Неокантианство

Неокантианство объединяет три философских направления — Марбургскую школу, Баденскую (Юго-западную) школу и ряд самостоятельных философов, которые изображаются неокритиками или представителями реалистического неокантианства.

Неокантианцы обращаются к трансцендентальной логике и эпистемологическим работам Канта. При этом они не занимаются буквальным прочтением его текстов, а возводят свои идеи к его «духу», предлагают разработать философию, которая соответствовала бы запросам науки их времени. Помимо этого, неокантианцы заново акцентировали интерес к аксиологическому фундированию гуманитарных наук и философскому подкреплению политической теории. Так, марбургское неокантианство вырабатывает теоретическое основание для пересмотра марксовой теории Эдуардом Бернштейном (1850—1932) и аргументы для австромарксизма Макса Адлера (1873—1937). В русской философии неокантианство выполняло существенную роль вначале XX в., показывая возможность следовать середины между ортодоксально-мистической метафизикой и атеистическим материализмом.

Неокантианство отчасти было реакцией в середине XIX в. на противостояние естествознания и религии. По причине того, что естествознание исходит из первичности материального в отношении духовного (религиозного), оно не признает амбиции религии на легитимированное познание, что отразилось в «споре о материализме» в немецкой мысли середины XIX в. Спор приобрел общеевропейское значение в связи с появлением работы Чарльза Дарвина «Происхождение видов» (1842—1859). С другой стороны, успех развивающегося естествознания и естественнонаучного материализма был в какой-то мере вызван кризисом спекулятивной гегелевской идеалистической системы. Неокантианство пытается снять оппозицию радикального материализма и идеалистической философии через применение научно-теоретического метода и критическую про-кантовскую теорию познания. В результате ставятся под сомнение претензии материализма на абсолютную истину и представляют борьбе мировоззрений академические способы выражения.

Баденская школа провозглашает независимое существование «мира духа», который не растворяется в материи, через теоретическое разделение «мира природы», изучаемого номотетическими науками (от гр. nomos — закон, thesis — полагать, устанавливать), т.е. «науками о природе», и «мира духа», изучаемого идиографическими науками[1] (от гр. Idios — своеобразный, graphein — описывать), т.е. «науками о духе». Метод изучения «Мир духа», как мир единичных явлений, отличается от метода изучения природных закономерностей. Так сепарация наук по методу познания становится более эффективной, чем применяемое ранее разделение по предмету, и что содействует прочной демаркации естественнонаучного и гуманитарного знания.

Веря в разум, рационально доказываемые ценности и рационально определённую практику, неокантианцы относили себя к философ грядущего. История их опровергла: будущее не за академическими философами, а за академическими аутсайдерами. Карл Маркс и Фридрих Ницше, радикальные критики культуры XIX в., становятся философами XX в. К тому же возрождается в XX в. философский интерес к И. Канту.

Неокантианство пережило взлеты 1850—1870 гг. и 1870—1914 гг. Фаза между двумя мировыми войнами становится порой его угасания. С тридцатых годов теоретическая работа неокантианцев почти прекращается из-за идеологических преследований, пришедших к власти национал-социалистов. Неокантианские мотивы присутствуют в творчестве ряда философов XX в., например, Л. Витгенштейна. На рубеже XX—XXI вв. интерес к неокантианцам возрастает. Причиной выступают новые программы мировой философии, отражающие новое осмысление производства субъективности, когда в сфере анализа оказываются тело и память, власть и культура. В центре становится коммуникативно-временное осознание мира: этос и структуры повседневности, практика социального бытия, ценности справедливости и свободы. Иными словами, проблемы практической философии, философии истории, этики, философии права, социальной философии, философии культуры стали необходимы для осознания сущности бытия человека.

История обращения к Канту начинается с Якоба Фридриха Фриза (1773—1843). В своем сочинении «Новая или антропологическая критика разума» (1807) он пытается психологизировать систему Канта — придать психологические основания кантовской критике, ссылаясь на ранние идеи мыслителя. В 10—50 гг. XIX в. обращения к философии Канта единичны и, как правило, критичны. Так, Артур Шопенгауэр (1788—1860), малопопулярный в то время философ, дискутирует с кантовской теорией познания в первом издании своего главного труда «Мир как воля и представление» (1819). Фридрих Эдуард Бенеке (1798— 1854) в сочинении «Кант и философские задачи нашего времени» (1832) дискутирует с Кантом, доказывая, что этические принципы опираются на эмпирические чувства, и только создание естественнонаучной эмпирической психологии может быть основанием философии как таковой.

Начало неокантианства связано с именами Эдуарда Готтлоба Целлера (1814—1908), Германа Гельмгольца (1821—1894), Отто Либмана (1840—1912) и Фридриха Альберта Ланге (1828—1875).

