Литература Англии после 1945 г. «Angry Young Men» («Сердитые молодые люди»)

Первое послевоенное десятилетие в Англии было ознаменовано не менее сложными процессами в политике и экономике страны, чем это было в других странах мира, так или иначе пострадавших от фашистской агрессии. Людские потери оказались меньшими, чем в других странах и даже в самой Великобритании в период Первой мировой войны. Однако за годы Второй мировой войны Великобритания потеряла 25 % национального богатства. Особенности английской ситуации определялись тем, что на выборах 1945 г. к власти пришла партия лейбористов, заявивших о себе как о социалистической партии. В качестве конечной цели ими было провозглашено построение «Социалистического содружества Великобритании». Для выполнения этой программы были национализированы предприятия важнейших отраслей экономики, начиная с Банка Англии, железных дорог, гражданской авиации, угледобывающей и электротехнической промышленности. Были приняты социальные программы, в том числе в национальном здравоохранении, в муниципальном строительстве, образовании. На некоторое время это привело к социальной стабильности. Однако экономика Англии не выдержала этих радикальных преобразований, разразился финансовый кризис. В то же время Уинстон Черчилль, «человек, выигравший войну» (таким был лозунг его проигранной предвыборной кампании 1945 г.), в своих речах объявляет «холодную войну» и вводит термин «железный занавес», что означало признание раскола мира на две социальные системы, готовые к открытому противостоянию. Семидесятисемилетний Черчилль вновь становится премьер-министром в 1951 году. Его правительство не отменило, хотя и несколько сократило и видоизменило социальные программы лейбористов. В результате можно сказать, что вплоть до семидесятых годов внутреннюю политику определяли идеи, связываемые в Англии с именем Дж. М. Кейнса (1883—1946), экономиста, автора целого ряда фундаментальных исследований, произведших революцию в экономической теории. Это идеи создания сплоченного, однородного общества равных возможностей, с развитой системой помощи бедным, сильными профсоюзами, национализированной промышленностью.

Новые политические и экономические программы привели к тому, что изменился социальный состав носителей культуры: произошел переход от элитарной культуры аристократов к достаточно высокому уровню образования и достаточно высокой культуре самых широких слоев населения. Нельзя сказать, что массовое высшее образование стало только благом для Англии. Молодые люди, получившие его, оставались за бортом потребительского общества, так как не могли найти работу. Кроме того, «массовизация» высшего образования совершалась параллельно с ростом так называемой массовой культуры, а также средств массовой информации, все более активно участвующих в формировании примитивного общественного идеала. Неслучайно образцом книг, вызвавших массовый читательский спрос, стали романы Яна Флеминга о Джеймсе Бондс, по содержанию воплотившие идеи шпиономании эпохи «холодной войны», а по качеству представлявшие собой вполне примитивную литературную поделку.

Эта ситуация в стране определила появление целого поколения молодых писателей (в пятидесятые, когда они заявили о себе на литературной сцене, им было около тридцати лет), которых вначале журналисты, а потом и критики, и исследователи стали называть «Angry Young Men» («сердитыми молодыми людьми»). Это драматург Джон Осборн, прозаики Джон Уэйн (1925—1994), Кингсли Уильям Эмис, Джон Брейн, Аллан Силлитоу (1928).

Они скептически относились к идее социальной стабильности, не веря в ее прочность и надежность в современной Англии. Еще более их угнетала одномерность, безликость существования молодого человека в этой Англии. Первым литературным откровением сердитых стали два романа: «Спеши вниз» (1953) Д. Уэйна и «Счастливчик Джим» (1954) Кингсли Эмиса.

