Культура эллинизма: образ мудреца и этика жизни (школа Эпикура и скептицизм)

Формирование культуры эллинизма было связано с деятельностью и завоеваниями Александра Македонского (356—323 гг. до н.э.) и охватывает период с 323 г. до н.э., распада империи Александра, до 30 г. до н.э., присоединения Египта, последнего эллинистического государства, к Риму. В результате его походов сложилось огромное государство, в котором происходило слияние традиций разных народов. Однако после его смерти империя распалась. Возникли новые государства, которые возглавили его бывшие сподвижники, так называемые диа- дохи. При этом духовные смыслы новой культуры не только сохранили свое значение, но приобрели разностороннее и динамичное развитие. Сложились новые горизонты понимания мира: ойкумена — заселенное пространство. Узкие рамки полисной жизни сменяются мощными городскими конгломератами, насчитывающими тысячи жителей. Активно развиваются науки. В египетской столице Александрии при поддержке правящей династии Птолемеев была собрана огромная библиотека, состоящая к I в. до н.э. из 700 тысяч папирусов. Здесь же был создан особый Храм муз (Мусейон), где работали такие выдающиеся ученые, как родоначальник геометрии Евклид, легендарный Архимед из Сиракуз, географ Эратосфен из Кирены и др. Изменяются религиозные традиции. При этом происходит своеобразный симбиоз, слияние и взаимодействие культовых обрядов и языческих вероучений. Философия также приобретает новую направленность и перспективу поисков. Важнейшей темой становится проблематика этических определений деятельности человека, нравственных стратегий его поведения, смыслов бытия в условиях изменяющегося мира. Философ предстает в роли наставника, учителя, мудреца, который наглядно демонстрирует то, как надо жить. Теоретическое, созерцательное знание отступает на второй план, определяющее значение приобретает практика жизни.

Одним из ярких представителей философии эллинизма был Эпикур (341—270 гг. до н.э.). В 306 г. до н.э. он основал в Афинах собственную школу, которая получила название «Сад Эпикура». Согласно его пониманию, вся сумма философских знаний разделяется на три сферы: канонику, учение о познании; физику, размышления о природе; и этику, теорию нравственности. При этом последняя наука была для него главной. Суть этики Эпикура составляют три положения: отрицание народной религии; преодоление страха смерти; понимание счастья как невозмутимости (атараксия).

Эпикур и его последователи отвергали все народные представления о богах и религиозные культы. Они считали, что данные традиции являются нелепыми заблуждениями. В их понимании боги — это совершенные существа, обладающие бессмертием и блаженством, они не ведают никаких забот и не испытывают ни в чем нужды, пребывая в абсолютном покое и безмятежности, поэтому им нет дела до проблем и печалей людей. Человек как раз и должен стремиться к подобному состоянию равновесия. Кроме того, эпикурейцы отрицали загробную жизнь. Они даже доказывали бессмертие души, в частности, указывая на то, что вместе с изменением тела от молодости к старости изменяются и умственные (душевные) способности человека, а значит, душа умирает вместе с телом. Но гибель души не должна вызывать у нас чувства страха, ибо вместе со смертью завершаются все восприятия и ощущения, поэтому нам нечего бояться. Пока мы живем, смерть не существует, когда приходит смерть, нас уже нет. Таким образом, смерть представлялась эпикурейцам естественным завершением жизни, спасающим от превратностей судьбы.

Исходным пунктом этики Эпикура является удовольствие, которое составляет суть счастья человека, идеал блаженной жизни. Но счастье понимается им не как наслаждение, а как достижение абсолютной безмятежности, подобной состоянию богов. Его идеал — это невозмутимость (атараксия). Подобное ощущение возможно только через ограничение и умеренность во всех чувственных переживаниях, так как всякое чрезмерное удовольствие ведет к страданию. В этой связи Эпикур разделял все чувственные желания на три вида и соответствующим образом ограничивал их. Первые — естественные и необходимые (жажда, голод) — следует умеренно удовлетворять. Вторые — естественные, но не необходимые (половое влечение) — предлагается ограничивать. Третьи — не естественные и не необходимые (тщеславие, честолюбие), производные от нашего воображения, — рекомендуется полностью отвергать. Таким образом, получалось, что удовольствия должны быть подчинены разуму. Однако в последующей традиции культуры Древнего Рима учение Эпикура превратили в проповедь гедонизма, философского обоснования культа удовольствий, за которым скрывалась примитивная распущенность. Многие римские писатели и поэты считали себя его последователями, но это совсем не означало, что они, на самом деле понимали его этическую теорию.

Еще одним важным направлением, сложившимся в рамках эллинистической философии, явился скептицизм. Родоначальниками этого движения стали Пиррон и Тимон, современники Александра Македонского. Дальнейшее развитие это учение приобрело в Средней и Новой Академии во главе с Аркесилаем и Карнеадом, а затем систематизировано Секстом Эмпириком, александрийским врачом и философом, жившим на рубеже II—III вв. н.э. Скептики полагали, что для определения правильной стратегии поведения человека в мире необходимо выявить природу вещей, только тогда можно установить адекватное отношение к ним и выявить реальную пользу, которую оно принесет. Но эти задачи не выполнимы, так как нам неизвестно подлинное состояние вещей. Они указывали на противоречивость наших знаний о мире.

Пиррон специально разработал десять тропов — положений, которые демонстрировали многозначность наших чувственных представлений. У всех живых существ различаются чувства боли и удовольствия, пользы и вреда, поэтому складываются разные чувственные желания и предпочтения. Кроме того, различаются и индивидуальные восприятия людей: то, что полезно одному, другому покажется чем-то отвратительным. Нет единства и в самих ощущениях человека: прекрасное для глаз может быть опасным на вкус. Многое зависит от общего состояния воспринимающего: больному сладкое порой кажется горьким. Важную роль играют и традиции народов, их обычаи и правила жизни. Восприятия преломляются и в связи с изменением окружающей среды, времени суток и т.п. Многое зависит от расстояния, на которое удален предмет. Само качество и количество воспринимаемых вещей может оказать заметное влияние на наши способности (например, воздействие вина), а также частота или необычность восприятия тех или иных предметов (например, землетрясение или снегопад в различных регионах будут восприниматься по-разному). Вещи всегда находятся в определенном соотношении (верх — низ, больше — меньше), а не как сами по себе сущие. Таким образом, наши чувственные восприятия оказываются субъективными, поэтому мы не способны на их основании установить истинную природу вещей.

Впоследствии сподвижники Пиррона показали, что наши рассудочные знания столь же мало достоверны, что и чувственные представления. Сами разногласия в философских позициях и научных теориях убедительно демонстрируют это. Но невозможно и никакое обоснование, так как доказательство одного положения требует другого, а то, в свою очередь, следующего, и так до бесконечности. Кроме того, все предметы воспринимаются нами в определенном взаимодействии, а в универсальной целостности они непознаваемы. Для всякой теории требуются некоторые аксиомы, но они могут быть подвергнуты сомнению. В рассуждениях и логических построениях мы часто сталкиваемся с взаимозависимостью наших положений, когда первое утверждение требует второго, но оно необъяснимо без первого. Тем самым даже в сфере познания разума возникают свои неразрешимые противоречия и диссонансы. Поэтому скептики утверждали, что нам остается только одно — воздерживаться от суждений.

Человек не может установить четко и ясно свое предпочтение в отношении к вещам, ибо он не способен познать их природу, поэтому ему следует быть безразличным, равнодушным ко всему происходящему, принимать все так, как есть, и не стремиться что-либо изменить или исправить. Идеал скептиков — это душевный покой и безразличие. Всякое действие должно исходить из традиции или обычая, так как невозможно установить внутренний критерий для наших поступков. Поэтому, когда Пиррон прошел мимо своего ученика, тонувшего в болоте, тот совсем не обвинял его в этом, а благодарил за исполнение учения. Другая легенда утверждает, что однажды Пиррон плыл на корабле и попал в сильный шторм. При этом он ободрял всех примером поросенка, который спокойно ел свою пищу и не сокрушался о возможных последствиях. Судя по всему, Пиррон добрался до порта.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >