История развития экономической географии

Возникновение и становление экономической географии, как и любой науки, протекают в соответствии с потребностями и запросами общества. Развитие общественного производства в пространстве и во времени имеет исторический характер и меняется в зависимости от уровня развития производительных сил и особенностей общественного строя. Теории и методы изучения пространственного аспекта экономики неразрывно связаны с актуальными проблемами территориального планирования, управления и развития предпринимательской деятельности.

Появление науки экономической географии было обусловлено развитием производительных сил человечества и потребностями в конкретных знаниях о населении, его хозяйственной деятельности, природных богатствах и их использования в тех или иных регионах.

Возрождение географии после Средневековья произошло в XVI в. Начальный этап формирования экономической и социальной географии связывают с XVII — первой половиной XIX вв. Шарль Луи Монтескье (1685—1755) подробно рассмотрел влияние природных условий на общественное развитие, И. Кант (1724—1804) уделял большое внимание изучению роли природы в развитии общества.

Именно И. Кант предложил хорологическую концепцию географической науки, разрывающую пространственное и историческое рассмотрение природы. А. Гумбольдт (1769—1859), для которого было характерно целостное восприятие природы, обратил внимание на различие естественных и культурных ландшафтов, на сильное изменение природы человеческой деятельностью, на многосторонние связи между природой и человеком. А. Гумбольдт начал создавать учение о ландшафте на основе сравнительного метода, выделил ландшафтные природные зоны, ввел понятия биосферы, единства органической и неорганической природы (органический мир и климат формируют ландшафт), техносферы, ноосферы. К. Риттер (последователь И. Канта) внес вклад в развитие экономической географии, сосредоточив свое внимание на изучении отношений между природой и человеческой деятельностью.

В XX в. география и экономическая география несколько отошли от выработанного в XIX в. русла. Период бурного развития капитализма характеризовался «смутой» и некоторым упадком в науке и искусстве, но после этого времени всеобщего «брожения» появились новые направления в науке, искусстве. В это время популярной в географии стала парадигма географического детерминизма, которая объясняла бурный процесс социального и экономического развития ходом природных процессов. Однако основное признание получила школа географического поссибилизма — опосредованного воздействия природных факторов на человека.

Э. Реклю (1830—1905), ставивший перед собой задачу познать физиологию земного шара, подготовил самое полное географическое описание всех частей света и стран земного шара, где описал не только природу, но и хозяйство и жизнь людей («Всеобщая география» в 19 томах).

В рамках районной парадигмы развивались национальные географические школы.

В Германии с начала XX в. широкое признание в среде географов получила антропогеографическая концепция Ф. Ратцеля (1844—1904). Будучи представителем социал- дарвинизма, он утверждал, что между группами людей и животных в их жизни, размещении по поверхности Земли, взаимодействии с окружающей средой существует много общего, рассматривал государство (как и любую территорию) как организм, которому присуща такая же, как живым существам, борьба за существование. Ф. Ратцель ввел попятие «жизненное пространство», стал основоположником геополитики. В своей работе «Политическая география» биологизированной интерпретации политических взаимоотношений государств, их границ, притязаний, конфликтов, захватов и пределов земель — Ф. Ратцель исследовал освоение территории, рассматривал, как природа влияла на колонизацию. Концепция Ратцеля во многом стала теоретической базой для нацизма, потому как в ней обосновывалось расширение границ Германии.

Объектом внимания экономической науки с начала XIX в. стали вопросы размещения. Их постановка тогда имела весьма упрощенный, а принципы решения — рекомендательный характер. В XIX и начале XX вв. наиболее известными теоретиками размещенческо-отраслевого развития были немецкий аграрник И. Тюнен, разработавший концепцию размещения сельского хозяйства «изолированного государства», и немецкий экономист А. Вебер, который выдвинул «всеобщие штандорты» (стереотипы местоположения) промышленности. В годы Второй мировой войны появились работы немецкого экономиста А. Леша. В отличие от А. Вебера, который искал место для предприятия, обеспечивающее минимальные предпринимательские издержки, А. Леш брал за основу максимальную прибыль. Ученый рассматривал не отдельную отрасль, а всю экономику в целом в увязке с внешними обстоятельствами (международная торговля). Главным районообразующим фактором А. Леш считал не специализацию экономического района, а рыночный сбыт товаров. В конечном счете он пришел к выводу о невозможности создания науки о размещении производства. Данные теории, которые стали результатом внимания ученых к факторам размещения (затраты на сырье, основной капитал, рабочую силу, транспорт), до сих пор имеют определенное признание на Западе.

С конца XIX в. во Франции появилась школа «географии человека», которую возглавил П. Видаль де ла Блаш (1845—1918), признанная лучшей страноведческо-описательной школой. Ее учения базировались на принципе гармонии между природой и человеком, пейзажном подходе. В работах этой школы внимание обращалось главным образом на характерные детали приспособления жизни людей к своеобразным условиям географической среды, реализации местных природных возможностей хозяйства в ходе исторического развития отдельных местностей.