Кингсли Эмис (Kingsley Amis, 19221995) — прозаик и поэт. Он был выходцем из «нижних слоев среднего класса», однако смог получить образование в Оксфорде. Три года он служил в армии. В пятидесятые годы занимался преподавательской деятельностью в ряде английских университетов, в том числе в Кембридже. Неслучайно после романа «Счастливчик Джим» (Luck Jim), принесшего ему известность, Кингсли Эмис публикует еще два, связанных с жизнью провинциальных университетов, — «Это неопределенное чувство» (That Uncertain Feeling, 1955) и «Девушка вроде вас» (Take a Girl Like You, 1960). Сам же «Счастливчик Джим» был сначала отвергнут шестнадцатью издателями, а потом объявлен одним из лучших в истории Англии литературных дебютов. В последующие годы К. Эмис был известен как автор сатирических романов: «Толстый англичанин» (One Fat Englishman, 1963), «Завершение» (Ending Up, 1974), «Случай с Джейком» (Jake’s Thing, 1978), «Стэнли и женщины» (Stanley and the Women, 1984), «Старые черти» (1986) и многие другие. Он пробует себя в разных жанрах: от готики в «Лесовике» (The Green Man, 1969) до книги заметок и замечаний о творчество Яна Флеминга «Досье Джеймса Бонда» (The James Bond Dossier, 1995). Как все его современники, он написал автобиографию, a noaneAHHq его роман — «Усы биографа» (The Biographer’s Moustashe, 1995). С годами, по общему признанию, Кингсли Эмис становится все более консервативным. Однако что есть консерватизм в такой традиционной стране, как Англия? Кингсли Эмис отличался необычайно живым умом, схватывал все то, что было принципиально новым в современной ему культуре. Неслучайно он написал одну из первых и лучших книг, посвященных жанру научной фантастики — «Новые карты ада» (New maps of Hell), которую несметное число раз цитируют позднейшие исследователи. Такое же несчетное число раз переиздаются его многочисленные романы до сих пор. В 1990 году Кингсли Эмис получил звание пэра.

Имя центрального персонажа первого романа «Счастливчик Джим» стало нарицательным для обозначения героя целого поколения. Джимми Диксон — ассистент кафедры истории, радикально настроенный выходец из низов. Его руководитель, человек педантичный и консервативный, упорно делает себе карьеру и достигает определенных успехов. Джимми же угнетают те правила, которые исповедуют «успешные». Он хотел бы преодолеть существующие рамки поведения, сломать их. Именно поэтому он получает имя «рассерженного». Но страх мешает ему, он гораздо более приспособленец, чем сам хочет казаться. В образе Джимми сплетаются две тенденции. Одна из них определена недавним историческим прошлым, когда стало очевидно, что именно конформистское большинство является основой страшных режимов фашистского типа. Следовательно, каждый человек должен пытаться изжить, преодолеть в себе подобный конформизм. Часто это даже неосознанное стремление, подчиняющееся общему направлению общественного самосознания. С другой стороны, послевоенное общество формирует стандартную личность, призванную бесконечно потреблять. Весь экономический механизм оказывается огромной машиной, производящей то, что создает человеку комфорт, и заставляющей поверить — вне такого комфорта нет и полноценного человека. Понятно, что против таких стандартов должен бороться любой мыслящий индивидуум, желающий прожить жизнь не ради лишнего холодильника или пары новой обуви. Однако это противостояние оказывается невозможным. Жажда «приличного образа жизни» часто оказывается сильнее всего. Надо также подчеркнуть, что в Англии наряду с ее давней традицией буржуазной респектабельности и насаждением форсайтско- го идеала одновременно существует уже не одно десятилетие и традиция противостояния викторианской системе ценностей. Неслучайно в это же время интерес общества все больше сосредоточивается на эпохе королевы Виктории, вновь и вновь переосмысляются буржуазные ценности. Слово «буржуазность» одно из самых востребованных в социологии, философии, литературе этого периода.

Счастливчик Джим, проваливший свою пробную лекцию, часто мечтающий о самых невероятных поступках, в итоге, выучившись маскировать свои истинные побуждения, ведет скучные семинары на неинтересные для него темы. Он может считаться «счастливчиком», в том смысле, что с точки зрения окружающих обстоятельства складываются для него счастливо. Но он неудачник по большому счету, так как личность его оказалась втиснута в рамки стандартов.

Роман Эмиса был написан блестяще, не зря впоследствии один из ведущих литературоведов Англии, сам писатель, Дэвид Лодж назвал популярный в литературе 60—70-х жанр «университетского романа» «послеэмисовским». У самого Эмиса герой, похожий на постаревшего Джима Диксона, появится в романе «Один толстый англичанин» под именем Роджера Мичетдекана. Оказывается, что этот бывший бунтарь таковым ощущает себя до сих пор. Он служит литконсультантом в одном из лондонских издательств. Роджер приезжает в Америку и ощущает себя служителем «английскости» как духовности в противовес пустой меркантильности Нового Света. Однако бунт толстого, смешного в своем вечном стремлении быть Дон Жуаном человека выглядит уж совсем неубедительно. Читателя, правда, примиряют с этим человеком его интеллектуальные способности, хороший литературный вкус, и все-таки именно печальная судьба поколения «рассерженных молодых людей» в этом романс показана с пронзительной художественной ясностью.

Джон Джерард Брейн (John Brain, 19221986). Писатель, автор романов «Путь наверх» (Room at the Top — букв, перевод «Комната наверху», 1957) и «Жизнь наверху» (Life at the Top, 1962). Это писатель далеко не того масштаба, что Кингсли Эмис. Джон Брейн так и остался только автором из «рассерженных», но написанные им романы были любимы и его современниками, и прекрасно читаются сегодня, почти через полвека после их первой публикации. Мало того, именно в этих книгах сегодняшний молодой человек находит много общего с тем, что чувствует он, сталкиваясь со своими каждодневными проблемами.

Главный герой романа «Путь наверх» Джо Лэмптон, уроженец маленького городка Дафтона. Как чаще всего бывает в литературе «рассерженных», мы имеем дело с представителем низшего уровня так называемого среднего класса. Для Джо его образ жизни в Дафтоне олицетворяет ужасное прошлое, к которому он никак не мог бы вернуться. Дело не только в том, что погибли его родители и воспитывался он дядей и тетей, кстати, очень его любящими. Главное в том, что образ их жизни, в силу крайней скудости средств, не давал того комфорта, который Джо считает единственно возможным для нормального человека. Мироощущение героя представляет собой довольно элементарный конгломерат: страсть к чистоте и весьма умеренной роскоши, в том числе определенной респектабельности в одежде и, в целом, к размеренному образу жизни. Во всем этом есть заметная доля снобизма. Это национальное явление, еще в викторианскую эпоху обсуждавшееся в обществе (вспомним «Книгу снобов» У. Теккерея, в которой уже обозначился соответствующий круг вопросов), в середине XX в.

нс утратило своей силы. Правда, теперь речь идет нс только о самом высшем обществе, «голубой крови» аристократов с родословной, уходящей далеко в столетия. Какое-то достаточно пошлое подражание обнаруживаем мы в среде любого английского городка. В Уорли, куда прибывает полный надежа Джо, те же сословные разграничения. Владельцы фабрики и другие, считающие себя «высшей категорией», занимают обособленное положение в обществе. Да, они снисходят к простым смертным, как-то вступают в общение с ними, однако подлинного союза здесь получиться не может. В романе их обособленность символизирует сама география города. Сильные мира сего живут «наверху», т.е. на холме. Поэтому путь главного героя «наверх» имеет и весьма конкретное значение. Ему удается невозможное: он женится на дочери очень богатого человека. Семья этой девушки имеет свою родословную, во всяком случае, по линии матери. Сюзан в принципе не пара Лэмптону, однако брак заключается, и так заканчивается для героя путь наверх. При этом страдают окружающие, гибнет возлюбленная Джо, которой он обещал вечную любовь и страсть. Однако на глубокое-то чувство он и не способен. Это понимает его жена, которую отрезвляет мысль о том, что он просто использовал ее для своего пути наверх. Она считает, что и прежнюю свою возлюбленную, Эйлис, он не любил, так как из-за ограниченности его нравственного мира не дорос до глубокого чувства.

Теперь посмотрим, для чего автору эта вполне тривиальная история, которая к тому же имела колоссальный успех у читающей публики. Напомним, пятидесятые годы — время распространения социалистических идей в Англии и, самое главное, социалистических программ. Меняющимся правительствам действительно удалось сделать очень многое в этом направлении, что, кстати, все время чувствуется при чтении романа. Однако даже новый для широких масс достаточно высокий уровень образования и жизни не меняет основу их ощущения мира. Вспомним, в течение уже более трех столетий в Англии воспитывалось буржуазное мировоззрение, против которого так борются все эти молодые люди, но которое составляет их плоть и кровь. Они слишком умеренны, слишком бьются за свой маленький уют и комфорт, слишком «снобичны».

После романа «Путь наверх» Дж. Брсйн пишет «Жизнь наверху». Джо Лэмптон уже десять лет в браке, у него родилось двое детей, но главное, что вспоминается ему: «мы все время безостановочно приобретали что-нибудь новое». «Из года в год я производил заново полную инвентаризацию своего имущества... и до последнего времени этот обряд доставлял мне острое чувство удовлетворения». Дом, сад вокруг дома, не роскошная, но добротная, со вкусом подобранная мебель, шторы, обои, ежедневный обряд заваривания чая, приятные запахи, концентрирующие ощущение чистоты, уюта, прелести семейной жизни, — все это наполняет душу Джо Лэмптона чувством комфорта и умиротворения. И в то же время он размышляет: «Я чувствовал себя задавленным всеми этими приобретениями, всеми материальными благами, которые неустанно накапливались нами на протяжении десяти лет нашего брака». Это смутное ощущение недовольства поддерживается тем отношением, которое постоянно подчеркивает отец его жены к своему зятю-выскочкс. Когда Джо высказывал свое собственное мнение, то ему «не доставляло удовольствия слушать», как его называют «выскочкой, ничтожеством, жалким счетоводишкой».

Джо Лэмптон бежит от опостылевшей ему «жизни наверху» навстречу, как он думает, настоящей любви и полноценной жизни. Но вот как объясняет Джо свой уход: «Это было именно то, к чему я стремился: отказ от ответственности, уход с общественной арены. Оглядываясь назад, я видел лишь борьбу — борьбу за то, чтобы попасть в дафтонскую среднюю школу, борьбу за то, чтобы получить диплом, борьбу за то, чтобы стать клерком в дафтонском казначействе, борьбу за то, чтобы жениться на Сьюзен, длительную борьбу, к которой в сущности и сводился наш брак». Очевидно, что это всегда была борьба за свое маленькое личное благополучие. Когда Джо лишается благ обеспеченной жизни, то испытывает приступы меланхолии. Порывы души легко смиряются, когда он начинает жить в квартире, где постоянно течет кран, где водопроводная вода низкого качества, где приходится заваривать второсортный чай, где ободранный линолеум. Возвращение Лэмптона домой предопределено самой его натурой, для которой бунт неуместен. Он был «сердит», но поставил себе мизерные задачи и остался мизерной натурой.

Бунт «рассерженных» нашел отражение и в классических для этого направления произведениях Джона Уэйна и Алана Силитоу. Эти авторы более активно вводят в свои романы проблематику, связанную с жизнью рабочих, то есть тех, кто находится внизу на ступеньках общественной лестницы. Вспомним, речь идет о книгах, написанных в эпоху больших социальных реформ в Англии. И все же деление героев на «высших» и «низших» характерно даже для литературы, осознающей себя как бунтарскую.

В романс Уэйна «Спеши вниз» (Hurry On Down, 1953) рассказывается история о студенте, который не хочет оставаться в университете. Затхлый консерватизм университетской жизни ему так же противен, как и счастливчику Джиму. Однако этот герой способен бороться. Он «уходит вниз» по ступенькам социальной лестницы — становится то мойщиком окон, то санитаром. Он гордится тем, что избавился от стремления к ценностям, которые «оболванили» его поколение, как и многие предшествующие. Однако неизбежная для англичанина тяга к такому комфорту тела, уюту души, который немыслим вне определенного интерьера, набора книг, вкусовых ощущений, даже запахов, вновь приводит его на исходные позиции. Поворот сюжета связан с тем, что незаурядные творческие возможности, как сегодня сказали бы, «креативность» его натуры, создают ему имя и состояние в рекламном бизнесе.

Герой нашумевшего в то же время романа Алана Силлитоу «В субботу вечером, в воскресенье утром» (1958) Артур Ситон — бунтарь из рабочего класса. Артур работает токарем на велосипедном заводе. Он анархист по натуре. Трудно говорить об убеждениях, так как он их очень неотчетливо формулирует. Он презирает и заводское начальство, и власть вообще. Настоящее удовлетворение он находит лишь в тихие часы рыбалки. Действие романа связано с многочисленными увлечениями Артура — у него роман с женой его сослуживца, потом с ее сестрой (обе, кстати, замужем), потом с юной девушкой Дорин. Обручение с последней из них становится финалом романа. Как и все произведения «рассерженных», этот роман написан с юмором, имеет хорошо развитую сюжетную линию, явно продолжает лучшие традиции английской прозы, и потому любим читателями.

«Рассерженные» были известны не только как прозаики. Не менее бурно выступили они и в театре. Как писала тогда критика, «понятно, чего «сердитые» не хотят, но у них нет положительной программы». К. Тайней, театральный критик, автор статей в журнале «Обозреватель», сыгравший большую роль в воспитании новых эстетических вкусов в театральной среде Англии, объяснял зарождение новой драматургии протестом против окаменения и вырождения старого театра. Старая драматургия «посвящена проблемам устаревшим и ложным, создает идеологическую мистификацию, полезную для анахронических политических и общественных отношений». Основная масса трудового народа лишена необходимого ей искусства. Таким образом, формулируется главная задачи театра — он должен быть остро социальным.

Осборн Джон Джеймс (Osborne, 19291994), драматург, создавший достаточно большое число пьес, имевших хорошую сценическую судьбу, но оставшийся в сознании нескольких поколений зрителей автором пьесы «Оглянись во гневе» (Look Back in Anger), в соответствии с названием которой и стало именоваться вес движение «сердитых». Самой очевидной стороной его натуры, отразившейся в творчестве, был «гнев как таковой». О том, что Осборн достаточно высоко оценивал свою личность, говорит название первого тома его автобиографии «Человек высшего разряда» (A Better Class of Person,

1981), даже если подразумевать самоиронию автора. Его оценка страны, в которой он жил, понятна из названия другой книги: «Будь проклята, Англия» (Damn You, England, 1994). Пьесы Осборна были посвящены незаурядным, нестандартным личностям, как действительно бывшим в истории, так и вымышленным. Это «Эпитафия Джорджу Дилану» (Epitaph for George Dillon, 1957, в соавторстве с Э. Крейтоном), «Комедиант» (The Entertainer, 1957), посвященный артисту Арчи Райсу, сыгранному великим Лоуренсом Оливье, «Лютер» (Luther, 1961), посвященный Мартину Лютеру, знаменитому вождю Реформации, «Неподсудное дело» (Inadmissible Evidence, 1964) и т.д.

Пьеса «Оглянись во гневе» (Look Back in Anger) была поставлена в 1956 г. и издана в 1957. Через год после премьеры в Англии, драма Осборна была привезена английской труппой в Москву и сыграна с большим успехом на Международном фестивале молодежи. Главное достоинство пьесы — формирование образа рассерженных молодых людей. Действие происходит в одном из городов в центре Англии, маленькой однокомнатной квартирке. Герои: Джимми Портер, Элисон, Хелена. Джимми имеет высшее образование, но не смог найти работу по специальности. Как и другие «сердитые», он перепробовал множество профессий — был журналистом, агентом рекламы, продавцом пылесосов. Теперь торгует в крошечной лавке кондитерскими изделиями, однако склонен считать себя музы кантом-джаз и стом. Элисон — дочь полковника, т.е. представительница «господствующего класса». Противоречивость их отношений вызвана, по мнению Джимми, социальной несовместимостью. Однако причина, скорее всего, в глубокой внутренней неудовлетворенности его самого.

Постоянная смена настроений Джимми означает его бунт. Протест выражается в бесконечных монологах, агрессивных, энергетических, полных оскорблений в адрес Элисон, которую он в то же время очень любит. Он пытается вывести ее из состояния «социального безразличия», ассоциируя с ней все пороки ее социальной группы.

Действие построено композионно очень четко, до примитивности. Первое действие — Элисон гладит одежду. Второе действие — ее подруга Хелена пытается спасти Элисон от неудачного брака, и Элисон уезжает с отцом, а Хелена падает в объятия Джимми. Третий акт — Хелена гладит белье, но появляется Элисон. Джимми и Элисон примиряются после бесконечных потоков оскорблений.

Однако внешняя простота действия лишь подчеркивала необычность бунтарских монологов главного героя. Один из тогдашних английских критиков писал: «Слишком долго английская культура чахла в холодильнике сдержанности и «хорошего вкуса». В этой леденящей атмосфере Портер запылал, как паяльная лампа». Театр перестал быть для молодых англичан музейным анахронизмом, театр заговорил с ними на их языке. Они, но словам ровесника «сердитых» театроведа К.Тайнена, были «знакомы с Джимми Портером, вместе с ним шатались по кабакам, жили в одной комнате».

После Осборна английская драматургия меняется. Появляется даже жанр, названный «драмой кухонной лохани» (Kitchen Sink Drama). Термин возник в конце 50-х по отношению к пьесам Дж. Осборна, А. Уэскера, III. Делани, где показана жизнь рабочих или низших слоев среднего класса и уделяется особое внимание реалистическому изображению быта и домашней обстановки.

Арнольд Уэскер (Wesker, 1932), получивший образование в Хэкни, перепробовал ряд профессий (в том числе ученика мебельщика и кондитера), прежде чем стал драматургом. Пьесы: «Куриный суп с перловкой» (1958), «Корни» (1959), «Я говорю об Иерусалиме» (1960) — принято объединять в трилогию. Первым примером развившегося впоследствии жанра «драма кухонной лохани» стала «Кухня» (The Kitchen, 1959) о полной трагизма закулисной жизни ресторана. Уэскер был известен и как автор ряда других пьес, эссе, сценариев, сборников рассказов, автобиографии «Насколько хватит смелости» (1994).

Заметным явлением стала пьеса «Вкус меда» (A Taste of Honey, 1958) Шилы Делани (Delaney, 1939). Шила родилась в рабочей семье, в шестнадцать лет бросила школу и стала работать. Пьеса «Вкус меда» была написана ею в возрасте всего 17 лет, и, тем не менее, это произведение заслужило признание публики и критики (получило первую премию театральных критиков Нью-Йорка в 1961 г., премию Британской кино- академии в 1962 г.). Жизненные испытания юной героини пьесы, девушки из рабочей среды, переданы с особой поэтичностью, лиризмом. Главное же достоинство состояло в оптимизме юного автора, который Шила Делани смогла передать читателям и зрителям своей пьесы.

В 1956 г. Джорджем Девайном была основана Английская сценическая компания. Ее целью была постановка новых пьес и поощрение молодых драматургов, таких, как Уэскер, Осборн, Арден, Бонд, Делани, и прославление «драмы кухонной лохани». Компания осуществила постановки пьес названных здесь авторов, а также Д.Ардена, Э. Бонда, С. Беккета и тем самым действительно способствовала расцвету драматургии молодых авторов.

«Сердитые молодые люди» никогда не говорили о себе как о литературном направлении, часто даже нападали друг на друга, Тем нс менее, черты, объединяющие произведения всех названных авторов, просматриваются вполне отчетливо. Это особый тип героя, не принимающего окружающую его социальную реальность, чувствующего свою чуждость ей. Подчеркнутый демократизм «сердитых» заключался в том, что чаще всего они стремились изобразить рабочую, нередко провинциальную среду. Все «сердитые» становятся на некоторое время аутсайдерами. (Неслучайно появившийся в 1956 году экзистенциалистский роман — трактат писателя Колина Уилсона получает характерное для всего поколения название «Посторонний» — The Outsider. Как и его сверстники, К.Уилсон концентрирует свое внимание на взаимоотношениях талантливого человека и общества.) Враждебность общества, тяготеющего к нивелировке индивидуальности, к неприятию сколько-нибудь яркой личности, обусловливает сопротивление героя. К сожалению, общей чертой «сердитых» стала неспособность к длительному противостоянию прагматике, карьеризму, благополучию. Это сразу почувствовали их современники, например, писатель М. Брэдбери свой первый университетский роман «Кушать людей нехорошо», опубликованный в 1959 году, написал уже почти как пародию на «сердитых».

И все-таки бунт молодых людей (пусть и не долгий) заслуживает внимания, так же как и особая лирическая интонация, присущая всем названным авторам, и мастерство сюжета, и непривычное для английских авторов внимание к рабочей среде, изображение подробностей се быта, нравов, обычаев. Без произведений «сердитых молодых людей» литература Англии 50-х годов была совсем иной. Эти писатели определили антибуржуазный настрой и следующих десятилетий, хотя сами в 60-е отказались от бунтарских идей и проповедовали откровенный консерватизм.

ЛИТЕРАТУРА

Гозенпуд А.А. Драматургия «сердитых» // Пути и перепутья. Л., 1967. Ивашева В.В. Писатели «рассерженной молодежи» // Ивашева В.В. Английская литература XX век. ДА.. 1967.

Коренева М.М. Джон Осборн // Английская литература. 1945—1980. М., 1987.

Михальская И.И., Аникин Г.В. Английский роман XX века. М., 1982 Образцова А. Произошла ли революция в английском театре? // Современный зарубежный театр. М., 1968.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >