Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИНДУСТРИАЛЬНОЕ И ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ

Возрастание роли государственного сектора индустриального общества

Государственный сектор экономики существовал во всяком государстве. Более того, ещё в первобытном обществе могли существовать какие-то запасы продовольствия, например, диких съедобных клубней или кокосовых орехов в качестве еды на случай недостатка пищи, а также вещей (например, прочных камней, для изготовления орудий, раковин каури), сохраняемых на обмен. Этими запасами распоряжался старейшина. Он же распоряжался и общественно необходимой деятельностью общины: постройкой временных или постоянных жилищ, переселением на новое место с изобилием съедобной растительности. В любом, даже раннем государстве запасами продовольствия и общественными работами всегда распоряжался правитель. Владимир Святославич развозил по Киеву еду и питьё, Пётр I сгонял людей на строительство и т.д. С возникновением капиталистических предприятий часть из них, особенно необходимая для обеспечения армии, также всегда принадлежала государству.

В начале XX в. русскому государству принадлежали такие крупные казённые заводы как оружейные заводы (Тульский, Ижевский и Сестрорецкий), арсеналы (Петербургский патронный и Охтенский пороховой), судостроительные верфи, заводы морского ведомства (Обуховский и Ижорский), заводы горного ведомства (Златоустовский, Пермский, Боткинский и другие). На этих работах работало значительное число высококвалифицированных рабочих, хорошо понимавших своё социальное положение и классовые интересы [78, с. 825].

Стремясь сохранить свою власть и классовый мир, нарушение которого также угрожало власти, государственный аппарат всегда стремился к укреплению, а порой и к расширению государственного сектора, позволяющего влиять на экономику и политику. Уже в начале 1900-х гг.

президент США стал проводить политику укрепления государственного сектора экономики и регуляции деятельности монополий [293, с. 148].

Возникновение мощного государственного сектора в развитых индустриальных обществах потребовало от стоящей у власти бюрократии создания собственной идеологии в форме единой государственной идеологии, обычно утверждающей превосходство существующего образа жизни перед образом жизни в других странах и нередко объединяющей граждан вокруг цели государственного строительства. В Советском Союзе такой идеологией стал марксизм, в США — американизм, в Израиле — сионизм. В ряде стран, где народ охотно объединялся вокруг общегосударственной идеи, идеология принимала тоталитарную форму. В некоторых из них, особенно испытывающих в проведении политики зависимость от других стран, тоталитарная идеология приняла фашистскую форму. Как отметил Л. Корей: «Государственный капитализм не фашизм, но фашизм необходимо включает госкапитализм» [293, с. 289], а сами фашисты представляют собой высоко бюрократизированную чиновничью касту [293, с. 313]. Борясь с другими идеологиями, выступающими против тоталитаризма, тоталитарная (особенно фашистская) власть ведёт борьбу против интеллектуализма, насаждая невежество, используя предрассудки и суеверие [293, с. 306, 309], фантастические выдумки, первобытные религиозные культы, поднимая авторитет астрологов, «экстрасенсов» и прочих мошенников, объявляющих у себя наличие сверхчеловеческих способностей.

В период между мировыми войнами Великобритания вынуждена была увеличить государственный сектор экономики. Была национализирована военная промышленность и энергетика. В это время сначала в Великобритании, а потом и в других капиталистических странах (особенно в середине 30-х гг. после тяжелейшего экономического кризиса 1929-1933 гг. в США) широкое распространение получили идеи английского экономиста Джона Мейнарда Кейнза, предлагавшего государственное регулирование экономики, включающее поощрение спроса, размещение правительственных заказов, регулирование реализации произведённой продукции, планирование, стимулирование частных инвестиций и другие регулятивные мероприятия [250, с. 200].