Региональной географии поевящен ряд работ Мартона, Деманжона, Сиона. Первичными объектами регионального изучения представляются малые географические объекты (районы). Известны следующие работы В. де ла Бланша: «Географические районы Франции», «Районы Франции», «Принципы географии человека». Последователи ученого Жан Брю («География человека», «География человека во Франции», «География истории»), Бали («Северная Америка»), Люсьен Голуа, де Мартон, Монмар, М. Саре («Основы географии человека») внесли большой вклад в развитие его теории.

В первой половине XX в. в работах А. Гетнера (1859— 1941), последователя Канта и Риттера, получила развитие хорологическая школа. Хорология (хорологическая концепция) — научное направление в географии, основной идеей которого является рассмотрение объекта географии как пространства, заполняемого предметами и явлениями, локальные связи между которыми носят причинно-следственный характер. Хотя причинно-следственные связи между отдельными географическими явлениями на той или иной территории рассматривались еще в работах античных и средневековых ученых, как универсальная научная концепция хорология («пространственная наука», или «наука о пространствах») появилась в середине XIX в. А. Гумбольдт и К. Риттер рассматривали географические явления в их взаимосвязи друг с другом и впервые поставили вопрос о поиске общих законов существования географической оболочки планеты (включая в нее с некоторыми оговорками и человеческое общество).

Несмотря на собранный обоими учеными богатый фактологический материал и большое количество частных примеров, доказывающих их правоту, научной теорией как таковой хорология тогда не стала, поскольку интерпретация фактов производилась с философско-феноменологических позиций.

В XX в. получили распространение и влияние взгляды ученых-кейнсианцев (Д. Кейнс, Л. Эрхард и др.), согласно которым выход из экономического кризиса, достижение финансовой стабилизации (т.е. баланса денег и товаров) лежит на пути расширения производства и потребления товаров, снижения налогов, государственного регулирования цен. Монетаристы (Ф. Хайек, М. Фридман и др.) утверждали, что это возможно только при сокращении кредитов, производства и потребления, увеличении налогов, нерегулируемых ценах.

В современном западном мире получила популярность «региональная наука», наиболее крупными представителями которой являются американский экономист и географ, важнейший представитель школы пространственного анализа в географии, основатель так называемой «региональной науки» У. Изард (1919—2010) и британский географ П. Хаг- гет (р. 1933). В работах ученых содержатся ценные практические расчеты и математические методы анализа территориального развития производства, которые представляют большой научный и практический интерес и для отечественной науки. Исследователи уловили важные взаимосвязи размещения предприятий, отраслей и развития экономики регионов с помощью межотраслевых балансов, хотя и не создали на этой основе целостную теорию.

Отмечается, что экономико-математическое программирование и моделирование, которые практикуются на Западе, характеризуются чрезмерной абстрактностью, отрывом от реальной практики территориального развития экономики, упрощением многогранной современной обстановки развития и размещения производства (в определенной мере это характерно и для России).

В России заметное развитие географии началось в середине XVIII в., что было связано с внешнеполитическими успехами страны и созданием всероссийского рынка. В этот период и затем в XIX в. Россия предприняла ряд крупных исследовательских экспедиций, которые обогатили экономическую географию новыми научными знаниями. И. К. Кирилов первым составил экономико-географическое описание России, назвав его «цветущее состояние Всероссийского государства, в каковое начал, привел и оставил неизреченными трудами Петр Великий» (1727, кн. 1—2).

Фактически первым в России географом стал В. Н. Татищев, составивший первую географическую энциклопедию «Лексикон Российской империи». Он же выдвинул программу анкетного обследования страны, которая включала вопросы но территориальному разделению труда, специализации местностей.

Как мы указывали выше, впервые термин «экономическая география» (дисциплина, изучающая хозяйство, природные и трудовые ресурсы страны) употребил М. В. Ломоносов в 1760 г. Он раскрыл главную цель данной науки, которая, по его мнению, заключалась в том, что она «всея вселенной обширность единому взгляду подвергает»; экономическая география, по мнению, Ломоносова, была неразрывно связана с экономической картографией: перед возглавляемым им географическим департаментом академии наук он поставил задачу издания комплексного географического атласа России. Ученый доказал, что географии надо изучать лик Земли в процессе его исторического развития (сравнивать прошлое и настоящее).

В конце XVIII в. в России начали формироваться экономические районы. В 1776 г. X. А. Чеботарев выпустил в свет первый учебник по географии нашей страны «Географическое методическое описание Российской империи», предприняв первую попытку районирования европейской части России. Антропогеография частично дала о себе знать в предреволюционной России в работах А. А. Крубера, Л. Д. Синицкого, В. П. Семенова-Тян-Шанского. На протяжении XIX и начала XX вв. питательной средой для экономической и социальной географии стали работы по районированию России, среди которых особенно выделяют труды К. И. Арсеньева («Начертание статистики Российского государства»), Н. П. Огарева («Опыт статистического распределения Российской империи»), П. П. Семенова-Тян- Шанского («Географическо-статистический словарь Российской империи»), В. П. Семенова-Тян-Шанского («Торговля и промышленность Европейской России но районам»), Д. И. Менделеева («Фабрично-заводская промышленность и торговля России»), А. Ф. Фортунатова («К вопросу о сельскохозяйственных районах в России»),

Под руководством П. П. Семенова-Тян-Шанского во второй половине XIX в. в России сложилась крупная экономико-географическая научная школа. В нее вошли такие крупные исследователи, как Н. М. Пржевальский, Г. Н. Потанин, В. А. Обручев, И. В. Мушкетов, В. И. Вернадский, А. И. Воейков и многие другие. Оценивая специфику развития отечественной экономической географии в этот период, следует отметить, что для России была характерна социальная ориентация исследований.