Как сторонник Гегеля, Целлер, изучая Канта как историк философии, увлекается его системой и под влиянием Канта трактует теорию познания как основную дисциплину философии. Гельмгольц — естествоиспытатель и физиолог кантианского толка — в речи, при вступлении в должность проректора Гейдельбергского университета 22 ноября 1862 г., вводит различение наук не только по предмету — естественные и гуманитарные, но и по методу. Ориентируясь на методологический образец естественных наук и понятие индукции, разработанное Дж. С. Миллем (1806—1873), Гельмгольц различает психологически два вида индукции — логическую и художественную. Процедура гуманитарной индукции связана с психологическими условиями: она основана на художественным чувстве, чувстве такта, требует богатой памяти, признания авторитетов. Оба вида наук пользуются индукцией, но в естественных науках этот метод применяется осознано и нормативно, а в гуманитарных превалирует неосознанное производство умозаключений и носит вероятностный характер. Либман в работе «Кант и эпигоны» (1865) отвергает соответственно немецкий идеализм, реализм И. Ф. Гербарта, эмпиризм естествознания, философски защищаемый Я. Ф. Фризом, и трансцендентальную философию Шопенгауэра и каждую главу заканчивает призывом — «Итак, следует вернуться к Канту!» Ланге в двухтомнике «История материализма и критика его значения в настоящее время» (1866, 1875) критически анализирует материалистические взгляды мыслителей с античности до середины XIX в. Материя, по Ланге, всего лишь понятие рассудка. Но его задача — обосновать для естествоиспытателей-материалистов потенциальные возможности философии Канта. Кантово априори он трактует «физиологически», как формы познания, обусловленные работой человеческого организма.

Популяризации неокантианства способствовал профессор Марбургского университета Герман Коген (1842—1918). Его работа «Теория опыта Канта» (1871) становится базовой для логически-аналитиче- ского неокантианства Марбургской школы, главными представителями которой были также Пауль Наторп (1854—1924) и Эрнст Кассирер (1874—1945).

Вначале Коген занялся историко-философским освоением идей Канта. В «Теории опыта Канта» он утверждает, что основой философского знания является логика чистого сознания, направленная на обоснование системы философии. Философия рассматривается им по сути как философия науки. При этом Коген пытается развить кантовское учение в систему логического идеализма, устранив дуализм чувственного созерцания и рассудочного мышления, феномена и ноумена, то есть явления и «вещи самой по себе». Исправляя Канта, Коген различает у него опыт как совокупность ощущений и опыт как переработанный формами сознания материал чувственности. Этот опыт, по сути, и есть наука — математика и исчисленное естествознание — касается логических условий этого естествознания. Познание реализуется как синтез материи чувств и априорных форм познания — форм созерцания (пространство и время), категорий рассудка и идей разума (душа, мир, Бог). Такой синтез и создает природу в научном смысле. Природа выступает как научный конструкт для естествоиспытателя. В итоге Коген говорит о необходимости элиминации из кантовской системы разделения чувственного созерцания и мышления, ревизию понятий реальности, субстанции и вещи самой по себе (ноумена). Если у Канта математика является моделью трансцендентальной логики, то у Когена правоведение гарантирует метафизический образец для этики. Этика, объясняя трансцендентальные условия права, даёт основания работать над улучшением общества. На этом строится идея этического социализма, некоего идеального общества, которое есть постоянное стремление «чистой» воли вперед.

Ученик Когена Пауль Наторп развивает идеи трансцендентального метода через интерпретацию учения Платона. Опровергая известную интерпретацию платоновских идей как вещей и субстанций, Наторп предлагает их трактовать как законы (методы), обосновывающие науку. Видя Платона создателем критического идеализма, он противополагает догматическому методу критический. Догматический метод видит объект познания как данный, а задачу познания представляет как познание этого предмета. Для критического метода предмет задан, «строится» и теория познания конструируется без метафизических предпосылок. Догматизм не отличает эмпирического от трансцендентального, встречаясь с трансцендентальным, он превращает его в трансцендентное. Следовательно, учение Платона об идеях носит трансцендентальный характер, догматизм же превращает его в учение об трансцендентных идеях. В статье «Кант и Марбургская школа» (1912) Наторп вслед за учителем считает, что главная идея Канта — идея трансцендентального метода. Трансцендентальное у Канта двойственно — и априорное, и ноуменальное. Двойственен и трансцендентальный метод: это и психологический метод, выделяющий антрополого-психологическое своеобразие человека, и метафизический метод, исходящий из того, что ноуменальное существует реально. Марбургская школа отличает трансцендентальный метод от психологического, метафизического и формально-логического методов. Этот метод соединен со всей креативной работой культуры, он способствует установлению фактов науки и культуры и выявлению основания их «возможности», а затем поиску логических оснований культуры.

Культурно-философская программа неокантианцев развивается и Баденской, или Юго-западной школой, главными творцами которой были Вильгельм Винделъбанд (1848—1915) и Генрих Риккерт (1863— 1936). Они впервые связывают философский анализ культуры с изучением ее ценностного содержания. Так в философии на первый план выходит проблема познания культуры как области интерсубъективной жизни человека и ценностного пространства.

Виндельбанд различает науки номотетические (естественные) и идиографические гуманитарные (науки о духе). Первые заняты поисками всеобщих законов, а вторые — изучением частных фактов, прежде всего исторических. В отличие от маржбурцев он видит задачу философствования не в развитии теории познания, а в создании «критической науки об общезначимых ценностях», которая должна стать философией культуры, то есть рациональной наукой, «оперирующей понятиями». Философское понимание культуры, по Виндельбанду, начинается там, где заканчивается ее эмпирическое — психологическое либо историческое — исследование. Философский анализ культуры обязан исходить из имманентной предметной необходимости. В этом и содержится критический метод Канта и следующий из него трансцендентальный идеализм — основной способ понимания культурных функций.

Развивая эти идеи, Риккерт создает классификацию ценностей, исходящей из его представлений о наличии двух «царств» («миров») — «царства действительности» и «царства ценностей», которое, не обладая статусом реального бытия, не менее обязательно для человека. По Риккерту, именно противоборство и единство двух «миров» составляет узловую проблему философии культуры. Оба мира сливаются в «мир претворения смысла», который создают «оценивающие субъекты», обладающие своими мнениями в сфере ценностей. Попытка представить систему ценностей в законченном виде была предпринята Риккертом в статье «О системе ценностей» (1913) и доработана в «Системе философии» (1921).

Критический реализм (неокритицизм) — третье течение философии, также относится к неокантианству. Его представители Алоиз Рилъ (1844— 1924), Ганс Файгингер (1852—1933), Освальд Кюлъпе (1862—1915),

Роберт Рейнегер (1869—1955), Рихард Хёнигсвалъд (1875—1947) и Леонард Нельсон (1882—1927). Для них наиболее важной идеей Канта была идея критического метода — философского исследования, направленного на обнаружение предпосылок чистого познания.

Для австрийца Риля философия — прежде всего критика познания. Он считает, что нужна правка системы Канта в связи с достижениям естественных наук и математики. Файгингер, немецкий исследователь и толкователь Канта, основатель журнала «Кантовские исследования» (с 1897) и организатор «Общества Канта» (с 1904), в своих «Комментариях к Критике чистого разума Канта» (1881, 1892), создает теорию познания, предваряя ряд выводов философии науки XX в. В известном труде «Философия “Как если бы”» (1911) Файгингер представляет знание противоречивым и полным заблуждений и задается вопросом: как на основе ложных допущений, познающий субъект добивается правильного вывода. По Файгингеру, допущения — это практически полезные фикции, и знание может быть обоснованно только прагматически, по результату. Истинность религиозных и метафизических проблем и даже логики установить невозможно. Взамен следует ставить вопрос о пользе знания. И ответив на него, действовать так «как если бы» они были истинны. Кюльпе, немецкий философ отстаивает «критический реализм» в гносеологии. В своем главном сочинении «Реализация, основания естественных наук» (в 3 т., 1912, 1920, 1923) Кюльпе считает анализ реальности основной проблемой философии. Ее он обдумывает как ответы на такие вопросы, как (1) допустимо ли существование реального? (2) как оно возможно? (3) возможно ли определение его сущности? Анализу каждого из вопросов посвящён один из томов сочинения. В итоге он стремится обосновать критически- онтологически теории наук о природе и наук о духе и создать «индуктивную метафизику» как мировоззрение, могущее ответить на этические и религиозные вопросы.

Ряд неокритицистов занимались практической философией в «неокантианском стиле». Так, австриец Рейнегер обсуждает этические вопросы о смысле жизни, как «основе порядка мира», отраженные в работе «Философия ценности и этика» (1939). Австро-американский мыслитель Хёнигсвальд, ученик Риля, в рамках критического реализма соединяет философскую теорию познания Канта с проблемами философски релевантных предпосылках психологии и педагогики и создает своеобразные разновидности философии биологии и философии языка. Немецкий мыслитель Нельсон занимался логикой, этикой, политикой и педагогикой. Однако он утверждал, что научная теория познания как таковая невозможна, ибо невозможно обосновать объективную достоверность познания, не предполагая самой этой достоверности заранее.

  • [1] Следует разделять понятия идеографический и идиографический. Идеографический(от греч. idea — образ, идея; graphein — описывать) — относится к идеограммам («идеографическая письменность», «идеографический словарь».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >