Полная версия

Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Психологические концепции в западноевропейской социологии

Наиболее известным представителем психологического направления западной социологии является Габриэль Тард (1843—1904), французский социолог и один из основоположников социальной психологии. Он внес значительный вклад в развитие науки о межличностных отношениях и их механизмах. Тард исследовал проблемы общественного мнения, психологии толпы, механизмы психологического заражения и внушения, а также способствовал включению в арсенал социологии эмпирических методов исследования — анализа исторических документов и статистических данных.

Г. Тард — автор книг: «Законы подражания» (1890); «Социальная логика» (1895); «Общественное мнение и толпа» (1902); «Социальные этюды» (1902); «Экономическая психология» (1902) и др.

Стремясь освободить социологию от биологизма и органицизма, Тард сравнивал общество с мозгом, клеткой которого является сознание отдельного человека. В то же время общество — это продукт взаимодействия индивидуальных сознаний, которое совершается, по Тарду, через передачу людьми друг другу и усвоение ими верований, убеждений, намерений и т.д. Исходя из этого, он поставил своей целью создать науку социальную (коллективную) психологию, которая должна изучать взаимодействие индивидуальных сознаний и тем самым выступать в роли фундамента социологии.

От индивидуальной психологии социальная психология отличается, по Тарду, тем, что занимается исключительно отношениями нашего «Я» к другим «Я», их взаимным влиянием. В этом воздействии одного духа на другой и следует видеть элементарный факт, из которого вытекает вся социальная жизнь.

Касаясь теоретико-методологических моментов его социологической концепции, нельзя не отметить, что он в своих исследованиях развивал позитивистскую идею закономерности развития социальных процессов и стремился к методологической четкости. Вместе с тем содержание общественной жизни трактовал скорее в духе шопенгауэровского волюнтаризма. Общественные процессы Г. Тард объяснял действием психологического механизма подражания. Взаимоотношение двух индивидов, из которых один подражает другому, — вот, по Тарду, характерная модель социального бытия вообще. Все сходства, существующие в мире, обусловлены повторением, которое представляет собой универсальный мировой закон. Подражание существует уже в индивидуальном сознании, в том, что человек с помощью памяти и привычки воспроизводит сам себя, повторяет свое прошлое. Затем при соприкосновении двух или более людей подражание становится главным механизмом социального поведения.

Как писал Тард, «общество — это подражание, а подражание — род гипнотизма». Поэтому общественное развитие он сводит к тому, что отдельные выдающиеся люди изобретают что-то новое, а затем массы, подражая, закрепляют это новое. Социальные конфликты объясняются им различными направлениями подражания. Причем это совершенно тождественно противоречиям в сознании отдельного индивида, «когда он колеблется, принять ему или отвергнуть представляющийся ему новый образец, новый обычай, новую идею или художественную школу, новый поступок»[1].

Тард схематично рисует процесс распространения новшеств путем подражания в виде концентрических кругов, расходящихся от центра. Круг подражания имеет тенденцию бесконечно расширяться, пока не натыкается на встречную волну, исходящую из другого центра. Встречные потоки подражания вступают в единоборство — повторение сменяется оппозицией, и начинается «логическая дуэль» подражаний. Частными случаями этого могут быть любые конфликты — от теоретического спора до войны. Логические дуэли могут иметь разный исход, но так или иначе оппозицию сменяет новая адаптация, и весь цикл социальных процессов возобновляется.

Общие законы социологии, охватывающие все три базисных социальных процесса: адаптацию, повторение и оппозицию, Тард делит на логические и внелогические. Логические законы объясняют, почему одни инновации распространяются, а другие — нет, насколько назрела потребность в данном новшестве, совместимо ли оно с уже существующими знаниями и представлениями (логический союз) или же вступает с ними в конфликт (логическую дуэль). Внелогические законы показывают, как протекает процесс подражания. Во-первых, подражание идет от внутреннего к внешнему, то есть внутренние образцы вызывают подражание раньше, чем внешние: например, дух религии распространяется раньше, чем обряды. Во-вторых, низшие всегда подражают высшим, провинция подражает центру и т.д. Ссылками на механизм подражания Тард пытался объяснить общественное мнение, обычаи, моду, религию и многие другие социальные явления.

Попытка свести все социальные процессы к подражанию вызывала критику со стороны многих современников Г. Тарда (В. Вундта, Э. Дюркгейма и др.). Невозможно только с помощью одного фактора объяснить многообразие социально-культурной жизни, тем более сводить социальную жизнь лишь к межиндивидуальным отношениям. Это исключает из социологии изучение социальной структуры, а также многих социальных институтов, под влиянием которых и формируются разнообразные межиндивидуальные отношения.

Для развития социологии важным выводом, следующим из анализа процессов подражания, является косвенное признание и постановка Тардом проблем социализации в обществе, интернализации социокультурных норм посредством социального взаимодействия. Кроме того, акцентирование внимания на феномене подражания являлось, по существу, теоретической основой, исходя из которой он пытался анализировать и объяснять одну из главных социологических проблем — как индивиды объединяются в социальные группы и общества. Интерпретируя социальную жизнь, исходя из феномена подражания, он тем самым пытался избежать сугубо индивидуалистических и био- логизаторских подходов к обществу.

Тард строил свою теорию как дедуктивную, но вместе с тем он придавал громадное значение эмпирическим методам исследования. Социология, по его словам, имеет в своем распоряжении два главных метода: археологический и статистический. Археологический метод основан на анализе исторических документов и служит для изучения периодов и ареалов распространения конкретных нововведений и образцов. Статистический метод используется для сбора информации о текущих процессах подражания путем обсчета сходных подражательных актов. Анализ статистики самоубийств, преступлений, железнодорожных перевозок, торговли и т.д. позволяет найти количественное выражение силы распространения различного рода новшеств, выяснить благоприятные и неблагоприятные последствия этих распространений и в конечном счете поставить под контроль стихийные социальные (подражательные) процессы. В широком применении «числа и меры» к изучению общества Тард видел магистральный путь развития социологии. Социально-статистические исследования Тарда — в частности по вопросам преступности — пользовались большим авторитетом у современников.

Немалое внимание уделял Тард изучению «психологии толпы». Исследование толпы в 80—90-е годы было одной из центральных проблем, ею занимались многие ведущие социологи (С. Сигеле, Г. Лебон, Н. Михайловский и др.).

Разработка проблемы психологии толпы, масс — не просто плод чисто интеллектуального интереса исследователей. Интерес к ней имеет практическую, социально-политическую основу, идущую еще со времен Великой французской революции и последовавшими за нею революциями и массовыми выступлениями, имевшими место во многих странах Европы и особенно во Франции.

Что это за социальный феномен — «толпа»? Тард ее определил как «множество лиц, собравшихся в одно и то же время в определенном месте и объединяемых чувством, верой и действием». Всякая толпа иррациональна и легко поддается внушению. Она повторяет одни и те же движения, одни и те же крики, она мелочно самолюбива. Критиковать ее нельзя, обращаться к ее разуму бесполезно. Бороться с толпой таким путем — это все равно, что бороться с циклопом. Она криком, воем, топаньем заглушает всех, кто не умеет ей угодить. Причем чем многочисленнее толпа, тем ниже ее уровень. Толпа, из кого бы она ни состояла — из профессоров или кочегаров, — прежде всего теряет способность владеть собой, ибо она не мыслит, а чувствует. В этом отношении, по Тарду, кочегар и профессор ничем не отличаются, оба чувствуют одинаково, то есть толпа делает из человека автомат, ослабляя или уничтожая его индивидуальность.

Однако здесь нельзя не отметить, что хотя Тард, как и его соотечественник Г. Лебон, и подчеркивает иррациональность и подражательность толпы, ее потребность в вождях и т.д., все-таки будущее исторического развития он связывает не с «толпой», а с «публикой». В отличие от толпы, единство которой создается в первую очередь физическим контактом, публика представляет собой «чисто духовную общность», основанную на интеллекте.

Предысторию публики Тард видит в салонах и клубах XVIII в., но ее настоящую историю связывает с широким распространением газет.

И если в толпе личность нивелируется, то в публике она, напротив, получает возможность самовыражения. Поэтому совершенствование средств общения способствует усложнению и обогащению личности. Можно сказать, что идеи, высказанные Тардом, во многом предвосхитили развитие социологической теории массовых коммуникаций, а также психологии общения.

Существует точка зрения, что Г. Тард не был систематически мыслящим ученым (к примеру, как Э. Дюркгейм или М. Вебер) и склонным к созданию законченной теоретической концепции. Вместе с тем, он пользовался заслуженной популярностью в научном мире и оказал заметное влияние на развитие социологии.

Тард сыграл значительную роль в исследовании средство массовой коммуникации, а так же толпы, публики, моды. С его именем связано исследование проблем экономической психологии. Тарда несомненно следует считать основателем такой междисциплинарной области как исследование распространения и усвоения инноваций. Вообще, Тард способствовал становлению и развитию научного изучения не только отдельных отраслей, но и явился одним из создателей целой науки — социальной психологии.

Социально-психологическим фактам коллективного поведения соотечественник Тарда Г. Лебон (1841—1931) придал вид социологической теории исторического развития. Отождествляя массу с толпой, он предвещал наступление «эры масс» и следующий за этим упадок цивилизации. Г. Лебон пережил Парижскую коммуну и как истинный французский аристократ мучился от постоянного страха перед «чернью» и революцией. На него повлияли идеи эволюционизма (с ними связано его убеждение, что в толпе люди регрессируют на более низкие эволюционные ступени). Лебоновские представления о взаимоотношении толпы и ее лидера во многом исходили из факта гипнотического влияния.

По Лебону, в результате промышленной революции, роста городов и средств Г. Лебон массовой коммуникации современная

жизнь все более определяется поведением толпы, которая всегда представляет слепую разрушительную силу. Ибо в толпе индивиды утрачивают чувство ответственности и оказываются во власти иррациональных чувств, догматизма, нетерпимости, всемогущества, так как ими управляет закон «духовного единства толпы».

Лебон считал, что решающую роль в социальных процессах играет не разум, а эмоции. Он выступал против идеи социального равенства и демократии, доказывал, что все достижения цивилизации — результат деятельности элиты. Революцию он считал проявлением массовой истерии[2].

  • [1] Тард Г. Социальные законы. СПб., 1906. С. 53.
  • [2] См. его работы: Эволюция цивилизации. Одесса, 1895; Психология народов и массСПб., 1995; Психология социализма. СПб., 1996.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>