В процессе формирования экономической и социальной географии большое значение имела работа В. И. Ленина «Развитие капитализма в России»[1], которая является примером выделения и обоснования отраслевых (промышленных и сельскохозяйственных) и интегральных районов, исходя из уровня развития капитализма, а также производственной специализации, отражавшей степень товарности хозяйства. Идеи районной организации производительных сил легли в основу плана Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО) в 1920 г. и проекта экономического районирования страны. Особенностью плана ГОЭЛРО было то, что в качестве важнейшего принципа выдвигались районная комбинация (комплексность) и сбалансированность отраслей материального производства (прежде всего промышленности) на базе электрификации. Дальнейшее развитие методология экономического районирования получила в работах Госплана начала 1920-х гг. Ее принципиальные положения состояли в том, что в виде района должна быть выделена своеобразная, по возможности экономически законченная территория страны, которая благодаря комбинации природных и культурных особенностей, населения с его подготовкой для производственной деятельности представляла бы одно из звеньев общей цепи хозяйства. При этом районы в определенной мере специализируются в тех отраслях, которые в них могут быть развиты наиболее полно, а обмен между районами ограничивается строго необходимым количеством целесообразно направленных товаров. В рамках данной идеологии отмечалось, что экономический принцип районирования должен быть выявлен в такой форме, чтобы он содействовал материальному и духовному развитию всех национальностей. Утверждалось, что экономический принцип и вытекающее из него разделение на районы должны послужить основой для установления нового административного деления, соответствующего требованию достижения системы управления, обеспечивающей наивысшее развитие производительных сил страны. Такое понимание экономического района не утратило своего значения до наших дней и стало важным методологическим положением экономической и социальной географии. Отечественные экономисты и географы активно участвовали в разработке планов ГОЭЛРО и всех пятилеток, схем развития и размещения производительных схем и проектов районной планировки, в выявлении объективных закономерностей, принципов и факторов регионального развития и размещения производства, экономического районирования, комплексного развития районов и их специализации, межрайонного разделения труда, вопросов освоения новых территорий, создания второй угольнометаллургической базы СССР (Урало-Кузнецкого комплекса), каскада гидроузлов на Волге, Днепре, Ангаре, Енисее и других реках, новых нефтяных баз в Урало-Поволжье, Западной Сибири, Прикаспии, освоения целинных и залежных земель на Востоке, в проектировании строительства Байкало-Амурской магистрали, территориально-производственных комплексов.

Большое практическое значение экономическая география приобрела в период индустриализации страны при выполнении задач, связанных с освоением новых природных ресурсов, рациональной территориальной организацией хозяйства, формированием территориально-производственных комплексов. Неоценимый вклад в экономико-географическую науку внесли ученые Н. Н. Колосовский и Н. Н. Баранский.

Н. Н. Баранский провел значительную работу над теорией экономического районирования и создал основы научного анализа экономических районов разных таксономических рангов. В 1926 г. он составил первый учебник экономической географии СССР (по областям Госплана). Начиная с 1929 г. и до конца своей жизни Н. Н. Баранский работал в Московском университете, где создал специализацию и кафедру экономической географии, которая в 1934 г. разделилась на кафедры экономической географии СССР и экономической географии зарубежных стран. Ученый разработал проблему и научный метод анализа влияния пространственных различий в природной среде на пространственные различия в производственном направлении хозяйства. Он внес большой вклад в развитие теоретических представлений о географическом (территориальном) разделении труда. Большое значение для науки имеет созданная Баранским концепция экономико-географического положения. В основу экономической и социальной географии он положил экономическое районирование, связав его с научными представлениями о территориальном разделении труда и ЭГП. В результате развития отечественной географии сложилась стройная теория экономических районов, включающая такие аспекты, как особенности процесса районообразования, анализ межрайонных связей, формирование ТГ1К, типология экономических районов, методы изучения и географическая характеристика экономических районов и ТПК.

Н. Н. Колосовский создал теорию территориально-производственных комплексов — основную научную базу современной экономической географии. Он впервые определил ТПК как основу районообразующего процесса и разработал типологию районных ТПК посредством генерализации исключительного многообразия производственных и природных процессов. С точки зрения развития экономического районирования особенно значима роль введенных Н. Н. Колосовским в экономико-географическую науку понятий о комплексах и группировках, вертикальных и горизонтальных связях, о типах производственных процессов и энергопроизводственных циклах.

Благодаря трудам Н. Н. Баранского, Н. Н. Колосов- ского, а также И. А. Витвера (но зарубежным странам) в МГУ им. М. В. Ломоносова сложилась районная школа экономической и социальной географии, которая в отличие от отраслево-статистического направления развивалась в тесной связи с природоведческим блоком географических паук. Заметный вклад в обоснование идей районной школы внес Ю. Г. Саушкин, работавший над проблемами природно-хозяйственного районирования, географического изучения населения и городов (в том числе столицы России — Москвы). В Московском университете были заложены основы географии промышленности (П. Н. Степанов), сельского хозяйства (А. Н. Ракитников), транспорта (И. В. Никольский) и др. Но изучение отраслей хозяйства методологически подчинялось анализу и прогнозу их территориальной организации и районированию, участию в процессе формирования экономических районов. Большой вклад в экономико-географическую науку внесли и многие другие ученые (советского и постсоветского периодов).

Анализируя тенденции развития экономической географии в России в XX в., следует обозначить, что в предметной области экономической географии до середины 1960-х гг. преобладал чисто производственный подход. В 1970— 1980-е гг. в область науки вошли урбанизация и изучение социальных проблем. В течение длительного времени внимание специалистов в области экономической географии концентрировалось в первую очередь на закономерностях, условиях и особенностях территориального размещения материального производства. Во второй половине XX в. в отечественной экономической географии изменились парадигмы, произошло смещение акцентов в подходах к изучаемым процессам и явлениям. В развитии экономической географии в этот период наблюдались периоды экономизации, математизации, социологизации. Это связано с тем, что в процессе перехода экономики России к рыночным отношениям изменялись критерии рациональности территориальной организации хозяйства. Вместо достижения экономического эффекта в масштабе всей страны как общего принципа на первый план выступают удовлетворение рыночного спроса и обеспечение конкурентоспособности предприятий производственной и непроизводственной сфер. Сегодня особенно актуален экологический аспект размещения производительных сил.

В советское время за относительно короткий срок в России был создан мощный производственный и научно-технический потенциал, подготовлены многочисленные квалифицированные кадры для всех отраслей народного хозяйства, разведаны и изучены природные богатства. Размещение производительных сил стало гораздо более равномерным. Однако ряд показателей, характеризовавших экономический и социальный уровень России, был невысок. Во многом это было обусловлено сохранением в послевоенный период оправданного ранее жестко директивного планирования, экономическим кризисом 1990-х гг. Господство административно-командных методов управления негативно повлияло и на территориальное развитие производительных сил. Тотальная централизация управления не позволила эффективно использовать ресурсы республик и районов, решать социальные и экологические вопросы. Но наибольший урон национальное хозяйство и его размещение понесли в результате непродуманных действий властей на начальном этапе радикальной реформы, отсутствия современной концепции рационального хозяйствования применительно к особенностям нашей страны, потери управляемости экономикой. В 1990-е гг. в экономике России произошли коренные структурные изменения. СССР распался на 15 суверенных государств, произошла смена форм собственности, был осуществлен переход к рыночной экономике, разрушились внешние и внутренние связи между бывшими республиками СССР и странами бывшего лагеря социализма. Эти преобразования вызвали разнообразные, в основном негативные изменения в отраслевой и территориальной структуре стран, регионов и экономических центров на всем постсоциалистическом пространстве. Децентрализация и реформирование административно-командной системы управления привели к полному упразднению Госплана (1991), а вместе с ним к разрушению всей системы государственного регулирования, так как Госплан по существу выполнял функции института программно-целевого развития страны и контроля за финансовыми потоками.

В целом в истории развития отечественной экономической географии широкую известность получили труды академиков И. Г. Александрова, Г. М. Кржижановского, Н. Н. Некрасова, В. С. Немчинова, С. Г. Струмилина,

А. Е. Ферсмана, профессоров П. М. Алампиева, Н. Н. Баранского, В. Ф. Васютина, А. Д. Данилова, Н. А. Ковалевского, Н. Н. Колосовского, А. Н. Лаврищева, Л. Л. Никитина, А. Е. Пробста, Ю. Г. Саушкина, Я. Г. Фейгина, Г. Н. Чердан- цева и др. Большой вклад в науку и практику внесли исследования крупных научных учреждений — Совета по изучению производительных сил (СОПС) Госплана СССР, Института экономики АН СССР, Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН, Центрального экономического научно-исследовательского института Госплана РСФСР и др., а также ряда вузов.

Сегодня вопросы территориального развития рассматриваются в российских экономических и иных вузах в курсе экономической географии, региональной экономики. Изучение экономической географии в высшей школе в качестве обязательного курса было введено еще в первые годы советской власти. В экономических вузах дисциплина «Экономическая география» стала одной из основных общенаучных дисциплин, которая формирует профессиональную квалификацию будущих экономистов. В связи с кардинальными экономическими преобразованиями в СССР экономическая география приобрела выраженный конструктивный характер: фундаментальные исследования тесно связывались с прикладными разработками, направленными на решение важнейших стратегических и политических задач государства.

Современная экономическая и социальная география России отражает многогранный опыт, накопленный как отечественной, так и мировой наукой в области изучения территориальных аспектов взаимодействия между природой, населением и хозяйством. В процессе своего развития экономико-географическая наука выработала уникальный в методологическом и конструктивном аспектах опыт анализа и синтеза комплексных территориальных проблем. Проведенные экономико-географические исследования и разработанные фундаментальные концепции позволили раскрыть суть сложнейших процессов формирования территориальной организации хозяйства, создать современную теорию экономического районирования, разработать направления системного анализа расселения, комплексного анализа региональных различий, анализа и прогноза развития отраслей хозяйства и территориальных систем. В настоящее время в России идет процесс становления рыночного хозяйства, осуществляются радикальные реформы, повсеместно возникает необходимость в информатизации и прогнозах территориального характера. Весьма значительной становится роль экономической географии в разработке научных основ нового экономического районирования, стратегических целей развития страны и ее территориальных образований, тактических путей достижения эффективных связей федерального центра и регионов. Современный этап развития экономической географии в России характеризуется процессами укрепления федерализма, его оптимального сочетания с регионализмом, поиском путей эффективного укрепления государственности, выстраивания рациональной вертикали власти, четкого разграничения функций управления между центром и регионами. Необходимо, опираясь на достижения мирового и отечественного научно-технического прогресса, вывести экономику на путь устойчивого развития. Научная теория экономической географии призвана служить обоснованию стратегии комплексного размещения производительных сил, быть методологической основой территориального регулирования и подспорьем рыночных методов хозяйствования.

Характеризуя весь исторический период развития экономической географии, выделяют следующие направления экономической географии (согласно хронологии их развития):

