Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Эмпириокритицизм иногда называют по имени его создателя Эрнста Маха (1838—1916) махизмом, однако это влиятельное течение конца XIX — начала XX в. имело и второго основателя — Р. Авенариуса. Швейцарский философ Рихард Авенариус (1843—1896) известен своими произведениями «Философия как мышление о мире по принципу наименьшей меры сил», «Критика чистого опыта» и «Человеческое понятие о мире». Эти сочинения менее популярны, чем работы

Э. Маха. Австрийский физик и математик Эрнст Мах изложил свои философские идеи в трудах «Анализ ощущения и отношение физического к психическому» и «Познание и заблуждение».

Представители эмпириокритицизма унаследовали от первого позитивизма критическое отношение к метафизике, стремясь найти в познавательном процессе источники метафизических заблуждений. Сам термин «эмпириокритицизм» означает философию критического опыта. При этом они опирались на психологию как науку о человеческом сознании. Эмпириокритики стремились обобщить практику научного познания, детально проследив путь научной мысли к истине. Психология оказывалась у них позитивным учением не только о духе, но и о мире. Они старались избежать как оппозиции идеального и материального, так и противопоставления субъективного и объективного. Мах характеризовал свою позицию как «теоретико-познавательный идеализм».

Средством ниспровержения метафизики эмпириокритики считали детальное отслеживание познавательного процесса при опоре на позитивную науку, отвергающую универсализм и априоризм. Теория познания при этом оказывается адекватным описанием познавательной деятельности. Сам познавательный процесс отталкивается от ощущений, а потому всякий опыт можно свести к чувственному. Принципиального различия между чувственным и рациональным уровнями познания нет. Фундаментальным законом развития знания служит закон экономии мышления, а потому скачков в познании быть не может. Передовой наукой является биология — позитивная наука о жизни. Она может выступать в качестве универсальной науки, заняв место философии.

Авенариус понимал жизнь как «биологическую экономику», представляющую собой взаимодействие противоположно направленных процессов, уравновешивающих друг друга. В жизни организма уравновешиваются колебания в сторону расхода энергии и колебания в сторону ее потребления. Критерием жизнеспособности организма служит «принцип наименьшей меры силы»: выживает тот организм, который экономнее расходует энергию. Вместе с тем жизнь есть взаимосвязь внутреннего и внешнего, то есть «мир».

Понимание мира — не его «отражение», но целостное отношение к миру и способ поведения в нем. Дуализма психического и физического не существует. Восприятие — не просто совокупность данных; каждый этап познания мира зависит от предыдущего, а само познание заключается в совмещении новых чувственных восприятий с уже сформированными понятиями. Этот процесс также подчиняется закону экономии мышления. Изучать нужно не абстрактный «субъект познания», но живого индивида в его познавательной активности.

Эмпириокритики стремились вернуться к «естественному» представлению о мире, не замутненному метафизикой. В этом «естественном» представлении все составные части окружающего мира и элементы знания о них составляют интегральный опыт. Если же понимать мышление как «продукт мозга», мы впадаем в первую метафизическую ошибку. Основным механизмом такой ошибки выступает интроек- ция — процесс переживания феноменов чужого опыта как своих собственных. Изначально единый мир при этом распадается на внешний и внутренний. Избавиться от этой ошибки можно, лишь отказавшись от дуализма внутреннего и внешнего, то есть устранив интроекцию. А это может сделать только эмпириокритицизм. Разоблачив интроекцию, философия избавится от метафизики и обретет «естественное» восприятие мира.

Согласно Эрнсту Маху, данное в опыте физическое тело есть «комплекс ощущений». Представление о неизменности субстанции — всего лишь наивный реализм, от которого надлежит избавиться. Данные в опыте «нейтральные элементы мира» не материальны и не идеальны. Восприятия сами по себе не являются субъективными, ведь они существуют до того, как метафизическое мышление разделит мир на субъект и объект. Мир в целом и все вещи в нем — «комплексы ощущений». Задача науки — их описание (с математической обработкой), то есть «чистое описание» фактов чувственного восприятия, к которым «приспосабливается» мысль. Такое описание, согласно Маху, и является идеалом научного исследования, из которого все лишнее (в особенности философские категории и религиозные представления) в целях «экономии мышления» следует удалить. Это надо сделать для того, чтобы наука наилучшим образом удовлетворяла необходимые жизненные потребности людей. Субъективное и объективное имеют общий источник, поэтому и материализм, и идеализм в равной степени заблуждаются. Эмпириокритицизм, по замыслу Маха, должен возвыситься над тем и другим.

Своеобразным продолжением идей эмпириокритицизма стал конвенционализм.

Эдуард Леруа (1870—1954) утверждал, что все теории конвенциональны, то есть являются результатом соглашения ученых, а потому не приходится говорить об их объективности. Кроме того, сами факты конституируются теми категориями, которые используют исследователи, эти факты фиксирующие. Такая точка зрения получила наименование крайнего конвенционализма. Более умеренный вариант конвенционализма предложили физик П. Дюэм и математик А. Пуанкаре.

Анри Пуанкаре (1854—1912) в своих работах «Наука и гипотеза» и «Ценность науки» считал, что конвенциональность не снижает значимости научных теорий. Наука основывается на некоторых правилах, однако эти правила оказываются действенными, а значит, научное знание все же носит объективный характер. Элементы соглашения носят ограниченный характер, хотя и создают факты в рамках отдельных теорий. Ученые создают не столько факты, сколько язык, эти факты фиксирующий. Факты «предсуществуют», а ученые делают их научными. Ученые отбирают факты, поскольку интерес представляют не изолированные факты, а такие, которые позволяют сформулировать тот или иной закон. При этом единственным источником истины остается эмпирический опыт.

Пьер Дюэм (1861—1916), известный как историк науки, считал, что физическая теория представляет собой не объяснение эмпирических данных, а систему математических положений, выведенных из некоторого числа принципов. Поэтому она не объясняет физические явления исходя из реальности, но представляет набор эмпирических законов. Единственным критерием истины при этом служит опытная верификация. Физика развивается благодаря тому, что опыт находит новые соотношения между законами и фактами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >