Полная версия

Главная arrow География arrow ГЕОГРАФИЯ РОССИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЮЖНЫЙ И ЗАПАДНЫЙ ВЕКТОРЫ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

В результате изучения материала данной главы студент должен:

  • знать основные этапы пространственного развития России в южном направлении; важнейшие этапы пространственного развития России в западном направлении;
  • уметь объяснить геополитические и экономические причины движения России на Юг; геополитические и экономические причины движения России на Запад;
  • владеть географическими знаниями о пространственной стратегии движения русского государства на Юг и на Запад.

Южный и западный векторы расширения русского пространства в первую очередь были связаны с обеспечением безопасности государства. На протяжении столетий именно эти направления несли в себе основной источник военной опасности для России. Однако стратегии действий на этих направлениях существенно различались.

Южный вектор пространственного развития России

Наиболее опасным было южное направление. Именно с юга кочевники совершали набеги на Русь, от чего особенно страдало гражданское население. О масштабах проблемы можно судить, например, по таким данным: согласно некоторым оценкам, в рабство из русских земель в период с XIV по XVII в. было угнано 3 млн чел. В частности, только с 1613 по 1650 г. в Крымское ханство было угнано 200 тыс. чел.[1] Напомним для сравнения, что в конце XV в. население России составляло всего 5,6 млн чел. Несмотря на включение Казанского и Астраханского ханств в состав Русского государства, граница относительной безопасности для мирных жителей во второй половине XVI в. проходила по левому берегу Оки. Словно указывая, кто является хозяином степи, правый берег Волги ниже впадения в нее Камы вплоть до XVIII в. называли Крымским берегом.

Большую роль в создании условий безопасности для мирного населения от набегов степняков с юга сыграли нриродно-обу- словленные военно-хозяйственные технологии засечных черт (или засек) и укрепленных линий. Военный аспект этих технологий заключается в создании многокилометровых препятствий, естественных и искусственных, на путях набегов и организации «линейных» гарнизонов и караулов (рис. 10).

Природная обусловленность технологии засечных черт проявляется в том, что она применялась только в лесостенной зоне, где лесные, болотные и речные угодья занимают значительные площади. Обычно засечные черты включали в себя города-крепости, лесные завалы-засеки, болота, реки, чередуясь в безлесных местах с частоколами и земляными валами. Города-крепости обычно строились на водораздельных степных, самых уязвимых, участках непосредственно на шляхах, как называли устойчивые трассы набегов степняков. Среди наиболее опасных направлений набегов Муравский шлях, выходивший на Старый Оскол, Тулу и далее на Москву, и Ногайская дорога, нацеленная на Тамбов.

Технологию создания укрепленных (сторожевых, пограничных) линий Русское государство применяло в стенной зоне, где только реки и овраги в качестве природных неудобий могли остановить степную конницу. Их дополняли крепости с гарнизонами, укрепленные редуты и казачьи станицы, а между ними создавались земляные валы, оснащенные рвами.

Леса, которые использовали для засечных целей, назывались заповедными, и законом запрещалось их рубить, благодаря чему в лесостепной зоне поныне сохранились крупные лесные массивы. В качестве крепостей частью засечных черт и укрепленных линий были почти все исторические города, расположенные к югу от Москвы: Тула, Рязань, Белгород, Воронеж, Тамбов, Саранск, Симбирск, Пенза, Сызрань, Азов, Ставрополь, Пятигорск, Моздок и др. Возможно, именно благодаря «крепостной истории» большинства городов России в русском языке так сильна коннотация значения слова город как огороженного места, крепости.

Самым известным из засечных укреплений была Большая засечная черта, которая протягивалась от Рязани на Тулу, Белев и Жиздру и обеспечивала безопасность русских земель с севера. Строительство черты было завершено в 1566 г. На ее рубежах засечная стража («пограничники») насчитывала от 30 до 35 тыс. ратных людей. В Смутное время укрепления засеки подверглись

Основные засечные черты и укрепленные линии на Европейской территории России

Рис. 10. Основные засечные черты и укрепленные линии на Европейской территории России1

Цифрами на карге обозначены: засечные черты: 1 — Большая (1521 — 1566), 2 — Белгородская (1636—1653): укрепленные линии: 3 — Царицынская (1718-1720), 4 - Украинская (1731-1742), 5 - Днепровская (1770-1780), 6 — Азовско-Моздокская (1777—1789) и Моздокская (1763—1769),

  • 7 — Кубанская (1777—1778) и Черноморская кордонная (1793—1797),
  • 8 — Черноморская береговая (1837—1839), 9 — Лабинская (1840),
  • 10 — Белореченская (1860); шляхи: а — Бакаев шлях, б — Муравский шлях, в — Изюмский шлях, г — Кальмиусский шлях, е — Ново-Кальмиусский

шлях, д — Ногайская дорога

1 Национальный атлас России. Т. 4. С. 77, 114.

частичному разрушению поляками и крымчаками. Однако правительство, понимая значение черты для защиты Москвы, в 1635— 1638 гг. провело восстановление всей оборонительной системы. Должно быть, ее инженеры и строители хорошо знали географию и природное районирование, поскольку конфигурация черты практически совпадает с северной границей лесостепной зоны. В результате длина черты превысила 1000 (!) км, а ее глубина составляла от 40—60 м в местах, где имелось одно оборонительное препятствие, до 40—60 км.

Расширяя зону безопасности и отодвигая границы к югу, правительство в 1635—1553 гг. сооружает 800-километровую Белгородскую черту, главными крепостями на которой стали города Ахтырка, Белгород, Ольшанск, Воронеж, Козлов и Тамбов. В это же время создаются и другие засечные черты, дополняющие Белгородскую: Симбирская, Изюмская, Сызранская и Закамская.

Тему засечных черт и укрепленных линий нельзя рассматривать исключительно в военном аспекте: очень важен их экономический и культурный контекст. Одной только военной победы недостаточно для устойчивого удержания земель, поэтому правительство приглашает людей разных национальностей на «пустые» черноземные земли. Наряду с русскими в земледельческом освоении лесостепи, а затем и степи участвуют украинцы, татары, мордва, чуваши, представители других народов России. При этом формируются новые культурные регионы и субрегионы. Например, Слободская Украина как культурный лесостепной регион сформировалась в результате того, что царское правительство пригласило украинских поселенцев на земли, находящиеся под защитой Белгородской и Изюмской засечных черт.

В XVIII в. русское государство, стремясь к берегам Черного моря, продолжает сужать пространство для набегов кочевников теперь уже в степной зоне. Украинская (1731—1742) и Днепровская (1770—1780) укрепленные линии практически сводят на нет возможности для набегов крымчаков, а присоединение Крыма в 1783 г. позволяет приступить к земледельческому освоению южных степных земель.

После включения северного побережья Черного моря в состав России территория начинает стремительно обустраиваться: основываются Севастополь — военно-морская база России на Черном море; важнейший торговый порт Одесса, другие города. На берегах Черного и Азовского морей формируется новый историко- культурный регион — Новороссия, раскинувшаяся от Одессы до Новороссийска. В геокультурном плане формирование Новороссии означало окончание вековой политики «замирения степи» и переход к политике «замирения гор».

Однако важнейшим геокультурным результатом «вхождения» России в степь явилось культурное переиначивание (освоение) степного пространства. Уместно напомнить слова Г. П. Федотова о том, что овладевая степью, Русь находит здесь новую Родину. Степь становится материнским ландшафтом для важной с позиции русской культуры этнографической группы русских — казачества.

Перенося вектор геополитических интересов с Крыма на Кавказ, Россия использует технологию укрепленных линий, создавая зоны безопасности для земледельцев, с одной стороны, и сужая пространство для набегов горских племен — с другой. Одним из первых кавказских укреплений стала Азовско-Моздокская линия, построенная в 1777—1789 гг. и обеспечивающая заселение и освоение Ставрополья и Кубани. Линия шла от устья Дона (Азов) через Ставрополь до Моздока. Целая сеть укрепленных линий была создана в первой половине XIX в. вокруг двух основных очагов сопротивления горцев — западного адыгского (в XIX в. адыгов называли черкесами) и восточного чеченского. Важно, однако, подчеркнуть, что большая часть народов Кавказа вошла в состав Российской империи добровольно. «Замирение гор» проходило успешно благодаря грамотной национальной политике, которая предусматривала сохранение и уважительное отношение к местным культурным традициям, приравнивание местных этнических элит к русской аристократии.

Еще одно южное направление геополитики России — Средняя Азия. Это историко-культурный пустынно-степной регион, раскинувшийся от Каспийского моря до Алтайских гор. Историческое название отражает этнокультурное своеобразие региона — Туркестан. Он охватывает территорию современных Казахстана, Туркмении, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. Первыми (в середине XVIII в.) в состав России вошли земли Младшего и Среднего Жузов, что соответствует территориям Западного и Северного Казахстана; в середине XIX в. присоединился Старший Жуз (Южный Казахстан), где был основан город Верный (ныне Алма-Ата). Остальная часть Средней Азии (Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия) стала частью Российской империи сравнительно недавно, лишь во второй половине XIX в., и, следовательно, имеет недолгую историю взаимодействия с русской культурой.

Подводя итог пространственного развития России в южном направлении, отметим, что если движение на Восток было иассионарно стремительным (5000 км преодолено за полвека), то расстояние в 1000 км от Подмосковья до берегов теплых морей удалось преодолеть в течение трех столетий. 11а этом долгом пути были принесены колоссальные жертвы, потрачены огромные ресурсы, придуманы и реализованы эффективные военно-хозяйственные технологии. Кроме того, движение на Юг начинало Московское царство, а на берега турецкого Черного моря вышла молодая, динамично развивающаяся империя.

В процессе движения России в южном направлении удалось реализовать две важнейших геополитических и хозяйственных цели. Во-первых, земледельческая страна получила во владение сельскохозяйственный рай, самую ценную и самую плодородную в мире почву — чернозем, и пахарь впервые со времен Киевской Руси наконец-то смог спокойно обрабатывать бывшее Дикое поле. Во-вторых, страна вышла к теплому, однако внутреннему морю.

  • [1] Советская историческая энциклопедия. Т. 8. М., 1965. С. 209.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>