  • 1. Землеописания и экспедиционные исследования. Парадигма экспедиционных исследований и землеописания относится к старейшим парадигмам экономической географии и действует уже около 2,5 тыс. лет («География» Страбона и другие древнегреческие источники). Основным способом получения знаний на данном этапе был сбор первичных фактов. Основная задача экономико-географа заключалась в перемещении по исследуемой территории и записи фактов в хронологическом порядке. В настоящее время данный подход используется лишь на начальных этапах экономико-географических исследований.
  • 2. Коммерческая география. Данная парадигма развивалась в период начального развития морской торговли и мирового рынка. В соответствии с ней главная задача эко- номико-географов заключалась в анализе разнообразных фактов, необходимых для успешного ведения торговых дел (сезонные изменения спроса и предложения, безопасность торговых маршрутов, характеристики морских портов, новых рынков сбыта). В качестве основных методов исследования применялись опросы торговцев и моряков, работа в крупных торговых компаниях (Ост-Индская, Вест-Индская), участие в военных экспедициях и кампаниях, а в качестве основного результата исследований выступали коммерческие характеристики соответствующих географических объектов.
  • 3. Камеральная статистика. Фактически камеральная статистика не выходила за рамки первичных обобщений и представляла собой статистические сведения о государствах, получаемые не в результате географических экспедиций или торговой деятельности, а в результате обобщения университетскими профессорами огромного количества неструктурированных фактов.
  • 4. Антропогеография и школа географии человека. Понятие антропогеографии как области общественной географии, занимающейся сравнительно-систематическим изучением социальной географии, было введено в начале XX в. Ф. Ратцелем (см. выше). Одной из его идей было применить дарвиновскую биологическую концепцию к человеческому обществу (социальный дарвинизм). Согласно этой аналогии людские сообщества должны вести столь же жесткую борьбу за существование в тех или иных условиях окружающей среды, как растения и животные. Виднейшим представителем близкой по научной парадигме французской школы географии человека был П. Видаль де ла Блаш. Суть его концепции состояла в изучении в рамках географии тесных взаимосвязей между человеком и непосредственно окружающей его средой путем изучения небольших однородных территорий.
  • 5. Хорологическая концепция. На поиски новой, обобщающей теоретической концепции географии была направлена деятельность немецкого ученого А. Геттнера. Географическое исследование у хорологов — пространственное познание земной поверхности. Российский географ Л. С. Берг в 1915 г. развивал идеи Геттнера, говоря о том, что «в ведение географии входит распространение рек, гроз, сумчатых, рас, религий, потребления, обычаев, сказок, преступлений, но так как объять все невозможно, то географ должен останавливать свое внимание на предметах, имеющих важное географическое значение. Вопрос о том, что является важным, а что неважным, решается сообразно с духом времени и состоянием науки и вообще имеет субъективное значение»[2].
  • 6. Региональная парадигма. В начале XX в. экономико- географы предприняли значительные усилия по поиску единого способа накопления и систематизации всего многообразия географических фактов. Результатом этого стало признание в качестве основного объекта географических исследований экономического района как участка земной поверхности (геосферы), в пределах которого географические объекты закономерно связаны друг с другом в особый комплекс. Наиболее крупными представителями такого подхода стали Р. Хартшорн (США) и Н. Н. Баранский (СССР), создавший районное направление в советской экономической географии.
  • 7. Отраслевая парадигма. Дифференциация экономической географии в 1950-е гг. на географию населения, отраслей хозяйства, природных ресурсов и природопользования, а также критика региональной парадигмы привели к более глубокому анализу специфических фактов, установлению причинно-следственных связей и развитию формального анализа. Э. Аккерман (США) увидел устранение недостатков существовавшей региональной парадигмы (поверхностность анализа ситуации, неэффективность установления специализации по отдельным районам и проч.) в развитии отраслевой парадигмы.
  • 8. Социологическое направление в зарубежной экономической географии. Бихевиоризм. С 1950-х гг. иод влиянием активного развития социологических исследований в зарубежной географии развивалось социологическое направление, которое использует анкетные и экспертные методы в их пространственной интерпретации. В социологическом направлении выделяется концепция бихевиоризма, объясняющая географические явления поведением отдельных людей. Особенно это относится к таким областям жизни, как миграция населения, рекреационная деятельность, размещение предприятий сферы обслуживания, т.е. именно в тех областях, в которых при учете их многофакторности не всегда можно получить исчерпывающее ответы в результате их исследования. Популярность бихевиористического подхода обусловила простоту обработки массового материала, получаемого методами конкретной социологии с помощью математической статистики и электронно-вычислительных машин (ЭВМ).
  • 9. Количественная революция и математическая география. Накопление информации о закономерностях пространственного распределения однотипных фактов привело к выявлению пространственных закономерностей, получивших математическое выражение через геометрические построения, аппарат теории множеств, теории графов и другие математические теории. Основоположником количественной революции считается американский географ Ф. Шефер, утверждавший, что главная задача географии заключается не в накоплении и систематизации фактов об уникальных явлениях территориальной дифференциации, а в формулировке законов, управляющих пространственным распределением определенных явлений пор земной поверхности, т.е. в поиске универсальных пространственных характеристик явлений. Однако в погоне за математизацией стали игнорироваться важные факты, не вписывающиеся в математические модели.
  • 10. Энвайроментализм. Проблема связей между обществом и окружающей средой приобрела особую актуальность с 1960—1970-х гг. в связи с возрастающей опасностью чрезмерного загрязнения окружающей среды в результате деятельности человека. Это послужило рождению направления «энвайроментализм» (от англ, environment — окружающая среда) — «экологического подхода» — научной парадигмы, главной целью исследования которой являются связи между географической средой и обществом. Данное направление зародилось и развивалось в западных школах экономической географии. Ранние представители энвайро- ментализма — американские географы Э. Сампл, Р. Смит, Г. Тейлор. В советской экономической географии для обоснования идеологического превосходства советской науки выделяли крайнюю форму энвайроментализма — «вульгарный географизм», представители которого видели в географической среде определяющую силу развития человеческого общества (для оправдания колониальной политики). Вульгарный географизм не следует путать с географическим детерминизмом, сущность которого состоит во взаимной адаптации населения и окружающей среды, взаимодействием между человеком и элементами природы. Согласно географическому детерминизму природному фактору придается решающее (приоритетное) значение в развитии общества.
  • 11 .Неомальтузианство представляет собой теорию о народонаселении, приверженцы которой (последователи англичанина Т. Мальтуса) объясняют бедность населения не уровнем развития производительных сил, а «естественным законом природы», социально-экономическую отсталость развивающихся стран — не экономической ситуацией в стране, регионе и мире, а исключительно чрезмерным ростом населения. Т. Мальтус предлагал множество способов снижения роста населения, в том числе безбрачие, вдовство, поздние браки и др.
  • 12. Пространственно-аналитическая парадигма. Позитивизм. Данная парадигма провозглашала, что основным предметом географических исследований являются пространственные особенности человеческих сообществ и явлений. Пространственно-аналитическое направление пытается выявить особенности размещения явлений, однако размещение не исчерпывает всей проблематики исследований. В пространственно-временной системе все явления рассматриваются как динамичные, изменяющиеся во времени. При пространственно-аналитическом подходе особое значение в анализе размещения различных объектов и населения и их взаимодействия придается таким элементам пространства, как расстояние, направление, поверхность, форма, связность, сомкнутость и т.п. Позитивизм как научное направление пытается охарактеризовать многообразие окружающего мира путем рассмотрения и доведения до общественности данных научных исследований, явлений окружающего мира без попыток целостного обобщения данных; научные данные совершенствуются путем постоянной модификации различных гипотез, верификации (проверки) гипотез на практике в направлении более точного отражения реальности.
  • 13. Гуманизм. Радикальная география. Радикальная география является современным направлением экономической географии, которое получило распространение главным образом во Франции, США и Великобритании. «Радикалы» утверждают, что организация территории в любой социально-экономической формации находится в прямой зависимости от классовой структуры общества. Возникновению и развитию радикальной географии способствовало усиление социального неравенства, увеличение разрыва в уровне и качестве жизни между развитыми и развивающимися странами, обострение проблем окружающей среды, провал многих региональных программ развития в развивающихся странах. Представители радикальной географии считают своей главной задачей борьбу с социальной несправедливостью, с глобализацией в целом за общее повышение и территориальное выравнивание «качества жизни». Гуманизм — учение об изучении условий жизни людей, основанное на глубокой критике работ позитивистов и стремлении понять человека как «живущее, действующее и мыслящее» существо.
  • 14. Системно-структурный подход родился в ходе поиска компромисса между математическим (поиском общего) и географическим (поиском уникального) подходами. Основой структуры системно-структурного подхода служит цепочка: элемент — связь — структура — субстрат — система — подсистема — суперсистема. Основными работами по созданию и развитию системно-структурного подхода и кибернетики следует считать работы А. А. Богданова «Тектология» (1917), Н. Винера (1947) и Л. фон Берта- ланфи (1950). В рамках этой парадигмы главным объектом изучения стали территориальные социально-экономические системы и территориальные структуры географических объектов (Ю. Г. Саушкин и др., 1968), а основными типами географических систем — морфологические, каскадные и управляемые системы. Вместе с понятиями и системным подходом как способом мышления в экономическую географию был перенесен аппарат системного анализа и исследования операций.

