Полная версия

Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Ф. Теннис в истории немецкой социологии

Фердинанда Тенниса (1855—1936) рассматривают как одного из основоположников и классиков немецкой социологии. Сам процесс институционализации социологии в Германии проходил достаточно сложно и она не имела поддержки как со стороны правительственных кругов, так и университетской профессуры. Профессиональная неприязнь к социологии базировалась не только на теоретико-методологических расхождениях традиционных гуманитарных наук (и прежде всего философии и истории), рассматривающих ее как воплощение позитивизма, но и на том, что она нередко ассоциировалась с социалистическим движением. Даже с созданием в 1909 г. Немецкого социологического общества во главе с Теннисом, до признания и институционализации социологии в научном сообществе было еще достаточно далеко.

Сфера научных интересов Ф. Тенниса была обширной и многогранной. Помимо деятельности, связанной с написанием теоретических работ по социологии он занимался проведением крупных эмпирических исследований с использованием социальной статистики. Он обращался к анализу таких проблем как: преступность, бедность, самоубийства и др. Теннис интересовался историей философии и социальной мысли, и его перу принадлежит ряд работ о Лейбнице, Спинозе, Ницше, Спенсере, Марксе и др.

Основной вклад Тенниса в социологию связывают с разработкой системы теоретических понятий, начало которой было положено публикацией книги «Общность и общество» (1887) — в оригинале «Gemeinschft und Gesellschft». Эта работа составила и основание его социологической концепции. Она неоднократно переиздавалась и подвергалась изменениям. Окончательное оформление идеи Тенниса приобрели в его последней работе «Введение в социологию» (1931). К социологическому наследию Тенниса относятся также труды: «Мораль» (1909), «Критика общественного мнения» (1922), «Собственность» (1926), «Прогресс и социальное развитие» (1926).

Его социологическая концепция представляет своеобразный синтез рационализма, уходящего корнями в эпоху Просвещения и идей исторической школы права и национальной экономики, для которой характерно признание важности традиционных норм и принципов человеческого общежития. Теннис поставил целью связать воедино, рационалистическое и историческое мировоззрение, соединить преимущества рационального научного метода с историческим взглядом на социальный мир. Именно здесь Теннис нашел концептуальное основание для своей пары антиномических понятий «общность» и «общество», определивших содержание его социологических взглядов.

Идея Тенниса, заключавшаяся в противопоставлении «общинных» отношений и связей, связям «общественным» были первым шагом к разработке формальной концепции социологии, которую он сам называл чистой социологией. Впоследствии в работах по истории социологии чистая социология стала рассматриваться как формальная социология, а Теннис — ее основоположником.

Теннис пытался построить социологию как аналитическую дисциплину, которая, по его замыслу, должна способствовать исследованию наиболее общих черт социального процесса, различных форм человеческого общежития, а также выработать систему общих понятий, необходимых для описания и раскрытия специфики конкретных проявлений общественной жизни.

Теннис исходил из того, что формальная, несвязанная с интересами и целями индивидов и различных групп научная дедукция различных форм социальной жизни, даст возможность достичь универсального и общезначимого в социальном познании. Его гносеологические установки в этом отношении были направлены на утверждение первейшей роли понятийного мышления в противовес набирающим силу тенденциям эмпиризма и иррационализма.

Исходным требованием рационалистической методологии является требование объективации социальных явлений, обеспечивающее логическую строгость исследования, а отсюда и общезначимость процесса познания. Механизмом такой объективации выступало у Тенниса абстрагирование, конструирование идеальных типов, каковыми и являлись у него дихотомическая пара «общность» и «общество». В целом, можно сказать, что социология Тенниса в своих познавательных принципах ориентировалась на позитивистский образ социологической науки, поскольку он стремился к созданию социологии чуждой предвзятых ценностных позиций и политических установок, а также во главу ставил рациональные методы познания.

Все социальные явления Теннис рассматривал как результат взаимодействия, в основе которого лежат волевые отношения. Саму волю он делит на два типа: органическую (естественную), где воля целого определяет весь спектр социальной жизни, и рассудочную волю, предполагающую возможность выбора и сознательно поставленную цель поведения, что приводит к ослаблению общей социальной воли и расчленению ее на множество частных суверенных воль. Такая интерпретация типов воли и вытекающая из них характеристика социальных отношений наводит на определенные аналогии с идеей органической и механической солидарности развиваемых Э. Дюркгеймом. Однако здесь, вряд ли, уместно устанавливать какие-то научные приоритеты, поскольку та и другая версия во многом является отражением концепции общественного развития, выраженной в терминах «традиционное» и «индустриальное» общество.

Социальная нагрузка, которую несет в себе понятие «воля» в социологической концепции Тенниса, давала основание многим исследователям относить его идеи к психологическому направлению в социологии. Однако, как справедливо отмечает Л. Ионин, «воля в весьма малой степени понимается Теннисом как чисто психологический фактор. Хотя Теннис и пишет постоянно о том, что без воли нет человеческого поведения, воля в его концепции весьма абстрактное понятие, лишенное непосредственно психологического смысла»[1].

