Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ РОССИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Восточный вектор пространственного развития России

Пассионарный «скачок» русских землепроходцев на Восток, «встреч солнца», привлекает внимание многих исследователей. Так, английский историко-географ Дж. Бейкер пишет, что продвижение русских в Сибирь «шло с ошеломляющей быстротой»; успех русских, по его мнению, «отчасти объясняется наличием таких удобных путей сообщения, какими являются речные системы Северной Азии» (правда, автор не говорит, что они по полгода скованы льдом и текут на север, а не на восток). Однако «если даже принять в расчет все природные преимущества для продвижения, то все же на долю этого безвестного воинства достанется такой подвиг, который навсегда останется памятником его мужеству и предприимчивости и равного которому не свершил никакой другой европейский народ»[1].

Высоко оценивает этот феномен и известный русский писатель Валентин Распутин: «После свержения татарского ига и до Петра Великого не было в судьбе России ничего более огромного и важного, чем присоединение Сибири, на просторы которой старую Русь можно было уложить несколько раз»[2].

В самом деле, между походом Ермака на берега Оби и выходом отряда Ивана Москвитина на берег Охотского моря в 1639 г. прошло всего несколько десятилетий, т.е. освоение земель шло довольно быстро. Однако такое продвижение было подготовлено всем предшествующим развитием страны, включая и освоение Русского Севера, который без преувеличения можно назвать «первой русской Сибирью». Дело в том, что и на Русском Севере, и в Сибири близкие природные условия и сходные природные ресурсы, да и основной экономический интерес тот же — пушнина. Однако к началу XVII в. соболь на Русском Севере был уже истреблен, что и подвигло к поиску новых промысловых угодий. Кроме того, поскольку потомки поморов приобрели неоценимые навыки выживания и хозяйственного освоения северных территорий, не удивительно, что плацдармом и ресурсной базой продвижения в Сибирь явился Русский Север, имея в виду самые важные при освоении новых земель ресурсы — человеческий опыт и знания.

Уникальной иллюстрацией этой мысли можно считать жителей промыслового села Русское Устье, основанного в 1638 г. выходцами из новгородских земель. Село расположено в устье реки Индигирки далеко за полярным кругом, на 71 градусе с. ш. Среднегодовая температура воздуха здесь составляет -15°С. По-прежнему основным занятием населения являются рыболовство и охота на песца. Язык русскоустьинцев сохранил множество архаических слов и выражений; их выделяют в отдельную культурно-этнографическую группу русских. Село Русское Устье представляет собой самое северное историческое поселение России.

Таким образом, поморы составили основной костяк сибирских землепроходцев, и, очевидно, что без севернорусского опыта Сибирь не была бы освоена.

Геополитическая ситуация в России в первой половине XVII в. напоминает аналогичную ситуацию в Киевской Руси XII в. По-прежнему сильные государства-соседи удерживают западные, южные и восточные рубежи. В результате политики Ивана Грозного в состав государства входят территории Казанского и Астраханского ханств, а поход Ермака, приглашенного промышленниками Строгановыми в 1581 г., нейтрализует единственное в Зауралье государственное образование — Сибирское ханство. Тем самым устраняются все военно-политические препятствия для движения на Восток.

Первым русским государем, получившим «сибирский титул» (великого князя Югорского, князя Кондинского и Обдорского) стал Иван III, войско которого продвинулось до низовья Оби. Систематические предпринимательские походы в Западную Сибирь поморы осуществляют, начиная с XIV в.

Самым старым торговым путем поморов в Сибирь был Чрез- каменный путь (русское народное название Урала — Камень). Чрезкаменпый, или Печорский, путь имел несколько маршрутов. Один из них начинался на Печоре, продолжался по ее притоку Усе, затем шел через Полярный Урал и выходил к низовью Оби; другой маршрут начинался с верховий Печоры, шел по волокам перевалов Северного Урала и по Северной Сосьве также доходил до Оби. Чрезкаменный путь был очень трудным, но относительно безопасным. Чтобы добраться от Великого Устюга (среднее течение Северной Двины) до Березова, расположенного на Оби, нужно было 3,5 месяца. Путем активно пользовались до XVII в. включительно, называя его «большая сибирская дорога». Для движения по нему поморы применяли небольшие суда, включая малые кони (суда длиной 7—8 м и грузоподъемностью свыше 1 т).

С начала XVII в. Чрезкаменный путь дополняется Манга- зейским морским ходом, хотя «златокииящая» Мангазея была основана стрельцами и казаками по указу царя Бориса Годунова только в 1601 г. Первый сибирский заполярный город Мангазея

называли пушной столицей Сибири, потому что черный манга- зейский соболь ценился особенно высоко. Мангазейский морской ход проходил вдоль берегов Белого, Баренцева и Карского морей, затем, пересекая полуостров Ямал, выводил в Обскую губу и далее шел вверх по реке Таз. Для этого пути использовали морские кочи, имевшие до 20 м в длину, способные перевозить до 4 т груза; яйцеобразная форма коча позволяла ему быть неуязвимым к сдавливанию морскими льдами. При благоприятных природных условиях (ветры, течения, ледовая обстановка) расстояние от Архангельска до Мангазеи в 2500 км можно было преодолеть всего за полтора месяца. Однако в 1620 г. правительство из-за невозможности таможенного контроля запрещает морской путь в Мангазею.