За весь период развития отечественной и экономической географии выделяют следующие основные школы (рис. 1.1).

Основные школы экономической географии

Рис. 1.1. Основные школы экономической географии

Теория штандорта. Термин «штандорт промышленного предприятии» (от нем. Standort) и основные идеи «штандортных теорий» принадлежат немецкому экономисту В. Лаунгардту (1888). «Штандортные теории» известны в истории развития экономической географии как теории о размещении производства. Они также называются буржуазными теориями размещения производства, поскольку ставят своей целью определение наиболее выгодного местоположения отдельных предприятий с точки зрения наименьших издержек производства или наибольших прибылей для их владельцев. Развернутые положения «Штандортных теорий» были даны немецким экономистом А. Вебером в 1909 г. Данные теории, отличавшиеся абстрагированием от конкретного производства, мало используются на практике, так как не раскрывают реальные движущие силы развития и размещения производительных сил.

Школа пространственного анализа. Главной предпосылкой возникновения школы пространственного анализа послужила «количественная революция» середины 1950-х гг. в науке, и в частности в географии, в том числе связанная с развитием вычислительной техники. Философско-идеологической доктриной «количественной революции» явился неопозитивизм, культ объективной «абсолютной науки», раскрывающей законы развития природы и общества. Наряду с этим исследователи располагали богатым фактическим материалом, поскольку расцвет школы пространственного анализа пришелся на период бурного экономического развития западного мира 1950—1960-х гг. В 1953 г. Ф. Шеффером была написана статья, в которой он подверг критике традиционную описательную географию. Однако первым активистом нового направления в географии стал У. Гаррисон, занимавшийся исследованиями в области географии транспорта, поскольку Шеффер не дожил до опубликования статьи. Но доминировать в экономической географии новая концепция стала после выхода в 1956 и 1960 гг. первых работ У. Айзарда, в которых была представлена новая методология географического исследования, основанная на математическом моделировании размещения населения, промышленности, формирования сбытовых зон и транспортных сетей. Целью географии Айзард провозгласил анализ территориального распространения социально-экономических явлений для выявления законов их развития. Представители данного направления в основном сходились на том, что все географические явления, как природные, так и социально-экономические, имеют свои законы развития, которые могут быть выражены через математические (конкретно-геометрические) зависимости. Основными теоретиками школы пространственного анализа были В. Бунге, П. Хаггет и Д. Харви. С начала 1960-х гг. школа пространственного анализа стала преобладающим направлением в экономической географии. Однако результаты исследований оказались неубедительными, и научное направление стало угасать. В то же время появились работы теоретико-методологического плана, которые обобщили накопленный опыт в этой области. С начала 1970-х гг. исследования пространственных закономерностей численными методами постепенно завершились, и школа распалась на более узкие отраслевые направления.

Отраслево-статистическая школа. Основоположником отраслево-статистической школы (начало XX в.) считают русского экономико-географа и статистика В. Э. Дена, считавшего экономическую географию отраслью политической экономики и во многом ориентировавшегося на камеральную статистику и коммерческую географию (за что его критиковали). В. Э. Ден заложил научные основы подготовки экономико-географов высшей квалификации, востребованных научными и проектными организациями, общеобразовательными и высшими учебными заведениями. Он подготовил первые дореволюционные учебники но экономической географии и первое учебное пособие по экоиомической географии СССР, что на том начальном этапе становления научной дисциплины само по себе имело большое значение. Работы Дена в основном были посвящены географии отдельных отраслей народного хозяйства, что послужило основанием в дальнейшем обозначить возглавляемое им научное направление как «отраслево-статистическое». Отраслевые методы управления и проводимые в этом русле научные разработки соответствовали интересам экономического подъема страны в тот период. Индустриализация страны сопровождалась освоением новых месторождений полезных ископаемых, созданием заводов и образованием городов. Соответственно возникали проблемы оптимального размещения проектируемых объектов, транспортных коммуникаций, промышленных центров и разработки технико-экономических обоснований. В. Э. Ден оказался главой так называемого «буржуазного отраслево-статистического направления». Труды В. Э. Дена и других выдающихся ученых не были востребованы в СССР, но находили применение за его пределами.

Советская районная школа. Советская районная школа в социально-экономической географии доминировала в СССР в 1930—1970-х гг. Первым и важнейшим этапом формирования советской районной школы стала разработка в 1920 г. плана ГОЭЛРО, в ходе которой территория страны была разделена на экономические районы для формирования на их основе локальных энергетических, транспортных и промышленных систем. Разработкой плана руководили Г. М. Кржижановский и И. Г. Александров. Создателем советской районной школы как университетского направления является Н. Ы. Баранский. Понятийный аппарат советской районной школы был заимствован из марксистской политэкономии и расширен Н. Н. Колосовским в 1940—1950-х гг. Советская районная школа выработала наиболее подробную понятийную базу для географии промышленности, которая являлась ее основным направлением. Население в советской районной школе в течение долгого времени рассматривалось в первую очередь как трудовые ресурсы, а не как источник формирования спроса. Наибольшего расцвета советская районная школа достигла в годы индустриального бума семилетки 1958—1965 гг. В 1970-е гг. методологический аппарат времен индустриализации, которым оперировала советская районная школа, становился все менее востребованным и адекватным реальности. Научное направление быстро распалось на ряд отраслевых блоков, представители которых постепенно отказались от приверженности советской районной школе.

Теории регионального роста. В западной экономической и экономико-географической науке разрабатывались как динамические, так и пространственные или региональные теории и модели экономического роста. Все они изначально опирались на основные положения классических, неокейнсианских, институциональных теорий и моделей экономического роста, межотраслевой модели, а также пространственных теорий размещения производства, центральных мест, диффузии нововведений, пространственной организации хозяйственной деятельности, модели «новой экономической географии», концепции новых форм территориальной организации производства. В теории регионального роста выделяют пять направлений: 1) неоклассические теории, основанные на производственной функции; 2) теории кумулятивного роста, являющиеся синтезом неокейнсианских, институциональных и экономико-географических моделей; 3) новые теории регионального роста, базирующиеся на возрастающей отдаче от масштаба и несовершенной конкуренции;

  • 4) новые формы территориальной организации производства, опирающиеся на промышленные и региональные кластеры, цепочку добавления стоимости, экономику обучения, национальную и региональную системы инноваций;
  • 5) другие теории, объясняющие частные или отдельные вопросы регионального роста.

Новая экономическая география представляет собой вид экономического анализа, целью которого является объяснение пространственной структуры хозяйства путем создания моделей, в которых в условиях несовершенного рынка имеет место возрастающая отдача. Предпосылкой развития новой экономической географии послужил выраженный интерес экономистов к вопросам устройства пространства хозяйствования. Возникновение нового направления в экономической науке принято связывать с публикацией работы П. Кругмана «Increasing Returns and Economic Geography» («Возрастающая отдача и экономическая география»). Появление новой экономической географии ознаменовало четвертую волну революции в экономической науке, суть которой заключалась в создании моделей конкуренции, допускающих возрастающую отдачу от использования ресурсов. Считается, что перелом в этом направлении произошел в 1970-х гг., когда в рамках теории отраслевых рынков были созданы первые подобные модели. Большое влияние на дальнейшие исследования оказала работа А. Диксита и Дж. Стиглица «Monopolistic Competition and Optimum Product Diversity» (1977) («Монополистическая конкуренция и оптимальное разнообразие продукции»). Окончательное оформление новой экономической географии связано с выходом в свет книги М. Фудзиты, П. Кругмана и Э. Венаблса «The Spatial Economy» («Пространственная экономика») (1999). Одним из главных достоинств возникшего направления в сравнении с региональной наукой, экономикой города и теорией размещения является то, что существование города (центра хозяйственной деятельности) не предполагается данным — появление центра в моделях новой экономической географии представляет собой результат взаимодействия центростремительных и центробежных сил, описанный аналитически с учетом фактора расстояния. В целом считают, что новая экономическая география представляет собой результат формализации ранее известных географической науке закономерностей.

Оценивая мировые тенденции развития науки экономической географии, следует отметить, что в последние десятилетия теории территориально-экономического развития все больше увязываются с практикой. Региональное планирование становится органической частью общенационального регулирования экономики почти всех развитых и развивающихся стран. Региональная экономическая география представлена экономическим районированием, страноведением и краеведением, изучением хозяйства экономических районов, ТПК и т.п. Экономическая география существенно расширила контакты с региональной наукой, возникшей как одно из направлений региональной экономики. В экономической и социальной географии все больше используются концепции регионалистики: диффузия нововведений, теория центральных мест, экономический ландшафт, полюса развития и центры роста. Это во многом обусловлено требованиями конструктивного решения проблем регионального развития при переходе к рыночной экономике. Для решения научных и теоретических задач используются системные подходы, при этом реализуется сочетание краткосрочных и долгосрочных задач, на первое место выдвигаются социальные и экологические вопросы. В экономикогеографической науке все большее значение приобретают развитие учения о ТПК, определение их структур, главных направлений формирования и развития. На развитие экономической географии оказывают влияние переход страны к рыночным отношениям, структурные сдвиги в хозяйстве, усугубление социальной ориентации экономики, специфические особенности региональной политики, расширение мирохозяйственных связей. Проблемы экономического районирования страны, разработки наиболее эффективной территориальной организации ее производительных сил всегда будут оставаться важнейшими задачами экономической географии. Дальнейшее развитие должна получить теория социально-экономических систем, включая теорию управления рисками и обеспечения безопасности эколого-ориентированного развития социально-экономических систем. На фоне радикальных сдвигов, вызываемых научно-технической революцией (НТР), развития новых технологических укладов, конверсии производственного и научно-технического потенциалов, гуманизации техники, развития интеграционных процессов очевидно усиление практического значения экономической географии в ближайший период.

  • [1] Ленин В. И. Развитие капитализма в России. СПб., 1899.
  • [2] Берг Лев Симонович // Русская интеллигенция. Автобиографиии биобиблиографические документы в собрании С. А. Венгерова: Аннотированный указатель : в 2 т. СПб.: Наука, 2001. Т. 1. А—Л. С. 134.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >