Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИНДУСТРИАЛЬНОЕ И ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРОГЛЯДЫВАЮТ ЧЕРТЫ БУДУЩЕГО ОБЩЕСТВА

НОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ, ВЫХОДЯЩИЕ ЗА РАМКИ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

Рост нового сектора экономики

В современном индустриальном обществе возникли новые явления, несомненно выходящие за рамки индустриальной структуры. Прежде всего это — отмечаемое многими исследователями возрастание роли интеллектуального труда, который в наиболее социально развитых странах либо вышел, либо выходит на первое место по сравнению с физическим трудом в промышленности и сельском хозяйстве. Сфера применения интеллектуального труда в западных исследованиях обычно называется «третичным сектором» в отличие от промышленного и сельскохозяйственного секторов экономики. Вслед за Д. Беллом эту сферу неправомерно называют ещё сферой «услуг», подразумевая якобы несамостоятельный характер интеллектуального труда, который будто бы лишь оказывает дополнительные «услуги» промышленности и сельскому хозяйству, производящим товары для потребления.

Ошибка заключается в том, что продукты только части интеллектуального труда предназначены для их использования в промышленности и сельском хозяйстве, в то время как важнейшая часть продуктов интеллектуального труда — новые идеи предназначаются не для материального производства, а для использования их при решении общественных проблем (развитии общества, совершенствовании его структуры, общественных отношений) и при расширенном воспроизводстве члена общества — человека. Действительно, научные открытия, изобретения и прочие передовые идеи поступают непосредственно в культурный фонд общества для того, чтобы каждый член общества мог воспользоваться ими, приобретая новые знания, позволяющие совершенствоваться самому и совершенствовать общество. Достижения педагогики и медицины, используемые в воспитании, образовании и медицине также позволяют каждому члену общества развиваться интеллектуально и физически и в конечном счёте также совершенствовать общество.

Данные процессы привели к тому, что в социальной структуре общества на первое место по численности выходит социальный класс интеллигенции, имеющий свои собственные интересы, во многих отношениях отличные от интересов других классов и прямо противоположные интересам господствующих в индустриальном обществе классов: частной буржуазии и бюрократам, выполняющим роль совокупного капиталиста. Интересы интеллигенции всё более и более входят в конфликт с интересами капитала, недвусмысленно проявившись в новых социальных движениях.

Уже во время между двумя мировыми войнами намечался конфликт между потребностями интеллигенции и потребностями индустриального общества. Если в 1920 г. число студентов университетов, колледжей и профшкол в США составляло 460 тыс. человек, то в 1930 г. оно достигло 925 тысяч, что тогда уже не позволяло образованным людям находить работу по специальности. Такое положение вело к безработице и кризису занятости. Во время кризиса 1929-1934 гг. без работы осталось 50% фармацевтов, 65% инженеров, 90% архитекторов и многие другие люди интеллектуальных профессий. Размеры их заработков также упали, у некоторых профессий вдвое [293, с. 256-257; 304, с. 161-162].

Во второй половине XX в. в ряде таких стран как Япония, Швеция, США альтернативные настроения в сторону постиндустриализма развивались уже внутри партийной системы. В ФРГ, Голландии, Дании, Италии возникли собственные партии, отражающие постиндустриальные интересы. В Венгрии, Польше и ГДР такие партии находились в оппозиции. М. Йенике отмечал, что альтернативная оппозиция типична для критической стадии супериндустриализма, отражая такие его проблемы как гигантомания, стремление к бесконечному росту производства, кризис производства, его деструктивность и опасность для будущих поколений. Они — оппозиция несостоятельному государству, которое непредусмотрительно вмешивается в хозяйство и исправляет неудачи задним числом. Альтернативизм — понимание, что государство неспособно к реформам и инновациям индустриального общества. Это — фундаментальная оппозиция выступающая за развитие постиндустриальных тенденций [317, с. 145].

По мнению Йенике, постиндустриализм — продукт кризиса индустриализма, выражающийся в быстром росте «третичного сектора» по ту сторону сельского хозяйства и промышленности. Этот «сектор услуг» выполняет решающие функции для большой промышленности, для банков, страхования, образования, исследований, торговли и транспорта, особенно для контроля. Не до конца понимая роли интеллектуального труда, Йенике верно отмечает путь возрастания его роли в потребностях индустриального общества. Промышленность, как он отмечает, всё больше предъявляет требований к услугам, нуждаясь в наукоёмких секторах народного хозяйства, в информации, в инновациях, вырабатываемых квалифицированными людьми. Требуется создание ресурсосберегающих технологий, уменьшения числа производств, требующих материалов и энергии. При постиндустриализме сектор услуг приобретает всё большее значение в народном хозяйстве. Сельское хозяйство становится соответствующим требованиям экологии, а качество продукции становится важнее его количества. Промышленность, соответствующая экологии и социальным требованиям, зависит уже от научноинтенсивных товаров. Сам сектор «услуг» требует организации и консультаций. Постматериальная тенденция, замечает Йенике, выражается и в изменении ценностей в связи с повышением качества жизни. Материальные нормы: потребление, производительность, иерархия и т.п. становятся относительными. Растёт альтернативная оппозиция сверхиндустриализму. «Услуг» требует и население для удовлетворения потребностей в связи с изменением бюджета времени и увеличением свободного времени, потребностей в самопознании, психотерапии и другими новыми реалиями жизни [317, с. 143-144].

Если не считать восточноевропейских стран, далее других от индустриализма ушла Япония, где из-за нехватки сырья произошли изменения в структуре экономики, возросло производство услуг и широко используются знания, но продолжается рост производства. Некоторый постиндустриальный опыт добавили скандинавские страны [317, с. 143].

Рост промышленности без использования сектора «услуг», как справедливо отмечает Йенике, бесмысслен экономически, экологически и социально, постиндустриализм же даёт идеальное развитие общества, предоставляя гуманные возможности. Тем не менее путая постиндустриальное общество с супериндустриальным, приспосабливающим к индустриальной системе отдельные постиндустриальные явления, Йенике приписывает пороки супериндустриализма постиндустриализму, утверждая, что и постиндустриализм сталкивается с рядом проблем. Оказывается, думает он, что высококвалифицированная экспертокра- тия получает привилегии и противопоставляется малоквалифицированной массе, которая становится в хозяйстве излишней. К тому же происходит коммерциализация информации, что в крайнем случае ведёт к тоталитаризации идеологии. Отказ от частных рынков управляется не только государством. При парламентской системе у относительно независимой общественности появляется всё больше функций управления, хотя бы в форме знаний об откатах в продвижении к будущему [317, с. 147-148].

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>