Если следовать высказываниям Тенниса о воле, то она скорее выступает у него как непосредственная составляющая процесса мышления. «Воля в ее человеческом качестве, — пишет он, — определяется силой человеческого мышления». То есть можно говорить о рационалистическом смысле его представлений о воле, а отсюда и о том, что уровень рациональности воли был положен им в основу деления социальной жизни на два типа отношений:

  • — во-первых, общинные отношения, где единство воли определяется инстинктом, привычкой и памятью, и на основе которых формулируется родство, соседство, дружба, и для которых характерны интимные, межличностные связи, основанные на эмоциях, привязанности и душевной склонности;
  • — во-вторых, общественные отношения, в основе которых лежит рациональный обмен и где действует принцип «каждый за себя» и между людьми существует напряженность.

Сущность последних связей и отношений заключается в сознании полезности или ценности, которой обладает один человек для другого и которую этот другой обнаруживает и осознает, то есть отношения такого рода имеют сугубо рациональную структуру. Предпосылкой перехода от общинных связей к общественным является современный индивидуализм. Современному обществу равных эгоистических рациональных индивидов соответствует нынешнее политическое объединение — государство. В целом, связям типа «общность», по Теннису, соответствует народность и культура, а «общество» — государственность и цивилизация, где способ мышления людей все более определяется наукой, а не религией.

Как можно заметить, Теннис стремиться формализовать социологическое познание, найти некую универсальную систему характеристик, которые можно применять абстрагируясь от содержательной стороны исследуемого предмета, применять к анализу самых различных сфер общества. Вместе с тем, в концепции Тенниса остается во многом непроясненным источник (факторы) существования общин и общества, представленных им в качестве основных форм совместной человеческой жизни. Природа воли, а фактически социальной власти, на которую он опирается при разведении «общности» и «общества», выражающих специфику социального существования людей, остается просто постулированной, а не выводится из анализа реальной жизни.

Одним из недостатков теннисовской типологии обществ также отмечают неадекватную характеристику общины. Как уже говорилось, социальные отношения в рамках общины изображаются им как отношения согласия и взаимопонимания, дружбы и сотрудничества. Любые отрицательные моменты в этой структуре отношений он просто исключает и фактически «рисует» идеализированный образ, который несет в себе определенный идеологический подтекст, уходящий корнями в немецкий романтизм. В этой связи, несмотря на возражения Тенниса, его концептуальная схема была использована для консервативной критики капитализма, а отсюда и утверждение идеологии нацизма.

В социологии сведения о Ф. Теннисе подчас ограничиваются констатацией введенной им дихотомии «общность» и «общество», а его самого некоторые исследователи относят к «классикам второго эшелона». Как пишет в этой связи Р. Шпакова, последнее десятилетие в социологии германии отмечено стойкой тенденцией активного интереса социологов к идейному наследию Ф. Тенниса. Деятельность Общества его имени неизменно получает поддержку в научных кругах, растет число публикаций, прямо или косвенно связанных с теоретическими концепциями Тенниса и его эмпирическими работами. А тот факт, что ни один из социологических конгрессов последнего десятилетия не обошелся без специальных докладов о Теннисе, служат веским подтверждением новой тенденции[2].

Вместе с тем, здесь налицо парадокс: с одной стороны, бесспорный ренессанс Тенниса, его идеи сопоставляются и вписываются в современные процессы, а с другой — он по-прежнему воспринимается как фрагмент истории социологического знания, где его теоретическое наследие сводят к двум категориям: «общности» и «общества» («Gemeinschft und Gesellschft»). Интересно, что этот вывод не отрицал даже сам Ф. Теннис. В книге, названной «Введение в социологию», сводящей воедино его основные идеи, он писал: «До сих пор в качестве моей социологии принимают понятия «общность» и «общество». Их я определил как ее основные понятия, так считаю и сейчас».

Соответственно этим категориям Ф. Теннис проводил и свою основную идею, которая состояла в том, что социальность преимущественно «общинная» в ходе истории все более вытесняется социальностью преимущественно «общественной». Его центральные понятия выступили в многообразных «формах» и «типах», при помощи которых исторические и современные социологические данные могли классифицироваться и интерпретироваться путем сравнения.

Проблемы, которые Теннис пытался решить при помощи своих основных понятий, были следующими: какова природа человеческих объединений, благодаря каким процессам происходят изменения и существуют различные типы человеческих общностей и т.д. Как уже отмечалось, в интерпретации Тенниса объединения (социальные общности) людей отражают различные проявления двух аналитически выделенных отличных общественных связей: общности и общества. Причем общность для него — синоним очага, семьи, общины традиционного образца. Напротив, общество Тенниса обозначает синонимом «чужое», основанное на коммерции и капиталистическом расчете.

