII вв. Широкое распространение она получила в XIX в. в Европе, когда возникли либеральные партии с соответствующими программами. В мировоззренческом смысле либерализму соответствует свобода от классовых, националистических и т.д. предрассудков, а отсюда космополитизм, терпимость, гуманизм, а главное — утверждение самоценности личности. Либерализм основывается на признании приоритета прав человека, разделении законодательной и исполнительной власти, свободе выбора занятий, и что особенно характерно для XIX в., свободе конкуренции — незыблемом устое общества.

В системе политических взглядов Спенсера немаловажную роль занимают идеи, связанные с теорией государства. Исходной точкой его рас- суждений является мысль о том, что общество создается составляющими его единицами и что природа общества определяется природой последних, то есть каков характер индивидов, таков и характер общества.

Спенсер был убежден, что пока масса граждан не воспитала в себе верований (идеологии), которые соответствуют социальной организации (типу государственного устройства), эта организация не может существовать. Он писал: «Никакие хитро продуманные учреждения не могут иметь силы сами по себе... Важно только одно — характер людей, к которым применяются эти учреждения». Он отмечал, что всякий раз, когда недостает гармонии между характером людей и социальными учреждениями, везде, где эти учреждения введены насильственно: будь то путем революции или преждевременными реформами, результатом этого является дезорганизация общества.

Спенсер, как идеолог либерализма, предостерегал от чрезмерной веры в силу и справедливость государственной власти. А главная его мысль — «несправедливо жертвовать благосостоянием граждан ради воображаемого блага государства».

Он очень скептически относился к представителям власти, парламенту, государственным чиновникам, а также к законам правительства и законотворчеству. Идея неприятия государства и форм его деятельности, направленных на подавление свободы личности, в концентрированной форме выражены Г. Спенсером в работе «Личность против государства», вышедшей в 1884 г.1

Его вывод, сделанный на основании анализа законодательной практики английского парламента (один из очерков книги так и называется — «Грехи законодателей») звучит так: «некомпетентный законодатель постоянно увеличивает человеческие страдания, пытаясь их уменьшить»[10] [11].

Правительственные учреждения по его язвительному и образному замечанию напоминают перевернутый фильтр: «вы заливаете чистую воду, а оттуда бежит грязная». Как считает Спенсер, законы подчас превращаются в идолов и при авторитарном правлении всегда существует опасность для личности в случае неуважительного высказывания о политическом законе. Вместе с тем Спенсер весьма далек от того, чтобы требовать отмены существующего строя или отрицать необходимость самого существования государства. «Он, — как пишет по этому поводу М. Ковалевский, — хочет только того, чтобы государственной власти были поставлены известные границы, которые бы дали ей возможность исполнять исключительно ту функцию, ради которой она создана; он стремится к тому, чтобы правительство видело свою единственную задачу в защите прав личности»[12].

Спенсер был непримиримым противником социализма, особенно в той его части, которая касалась расширения прав государства в регулировании производства и отношения к личным правам и свободам.

В своей работе «От свободы к рабству» (1891) он писал, что «ничто, кроме медленного совершенствования человеческой природы посредством организации социальной жизни, не может произвести благоприятной перемены. А мое отрицание социализма основывается на убеждении, что социализм остановит развитие высокоразвитого государства и повернет вспять развитие менее развитого».

Спенсер был убежден, что социализм в любой форме подразумевает рабство. Характерной чертой рабства он считал труд по принуждению. Степень рабства зависит от того, сколько раб должен отдать и сколько он может оставить себе, а кто его господин — личность или общество, принципиального значения не имеет. Именно в книге «Личность против государства» Спенсер пытается предостеречь человечество от грозящей ему опасности.

Анализируя социально-политическую ситуацию конца XIX в. Спенсер с горечью и чувством собственного бессилия признает, что «социализм неизбежен, но будет величайшим несчастьем, которое когда-либо переживал мир, поскольку кончит он самой резкой формой деспотизма».

Вместе с тем он был убежден, что социалистический переворот пройдет и человечество продолжит свой путь на основе принципов равной свободы для всех. Книга, вернее четыре очерка, объединенных под общим заглавием «Личность против государства», выступала своеобразным предостережением и протестом против «грядущего рабства», как он называл коммунизм.

Многих мыслителей того периода привлекала уверенность Спенсера в неодолимости социальной эволюции, признание закономерностей всего существующего, строгость и научность его выводов. Нельзя не заметить и того, что Спенсер в целом не настаивал на необратимости, вернее фаталистичности, развития общества по предопределенному пути. Более того, он придерживался мнения, что оно развивается как ответ на социальное и природное окружение. По его мнению, социальный прогресс, как и другие виды прогресса, не является линейным и приобретает различные значения, в том числе включает состояния застоя и регресса. Это отличает его идеи от сторонников теорий однолинейного развития истории, к примеру, концепции О. Конта.

  • [1] См.: Милль Дж. Ст. Система логики силлогистической и индуктивной. М., 1914.794, 798.
  • [2] Там же. С. 824.
  • [3] См. о нем подробнее: История теоретической социологии. Т. 1. Гл.: Программасоциологии Дж. С. Милля. М., 1997.
  • [4] История социологии в Западной Европе и США. М., 1999. С. 43.
  • [5] Как считают, «все социологические выводы Г. Спенсера так или иначе опираются на его собственную теорию эволюции, сформулированную раньше и независимоот Дарвина» См. История теоретической социологии. Т. 1. М., 1997 — С. 243; а также:Ковалевский М. М. Социология. Соч. в 2-х т. Т. 1. СПб., 1997. С. 218.
  • [6] См.: Спенсер Г. Основания социологии. Соч. Т. 4. СПб., 1898. С. 287.
  • [7] Г. Спенсер как никто другой способствовал распространению понятия «социальный институт» в социологии, но строгого определения этому понятию не дал. Оно употреблялось в разных контекстах наряду с целым рядом родственных и частично взаимозаменяемых понятий: «учреждение», «организация», «координирующий центр (илисила)», «система принуждения» и др. В целом, в его трактовке «социальный институт» —это что-то вроде органов общественного суперорганизма, которые делают возможнойсовместную жизнь и сотрудничество людей.
  • [8] Цит. по: Smelser N. Essays in Sociological Explanation. Englewood Cliffs (NJ): Prentice-Hall, 1968.
  • [9] Цит. по: Smelser N. Essays in Sociological Explanation. Englewood Cliffs (NJ): Prentice-Hall, 1968.
  • [10] Либеральная интеллигенция в России отнеслась к этой книге отрицательно.Об этом говорит не только то, что она была издана у нас через 24 года (в 1908 г.),но и перевод самого названия — «Личность и государство».
  • [11] См.: Спенсер Г. Грехи законодателей // Социологические исследования. 1992. № 2.
  • [12] Ковалевский М. М. Социология. СПб., 1997. Т. 1. С. 206.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>