Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ РОССИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Северный вектор пространственного развития России

Россия не сразу стала самой большой в мире державой; как отмечалось выше, в определенные исторические периоды размеры ее территории были соразмерны с другими крупными европейскими государствами. Однако уже с конца XV в. за счет выхода к Белому и Баренцеву морям Россия становится огромной северной державой.

Почему Север стал первым направлением приращения русского пространства? Что значит Север в русской истории и культуре? Как происходило освоение северных земель? С какими трудностями столкнулись первопоселенцы — выходцы из Центральной России? Попытаемся ответить на эти вопросы.

Анализируя геополитическое положение Руси в XI—XII вв., можно сказать, что страна напоминала сосуд с открытой крышкой. Юг, т.е. зона степи и вся лесостепная полоса, притягивающая внимание земледельца, оказались заняты активными степными народами. На Востоке, в среднем течении Волги, располагалось государство Волжская Булгария; его геополитическим преемником стали Золотая орда, а затем Казанское и Астраханское ханства. Западное направление было представлено сильными государствами — Венгрией, Польшей, Литвой, а также военномонашескими рыцарскими организациями — орденом тевтонов, меченосцев, Ливонским орденом, которые отличались агрессивной внешней политикой. Зажатая с трех сторон довольно воинственными соседями, Русь, воюя, торгуя и заключая договоры и соглашения, старалась решать свои внешнеполитические задачи.

Единственным безопасным и экономически привлекательным направлением (той самой «открытой крышкой сосуда») оставался Север. На его территории отсутствовали государственные образования; плотность населения на Севере (где преобладали финно- угорские племена) была невысока, а леса богаты пушниной (особенно ценным считался мех соболя).

Первым это обстоятельство оценил Великий Новгород, ближе всех расположенный к Северу. Пользуясь выгодами географического положения, предприимчивые новгородцы уже в XI—XII вв. доходят до Белого моря, где, налаживая торговлю, строят в бассейнах Северной Двины и Онеги погосты, совмещающие функции поселения, торговой базы и торгового центра. История умалчивает о каких-то крупных военных конфликтах, хотя локальные стычки, вероятно, имели место, о чем свидетельствует севернорусская топонимия (на Русском Севере изредка встречаются поля или луга с названием побоище).

Многочисленные реки служили новгородцам транспортными магистралями. По течению Волхова они сплавлялись в Ладожское озеро, затем, используя Свирь, попадали в бурное Онежское озеро. Потом по Водле или Свиди они поднимались к важному водоразделу — между бассейном Северного Ледовитого и Атлантического океанов, где им предстояло самое трудное дело: перетащить или перекатить суда по волокам. Хорошо знавшие территорию Севера новгородцы земли, лежащие за волоками (будущий Русский Север), назвали Заволочьем. Этот важный новгородоцентричный топоним — память былой активности новгородцев — соответствует бассейну Северной Двины. Самыми известными среди новгородских волоков являлись Славенский, Красный, Кенский. Славен- ский волок приводил в бассейн Северной Двины, Красный и Кенский — в бассейн Онеги.

Почти одновременно с новгородским формируется другой важный центр освоения Севера — ростово-суздальский. Пробираясь на Север, ростовцы поднимались по Волге и по ее притоку Шексне до Белого озера, а затем, также через Славенский волок, спускались в бассейн Северной Двины.

Уже в XII в. были основаны расположенные в ближней, южной части Севера города Вологда, Тотьма, Вельск, в XIII в. — Великий Устюг, Шенкурск, Кола. В XIV в. были основаны Сольвыче- годск — в устье Вычегды, Холмогоры — в дельте Северной Двины. Представители каждого из колонизационных потоков основывали свои города, создавали собственные торговые базы. В результате возникала чересполосица владений.

Самыми крупными ареалами ростово-суздальского влияния были город Белозеро с окрестностями, Великий Устюг с частью бассейна Северной Двины, бассейн реки Ваги. Опорными базами Новгорода были Вологда, Тотьма, бассейн среднего и нижнего течения Северной Двины. Конкуренция за ресурсы Севера часто приводила ростово-суздальцев и новгородцев к военным столкновениям, причем конфликты возникали как на уровне метрополий, так и на уровне «колоний». Особенно часто новгородские дружины воевали с жителями Великого Устюга, который нельзя было миновать на пути в Заволочье.

В ситуации малочисленности городов на Севере важную хозяйственную и управленческую функцию играли православные монастыри, для которых значимым было и духовное, и хозяйственное освоение пространства. К началу XVII в. на Русском Севере насчитывалось около 80 крупных и мелких монастырей, которым могло принадлежать от десятков до сотен крестьянских дворов. Масштабами своей хозяйственной деятельности выделялся Соловецкий монастырь: в разных районах Севера он занимался сельским и лесным хозяйством, рыболовством, а главное — солеварением, торгуя солью с Центральной Россией.

Колонизация Севера усиливалась в трудные времена, например в период ордынского нашествия, в Смутное время. Крестьяне- переселенцы на новых землях сталкивались с качественно другими, таежными, природными условиями (короткое дождливое лето, затяжная суровая зима). Характерно, что в севернорусском народном календаре существует только два сезона — зима и лето. Такие трудные природные условия не обеспечивали устойчивого развития земледелия: собранного зерна нередко хватало всего на несколько месяцев. Для выживания, помимо восприятия навыков местного населения, нужно было сформировать совсем другой тип хозяйства. Для традиционного таежного хозяйства характерно преобладание скотоводства при подчиненной роли земледелия; важную роль при этом играют охота, рыболовство, ягодно-грибное собирательство.

Часть переселенцев, осевших по берегам Белого моря, создали новый тип хозяйства, который существенно отличался от хозяйства их предков, живших в новгородской или ростовской метрополии. Это морское промысловое хозяйство, в основе которого лежат морское рыболовство и охота на морского зверя. Участники морского промысла, сорганизованные в артели, на небольших судах уходили от дома за сотни километров, к берегам Норвегии. При отсутствии хозяина (промысел мог длиться до полугода), всю мужскую работу в доме выполняла жена.

Особые природные условия, промысловый тип хозяйства, своеобразный диалект — все это уже в начале XVI в. привело к формированию нового севернорусского субэтноса, который получил название поморы.

«Северность» Руси усиливается не только под влиянием освоения северной половины Русской равнины с включением территорий в состав государства, но также в результате важных геополитических событий. Первое из них связано с потерей Русью политической самостоятельности в результате ордынского нашествия и вхождением к XIV в. земель южнорусских княжеств в состав Литовского княжества.

Второе важное событие заключалось в переносе политической и культурной столицы Руси из Киева в Северо-Восточную Русь (с позиции древнего Киева эту отдаленную от него территорию называли Залесье), сначала во Владимир, а затем в Москву. Киевские князья понимали геополитические, военные и экономические преимущества освоения Севера. Словно предугадывая расположение будущей столицы Руси, Владимир Мономах в 1108 г. в далекой северной глуши основал Владимир. Спустя полвека Андрей Боголюбский перенес сюда столицу княжества, а его приемник — Всеволод Большое Гнездо — получил титул великого князя. Статус Владимира как общерусской столицы еще более укрепляется после переноса сюда резиденции русских митрополитов в 1299 г. Владимир становится политическим и культурным восприемником Киева. В Залесье сохранилось несколько топонимических свидетельств тому, что именно Киев был когда-то культурным центром древнерусского мира; например, появились топонимы Переславль-Залесский, Галич Мерьский, Владимир-на-Клязьме, чтобы отличать их от древних городов — Переславля, Галича и Владимира, расположенных на юго-западе Киевской Руси.

Благодаря усилиям московского князя Ивана Даниловича Калиты столичные функции перехватывает Москва, которая превращается в главного конкурента Великого Новгорода. В борьбе за первенство в конце XV в. Новгород терпит поражение. В результате Русское (Московское) государство существенно расширяет владения: его площадь увеличивается в несколько раз, охватывая всю северную половину Русской равнины. К 1500 г. территория России составляет 2,4 млн кв. км (в восемь раз больше современной Польши), а население достигает 5,6 млн чел.[1] Присоединение Новгорода и его земель к Москве знаменует собой важное историко-географическое событие: окончание состояния «Малой России» (см. гл. 6 «География Древней Руси»).

Москва получает безопасный выход к берегам Белого и Баренцева морей. Данным обстоятельством уже с середины XVI в. для налаживания торговли с Россией пользуются англичане. Вплоть до основания Санкт-Петербурга Архангельск является главным портом России, осуществляющим торговлю с Европой.

В процессе движения на Север в орбиту российского государства и русской культуры включаются финно-угорские этносы — летописная весь (современное название вепсы), лопъ (современное название саамы), карелы, летописная пермь, или зыряне (современные коми и коми-пермяки), югра (ханты — летописные остяки и манси — летописные вогулы), а также самоеды (современное название ненцы).

Таким образом, уже к началу XVI в. Русское (Московское) государство становится северным (это пространственное свойство характерно и для современной России). Его «северность» связана не только с расширением территории к северу, но и с наличием у страны северных политических и экономических интересов. В результате сформировался огромный, занимающий северную часть Русской равнины, промысловый регион — Русский Север и новый севернорусский (поморский) субэтнос. Можно утверждать, что Русский Север представляет собой полноценно реализованный северный вектор пространственного развития России.

  • [1] Национальный атлас России. Т. 4. С. 63.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>