26 июля 1945 г. в результате выборов к власти пришло лейбористское правительство. Оно взялось за регулирование внешней торговли, национализировало Банк Англии, значительное число отраслей экономики: угольную промышленность, часть чёрной металлургии, часть энергетики, газовую промышленность, — а также важнейшую инфраструктуру: внутренний транспорт, включая железные дороги, речной флот, каналы, портовое хозяйство, часть грузового транспорта, гражданскую авиацию, кабели и радиосвязь с заграницей. Владельцам национализированных предприятий стали выплачивать денежную компенсацию из доходов национализированной промышленности, что опять легло на плечи занятых там трудящихся, которые составили 20% от числа всех занятых трудом рабочих и служащих. Капиталовложения в государственный сектор экономики составили 45% от всех капиталовложений в стране. Национализированные секторы экономики были реконструированы и модернизированы. «Доля государственных закупок и капиталовложений в валовом национальном доходе увеличилась с 18,7% в 1938 до 27,5% в 1955» [250, с. 208]. Государство начало финансировать программы научных исследований. Лейбористы отменили закон 1927 г., запрещавший всеобщую стачку и стачки солидарности. В области здравоохранения, народного образования и социального страхования также были проведены реформы в интересах рядового населения [37, с. 887; 250, с. 208]. Эти реформы стали возможными благодаря созданию фондов общественного потребления главным образом за счёт государственного сектора. В результате этих реформ людям с невысокими доходами стала доступна самая необходимая бесплатная медицинская помощь, получение бесплатного среднего и даже высшего образования, выплата социальных пособий всем нуждающимся на уровне прожиточного минимума. Теоретики такого курса реформ присвоили английскому обществу наименование welfare state «государство благосостояния» (имея ввиду под «благосостоянием» социальное обеспечение, дающее достаток средств к существованию), что на русский язык было неточно переведено как «государство всеобщего благоденстивия» и под этим наименованием вошло в отечественную социологическую литературу. Теперь более приняты термины «социальное государство» [127, с. 95]. Согласно определению, которого придерживается большинство авторов, в послевоенной Великобритании утвердился государственно-монополистический капитализм [см., например: 250, с. 209].

Пришедшие к власти в 1951 г. консерваторы во главе с У. Черчиллем повернули социальную политику вспять. Они денационализировали сталелитейную промышленность и автодорожный транспорт, сократили расходы на социальные нужды [37, с. 887].

Экономика Великобритании в послевоенное время развивалась медленными темпами. Хотя довоенный уровень был достигнут уже в 1947 г., но по сравнению с 1937 г. в середине 50-х гг. экономика выросла лишь на 50%. Медленный рост отчасти объясняется кризисными состояниями экономики в 1952, 1956, 1958 гг. В результате в 1960 г. доля Великобритании в мировом капиталистическом производстве упала до 9,4%, хотя вслед за США она сохраняла второе место в мировой капиталистической экономике по доле в экспорте до 1959 г., когда уступила его Западной Германии. Большие расходы на вооружение (2 149 млн. фунтов стерлингов за 1946- 1958 гг. или 4 634 млн. долларов в 1961 г.), участие в НАТО привели Великобританию в 1957 г. к дефициту платёжного баланса в 400 млн. фунтов стерлингов. Более того, за это же время в химической, фармацевтической, автомобильной и других отраслях промышленности стал расти удельный вес американского капитала [250, с. 209-210].

Экономическая борьба английских рабочих в послевоенный период не затихала. Забастовки нередко проводились вопреки воли профсоюзных лидеров. Лишь в 1954-1955 гг. удалось добиться восстановления довоенного уровня зарплаты [250, с. 210].

После войны начался распад колониальной системы, в том числе и английской. В 1947 г. Великобритания предоставила независимость Индии, выделив из её состава по религиозному признаку мусульманское государство Пакистан, состоящее из западной и восточной частей, отделённых друг от друга индийской территорией. В 1948 г. независимости добились Бирма. В 1849 г. Цейлон получил статус доменио- на. Получил независимость ряд других азиатских колоний. Многие африканские колонии также были провозглашены независимыми государствами. Иран отказал Великобритании в монополии на добычу нефти, Ирак, Египет и ряд других ближневосточных стран стали вести независимую политику. Не желая предоставлять независимость Малайзии, Великобритания пыталась удержать её военным путём. Несмотря на сопротивление метрополии в колониальных владениях Великобритании в 1961 г. осталось только около 37 млн. человек, вместо 432 млн. в 1945. Потеряв над колониями политическую власть, Великобритания старалась сохранить власть экономическую, вкладывая в бывшие колонии капиталы, и, действительно, доходы от заграничных капиталовложений непрерывно росли. Если в 1938-1939 гг. доход составил 253 млн. фунтов стерлингов, то в 1958-1959 гг. — 758 млн. [250, с. 210-211].

Лейбористское правительство во внешних отношениях продолжало политику мало отличающуюся от политики консерваторов (которые трижды приходили к власти в 50-х гг.), скорее отражая интересы буржуазии, чем трудящихся. Вскоре после войны оно свернуло торговлю с СССР и фактически отстранилось от союзнических отношений с Советским Союзом, всё более и более сближаясь с США и присоединившись к «холодной войне». В 1949 г. Великобритания стала одним из организаторов Северо-атлантического союза, фактически направленного против СССР. Официально признав Китайскую Народную Республику, консервативное правительство Великобритании не хотело допускать КНР в ООН, приняло участие в американской интервенции в Корее в 1953 г., в 1954-1955 гг. вошло в договор СЕАТО, направленный на противодействие Китаю, Северной Корее и (позднее) Вьетнаму. Пришедшее к власти в 1951 г. консервативное правительство во главе с У. Черчиллем продолжало гонку вооружений, запасаясь ядерным оружием. Чтобы сдерживать стремление к независимости народов и правительств стран Ближнего Востока, оно в 1955 г. организовало Багдадский пакт. В 1954 г. Великобритания вместе с США и Францией вступила в союз с Западной Германией, а в 1955 г. она объявила утратившим силу Англо-советский союзный договор 1942 г. После посещения советской правительственной делегацией Великобритании англо-советские отношения стали налаживаться, но ненадолго. В 1956 г. Великобритания вместе с Францией ввязалась в Египетско-израильскую войну на стороне Израиля, будучи недовольной национализацией Египтом Суэцкого канала, но английскую агрессию пришлось успокоить из-за возмущения общественного мнения в мире. В 1958 г. Великобритания вооруженным путём вмешалась во внутренние дела в Иордании, но была вынуждена уйти оттуда также из-за возмущения мировой общественности. Во внешней политике Великобритания опиралась преимущественно на США, предоставив им несколько военных баз, ей пришлось идти США и на экономические уступки. Интересы Великобритании сталкивались и с интересами Европейских стран. Английский народ, наоборот, всё чаще выступал за мир, требуя отказа от натовских баз, ядерного разоружения Великобритании, сокращения военных расходов. В 1970 г. доля промышленности Великобритании в капиталистической экономике мира снизилась до 6%. По общему объёму производства её обошли Япония, ФРГ и Франция [37, с. 887; 250, с. 211-213].

В 1973 г. Великобритания вступила в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) [37, с. 888]. Однако несмотря на это в середине 70-х гг. её поразил сырьевой и энергетический кризис, в результате которого промышленное производство упало на 10%. В 1976 г. число безработных достигло 1,5 миллионов. На рубеже 70-х — 80-х гг. экономический кризис повторился. Недовольное таким состоянием дел население выбрало в парламент консерваторов во главе с М. Тэтчер. Тэтчер, придя к власти, решила отказаться от государственной регуляции экономики и вернуться к свободному рынку и монетаризму. Якобы для сокращения расходов и пополнения бюджета были распроданы авиакосмическая, судостроительная, нефтяная и некоторые другие отрасли промышленности. Будто бы с этой же целью наряду с сокращением числа государственных служащих были уменьшены расходы на здравоохранение, образование, жилищное строительство и на другие социальные нужды. Для поощрения развития производства были сокращены прямые налоги на производство, но увеличены косвенные. Правительство начало поощрять открытие новых предприятий, модернизацию и закрытие старых. Инфляцию удалось снизить. Однако в 1981 г. безработица достигла небывалых размеров — 3 млн. человек, и правительство увеличило ассигнования на пособия по безработице. Чтобы забастовки не останавливали производство, началось наступление на права профсоюзов. В результате консервативных реформ производство сначала стало расти, но в конце 80-х гг. опять начался его спад. На рубеже XX-XXI вв. большую часть занятых в экономике Великобритании, составляли уже люди занятые не физическим, а умственным трудом [37, с. 888-890].

В 1953-1954 гг. в результате проведённых демократичкских социальных реформ позволивших восстановить и расширить внутренний рынок, с финансовой помощью США и благодаря размещению американских военных заказов в период Корейской войны 1950—1953 гг. в Японии была проведена модернизация экономики на базе современной техники. Были восстановлены довоенные концерны и созданы новые. Среди них — Мицуи, Мицубиши, Ясуда, Сумитомо, Ниссан, Окура, Фурукава и другие. Возникли крупнейшие банки: Фудзи, Дайити, Санва. Японское правительство начало по всему миру скупать патенты и лицензии на самые передовые технологии. На развитие научных исследований и разработку новых технологий отпускались большие средства [37, с. 913-914]. Японские студенты за государственный счёт были отправлены на учёбу в лучшие вузы Европы и Северной Америки.

Эти мероприятия позволили экономике Японии развиваться высокими темпами. В 1951—1970 гг. среднегодовой прирост промышленного производства составил 15,2% (доходя в некоторые годы до 20%), что в 2-4 раза было выше, чем в Европе и США. Японский валовой национальный продукт (ВНП) в это время рос на 11% в год (в западной Европе и США на 4-5%). В 1969-1970 гг., обогнав СССР, Япония вышла на второе место в мире по объёму ВВП и промышленного производства. Тем не менее в 1973 г. из-за увеличения цен на нефть в японской экономике произошёл спад, а в 1974-1975 гг. она оказалась в энергетическом, экономическом и экологическом кризисе. Тогда безработица достигла 4% (2 млн. человек). Однако ВВП снизился только на 1,8% [37, с. 914].

С 1975 г. Япония вновь приступила к перестройке экономики, опираясь на научно-технический прогресс. За 70-е — 80-е гг. в Японии развилось производство сверхбольших интегральных схем, микроэлектронной техники, новых видов счётно-измерительной техники, автоматов (в том числе производимых с помощью автоматов), промышленных роботов (которых она произвела более, чем во всём остальном мире). Были выбраны безотходные технологии, не только не нагружающие природу, но не требующие большого количества сырья, зартат рабочей силы и энергии, но главное, что на первое место вышли наукоёмкие производства. Затраты на научно-производственные исследования отставали только от США. К концу 80-х гг. Япония снизила материалоёмкость на 52%, а энергоёмкость на 31%. За 80-е гг. её экономика выросла на 70-90%. По уровню дохода на душу населения в 1984 г. (8,3 тыс. долларов) Япония вышла на второе место в мире. В 1988 г. по доле ВВП на человека (23,4 тыс. долларов) она вышла на первое место. В 1986 г. Япония была самым крупным экспортёром капитала в мире (132 млрд, долларов) и самым крупным держателем зарубежных активов (более 1 трлн, долларов). Токийская биржа — самая большая в мире, а 9 её банков недавно входили в десятку самых крупных банков мира. В Японии усиленно разрабатываются самые передовые биотехнологии, создаются новые сорта растений и породы скота. В результате производительность сельского хозяйства за двадцать лет возросла в 4 раза. Вместе с тем Япония создала армию в полмиллиона человек, оснащённую самым современным оружием, исключая атомное [37, с. 914-915].

Бурный рост японской экономики вызвал интерес во всём мире. Многие обществоведы пытались разобраться в успехах Японии. Известный американский политолог и политик Збигнев Бжезинский полгода провёл в Японии, изучая её внутреннюю и международную политику, но «обнаружил» скорее неудачи, хотя и отнес Японию наряду с США и Западной Европой к странам вступающим в новую «технотронную эру» [290, с. 43-49, 141].

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>