Полная версия

Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Институциональная структура экономики

Если раньше речь шла о приложении общей парадигмы четырех функциональных императивов на трех уровнях: 1) социальная система, в которой экономика выполняет определенные функции и находится в определенных связях с другими частями этой системы; 2) экономика как социальная система сама по себе; 3) функциональная дифференциация подсистем экономики, то теперь в фокусе внимания оказывается проблема институтов, осуществляющих интеграцию действия как внутри экономики, так и на ее внешних границах. Под понятием «институт» Парсонс и Смелзер понимают «способы, которыми ценности и нормы культуры социальной системы интегрируются в конкретные действия ее единиц в процессе их взаимодействия друг с другом через определение ролевых ожиданий и организацию мотивации. Институты определяют общие...условия баланса исполнения и санкций, они определяют условия поддержания стабильного состояния в терминах удовлетворения функциональных потребностей системы в более или менее типичных условиях. Они устанавливают пределы, в которых дозволено использовать санкции (экономические и другие)»[1].

Институт призван исполнять какую-либо актуальную для данной системы функцию. Для экономики, в первую очередь, важно регулирование взаимодействий экономических единиц. Соответственно, экономические институты можно определить как «набор определенных структурных черт социальной системы, которые вырастают из разделения труда и его социальных последствий»[2]. Развитие современных экономических институтов обусловлено ростом специализации и разделения общественного труда. Специализация обеспечивает более эффективное выполнение отдельных трудовых операций. Разделение труда рассматривается Парсонсом как структурное изменение экономики, вызванное ростом специализации. Экономика, основанная на разделении труда, способна более эффективно удовлетворять потребности социальной системы в адаптации к окружающей среде.

Разделение труда поставило перед экономикой сложную задачу комбинации факторов производства, которые приходят из различных частей социальной системы, притом, что первичный контроль над факторами лежит в других подсистемах. Именно регулирование потока ресурсов (то есть процессов «двойного обмена») является содержанием центрального экономического института — контракта. Контракт, понимаемый в широком смысле, включает в себя два компонента: «1) процесс торга за преимущества, в котором каждая сторона со своими целями и интересами и с преимуществами или слабостями своей позиции стремится к наиболее выгодным условиям сделки; 2) предписанные и санкционированные обществом правила, которые регулируют такие сделки, например, гарантии интересов третьих сторон, ограничения обмана и принуждения и т.д.»[3] Причем Парсонс и Смелзер анализируют второй компонент контрактного отношения именно как значимый с точки зрения социальной системы.

Понимаемый таким образом контракт образует институциональные рамки базовых экономических процессов. Значимость контракта как институциональной основы рыночных отношений отмечал еще Э. Дюрк- гейм. В терминологии авторов «Экономики и общества» контракт определяет не только институциональные пределы, но и регулирует условия протекания «процессов обмена» в данной социальной системе.

В процессе обмена в экономику поступают ресурсы нескольких типов: физические объекты, имеющие экономическую стоимость и использующиеся для производства, и услуги — действия индивидуальных или коллективных акторов, которые также имеют экономическую стоимость. Первый тип ресурсов можно описать категорией собственности, второй — занятости. Парсонс и Смелзер выделяют и третий тип ресурсов — культурные — «состояние искусства», технологию, интуитивное знание рыночной конъюнктуры, деловой опыт и т.д. Часть этих ресурсов может рассматриваться как «данное», другие как физические объекты, то есть как объекты отношений собственности. Критерием является относительная доступность этого вида ресурсов. Например, «ноу-хау» является объектом отношений собственности, но если технология уже широко известна, то она должна рассматриваться как «данное». Таким образом, выделяются еще два важнейших экономических института: собственность как «институционализация прав на несоциальные объекты» и занятость как «институционализация услуг».

Институт контракта регулирует взаимодействие двух сторон. Для того чтобы вступить в контрактные отношения, обе стороны должны быть в некоторой степени интегрированы (включены в ситуацию) и обладать некоторой общностью ценностей и норм, что и составляет интегративный (I) и латентный (касающийся поддержания образца) (L) компоненты контракта. Каждая из сторон контракта преследует во взаимодействии некую цель, состоящую в установлении необходимых отношений обмена и получения желаемых ресурсов. Это целедостижительный компонент контракта (G). Каждая из сторон контракта находится в некоторой ситуации, накладывающей определенные ограничения на возможности действия. Каждая из сторон контракта адаптируется к своей ситуации — это, очевидно, адаптивный компонент контракта (А). Путем подобных умозаключений Парсонс и Смелзер приходят к выводу, что концепция AGIL применима для анализа контрактных отношений. «Эта парадигма контрактных отношений, — пишут они, — может быть применена к эмпирическим явлениям на трех уровнях: 1)...роль одной из сторон в данном контрактном отношении; 2) контрактные отношения сами по себе могут рассматриваться как система... 3) неопределенное множество сторон с каждой стороны контрактного отношения также образуют систему... (рынок)...

Все три случая... не касаются ни особенных условий обмена, ни особых адаптивных потребностей, которые на эти условия влияют, а касаются общих ценностей и интегративной основы солидарности, которые удерживают стороны от непосредственного конфликта»[4].

Рассмотрев контракт как социальную систему, Парсонс и Смелзер обращают свое внимание на содержательную сторону контракта: что обменивается и, соответственно, что регулируется контрактом. Выше было показано, что это либо объекты собственности, либо услуги (в первую очередь, трудовые). С одной стороны, можно говорить о собственности и передачи прав собственности, с другой — речь идет о фиксации экспектаций и вознаграждении за их исполнение. И тот, и другой случай достаточно подробно рассматриваются в «Экономике и обществе».

  • [1] Parsons Т., Smelser N. J. Economy and Society: A Study in the Integration of Economicand Social Theory. — N. Y., 1965. — P. 102—103.
  • [2] Ibid. P. 104.
  • [3] Parsons Т., Smelser N. J. Economy and Society: A Study in the Integration of Economicand Social Theory. — N. Y„ 1965. — P. 104—105.
  • [4] Parsons Т., Smelser N. J. Economy and Society: A Study in the Integration of Economicand Social Theory. — N. Y., 1965. — P. 112.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>