Третий, исторически самый молодой, путь в Сибирь — знаменитая Бабиновская (Верхотурская) дорога, первая сухопутная дорогая в Сибирь. Она начиналась от столицы пермской империи известных предпринимателей Строгановых — города Соли Камской (ныне Соликамск) и, переваливая через невысокие горы Среднего Урала, заканчивалась в Верхотурье (Тура — приток Тобола). Дорога строилась с 1595 по 1597 г. под руководством сольвычегодского посадского Артемия Бабинова (отсюда и название — Бабиновская) и па протяжении 300 км представляла собой сложное инженерное сооружение, включающее десятки мостов. В 1598 г. Бабиновская дорога была объявлена правительственным трактом и на протяжении двух столетий являлась главной дорогой в Сибирь, а основанный Строгановыми город Верхотурье, где была устроена государственная таможня, считался «главными воротами в Сибирь». Вся пушнина, добытая на огромной территории, проходила через Верхотурье. Чтобы понимать масштабы «промышленного производства» приведем некоторые цифры: во второй половине XVIJ в. казна ежегодно получала десятки тысяч шкурок соболя, при этом в отдельные годы сибирская пушнина давала до трети государственных доходов.

Только после открытия в 1735 г. Сибирско-Московского тракта, который проходил еще южнее — через Екатеринбург, Бабиновская дорога понемногу утрачивает свое значение. Таким образом, пути в Сибирь из полярных широт постепенно перемещаются в умеренные широты.

Ближняя к Европейской России Западная Сибирь, особенно примыкающий к Уралу бассейн Иртыша и Оби, осваивается в первую очередь. Закладываются города-крепости, важные для освоения территории опорные пункты: на Туре — Тюмень (1586) и Верхотурье (1598), на Иртыше — Тобольск (1587), на Оби — Сургут

(1594), Обдорск (современный Салехард; 1595) и Томск (1604), на Тазе — Мангазея (1601) и многие другие.

К 1600 г. Россия становится огромной евразийской державой, раскинувшейся от Финляндии на западе до Енисея на востоке. Территория России в 1600 г. составляла 5,7 млн кв. км, а численность население достигла 7 млн чел.[3]

Продвижение в Восточную Сибирь, которая располагается дальше от Европейской России, проходило но другому сценарию. Во-первых, наряду с поморами в освоении этой территории участвовали сибиряки, в частности мангазейские торговые люди, тобольские и енисейские казаки. Во-вторых, в районе Енисейска уже в первой половине XVII в. была организована сельскохозяйственная база для снабжения сибирских городов зерном, ранее завозившимся из европейской части России.

В Восточную Сибирь существовало два основных пути. Первый, менее популярный, продолжал Мангазейский морской путь и шел от Мангазеи по волоку к расположенному на Енисее Туру- ханску, а далее поднимался по Нижней Тунгуске, попадая через волок в приток Лены — Вилюй. Второй путь, главный, начинался от Енисейска, поднимался по Ангаре до Усть-Кутского волока и оказывался в верховьях Лены.

Природа Восточной Сибири, с которой столкнулись землепроходцы, отличается еще более суровыми условиями: вечная мерзлота, резко-континентальный климат с более продолжительной зимой и коротким жарким летом. Как и в Западной Сибири, здесь строились города-крепости — Турухаиск (1607), Енисейск (1619), Красноярск (1628), Якутск (1632), Верхоянск (1638), Анадырский острог (1649), Охотск (1647), Иркутск (1661), Чита (1675). В процессе строительства городов и продвижения экспедиций налаживались контакты с сибирскими народами — эвенками (народное название, каким пользовался и А. С. Пушкин, — тунгусы), эвенами {ламутами), якутами, бурятами.

Землепроходцы выполняли и географическое обследование новых земель, отмечая реки, горы, заливы и проливы, обращая внимание на природные ресурсы; занимались описанием народов и их обычаев. Нередко «попутно» осуществлялись важные географические открытия, как, например, открытие пролива между Евразией и Америкой в 1648 г., честь которого принадлежит помору С. И. Дежнёву. Среди других наиболее известных землеоткрыва- телей — товарищ Дежнёва помор (холмогорец) Федот Алексеев, основатель Якутска казак Павел Бекетов, помор (устюжанин) Ерофей Хабаров.

В начале XVIII в. население страны составляло 12 млн чел., в том числе население Сибири — около 250 тыс., из них 70% русское старожильческое население[3].

С выходом к Северному Ледовитому и Тихому океанам Россия становится еще более северной страной с гигантской площадью в 15,2 млн кв. км.

Отметим и геокультурные результаты движения на Восток: продвигаясь в Сибирь, Россия и сама частично становится... Сибирью. Это проявляется и формированием нового русского субэтноса — сибиряки, и включением Сибири в русское культурное пространство (вспомним ставшие брендами выражения: «священный Байкал», «Амур-батюшка»).

  • [1] Бейкер Дж. История географических открытий и исследований. М., 1950.С. 231-232.
  • [2] Распутин В. В. Сибирь, Сибирь... Иркутск, 2000. С. 72.
  • [3] Национальный атлас России. Т. 4. С. 69.
  • [4] Национальный атлас России. Т. 4. С. 69.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>