Как отмечает Рене Кениг, один из крупнейших современных социологов Германии, «общность» была волшебным словом, объединявшим гуманитарную элиту. «Вся социология, — писал он, — строилась вокруг понятия «общность» и против понятия «общество». Подобная интерпретация основных категорий, культурно-пессимистические идеи, которые вытекали из воззрений Тенниса, давали в свое время косвенный повод для обвинения его в пристрастии к государственной идеологии национал-социализма, хотя сам Теннис видел в фашизме тиранию, а его победу в 1933 г. тогда же откровенно назвал «победой безумия и ограниченности».

Социологический инструментарий Тенниса, важнейшей частью которого он считал научные понятия, претендовал на новизну и рассматривался им как методологический эквивалент идеальных типов М. Вебера. Однако, как отмечают исследователи, он не смог достаточно эффективно обосновать их гносеологические функции и признавал разработку идеальных типов Вебера более успешной и плодотворной.

Растущий сегодня интерес к Теннису и его трудам вызван той духовной атмосферой, которая становится в наши дни определяющей. Дело в том, что Теннис во главу угла социальной жизни людей ставил «созидательное единение, достижимое общей волей». В этом смысле социология, изучающая взаимодействие, является по Теннису, «составной частью общей философской этики», а центральной категорией этой социологии является категория «согласие».

В этом плане Теннис одним из первых представил развернутую систему социологии, включив в совокупность ее категорий не только понятия «борьба», «конкуренция», но и «согласие», «доверие», «дружба» и другие этические нормы поведения как основополагающие категории — категории немыслимые в социологических системах М. Вебера и К. Маркса.

Хотя Теннис рассматривал социологическую науку с объективистской точки зрения, видел в ней науку, которая не зависит от ценностных предпосылок и практической социальной деятельности, тем не менее, он не остался безучастным к политической проблематике. Здесь он продолжил линию, которая была заложена еще О. Контом — линию, направленную на привнесение в политику научных оснований. В этом смысле политику Теннис рассматривал как определенную технологию, построенную на данных полученных наукой. Различая политику и науку, он не ставил своей целью просто отделить политику от науки, поскольку исходил из положения, что «в отличие от человека науки практический человек хочет действовать». Как отмечают исследователи творчества Тенниса, он соединял в себе черты бесстрастного ученого со страстью политика-конституционалиста, социал-реформатора и демократа. Он активно участвовал в социал-демократическом и рабочем движении, а также просвещении пролетариата.

В своих убеждениях Теннис исходил из того, что человек как субъект социального бытия выше «общества и государства». Идеал развития личности тесно связан у него с понятием свободы. Причем свобода вызревает лишь постепенно в результате сложной и противоречивой динамики общественного переустройства, в котором «эволюция при всех обстоятельствах благотворнее, чем революция».

Теннис выдвинул ряд идей, которые получили свое дальнейшее развитие и реализацию в западной социологии XX в. Это прежде всего стремление построить социологию как аналитическую науку, что нашло отражение в дихотомии «общность» — «общество». Подобная идеальная типологизация позволяла привлекать и сопоставлять, как исторический, так и современный материал по самому широкому спектру человеческих отношений. Он по существу дал теоретический толчок к исследованию социальных проблем, которые в последующем в социологии будут связываться с понятием «первичные» и «вторичные» группы.

Под непосредственным влиянием его идей складывалась формальная социология Г. Зиммеля, которая затем была развита Л. фон Визе, А. Фиркандтом и рядом других европейских и американских исследователей. Не без влияния Тенниса формировалась концепция «рациональности» и типология социального действия М. Вебера.

Теннисовская типология социальных отношений, в ее различных вариантах, применяется и сегодня многими представителями социогу- манитарных наук для объяснения противоречий исторического развития и современного состояния общественной жизни.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. В чем заключался кризис методологических принципов классического позитивизма в социологии?
  • 2. Какова основная идея «понимающей социологии» В. Дильтея?
  • 3. Как В. Дильтей трактует понятие «жизнь»?
  • 4. На чем, по мнению В. Дильтея, основывается понимание «социальных явлений»?
  • 5. Как Г. Риккерт понимал отличие понятий «оценка» и «ценность»?
  • 6. В чем, по мнению Г. Риккерта, основное предназначение культуры в жизни общества?
  • 7. Как Ф. Теннис определял предмет социологии?
  • 8. Как называется основная социологическая работа Ф. Тенниса?
  • 9. В чем Ф. Теннис видел различие между общинными и общественными связями?
  • 10. Каковы недостатки теннисовской типологии обществ?

  • [1] История социологии в Западной Европе и США. М., 1999. С. 107.
  • [2] См.: Шпакова Р. П. Фердинанд Теннис. «Забытый социолог» // Социологическиеисследования. 1995. № 12.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>