Полная версия

Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ВОСТОКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социализм в странах буддизма

Таковы четыре страны, три из которых демонстрируют неодинаковые модификации марксистско-социалистической модели развития на фундаменте цивилизации буддизма. Многое не сходно в этих странах. Сильно различается цивилизационный фундамент, весьма слабый в культурном плане у кочевников Монголии или горцев Лаоса и много более мощный, уходящий корнями в глубь тысячелетий у кхмеров и бирманцев. Еще более разительны отличия в судьбах. Красные кхмеры не поколебались самым зверским образом уничтожить миллионы своих сограждан, убивая их просто за то, что те не отвечали признанному ими за норму коммунистическому стандарту. Монголы терпеливо и вынужденно ждали часа своего освобождения и в этом смысле мало чем отличались от любой из азиатских республик СССР. Бирманцы долгие десятилетия находились и пока продолжают находиться под жестким гнетом власти военных. Словом, все они покорно испытывали очередные удары судьбы, во многом зависевшие от политической конъюнктуры и баланса сил вне своей страны. Но что все-таки общего у этих стран, даже имея в виду все их особенности и контрасты? Общим был и остается цивилизационный фундамент, во многом предопределивший принципиальный характер социальных отношений и государственной власти. Преобладающей чертой социума здесь являются веками воспитывавшиеся буддизмом терпеливое смирение, покорность, готовность к страданиям.

пример

Правда, сквозь привычную покорность порой прорывалась и готовность к сопротивлению, как, например, в Бирме в 1980-1990-е гг. Да и не одни только буддисты вынуждены склоняться перед жестокой силой. Тем не менее обстоятельства, когда миллионы людей покорно дают убивать себя лопатами и не пытаются восстать, вооружившись хотя бы теми же лопатами, говорят сами за себя. В мире ислама или в Китае в годы социальных катаклизмов люди в аналогичной ситуации вели себя иначе.

Впрочем, у только что отмеченной цивилизационной особенности буддийских стран есть и иной аспект. Буддистов трудно воодушевить и заставить с энтузиазмом строить светлое будущее. Китайцев или мусульман —легче, как, к слову, и европейцев. А это неизбежно сказывается на манере поведения и жизненных стандартах, обрекая любую социалистическую модель даже в момент развития ее по восходящей линии на вялость. Совсем другое дело рыночно-частнособственнические отношения, не требующие особого энтузиазма и удовлетворяющиеся размеренным трудом собственника. Пусть не слишком быстро, но эта стихия и в странах буддизма способна проявить себя и дать должный эффект, что хорошо видно хотя бы на примере буддийского Таиланда.

В целом сравнение реализации модели марксистского социализма на конфуцианском и буддийском цивилизационных фундаментах явственно демонстрирует существенное различие именно в основах, причем это различие весьма отчетливо сказывается на результатах. И Китай, и Вьетнам, и Северная Корея в процессе развития марксистско- социалистической модели по восходящей, т.е. на первых порах, когда эта модель еще не выявила своих органических внутренних пороков и даже могла зажечь сердца людей энтузиазмом и верой в светлое будущее, продемонстрировали определенные успехи. Ни одна из стран с буддийской цивилизационной основой этим похвастать не может. Правда, кое-чего в плане развития достигла за семьдесят лет Монголия. Однако здесь нужно принять во внимание не только советскую помощь, но и постоянную советскую опеку, которая позволяет, как упоминалось, приравнивать в этом смысле Монголию к обычной советской азиатской республике, что в корне меняет точки отсчета и оценки.

Разумеется, здесь следует учитывать и разницу в исходном уровне. Так, страны конфуцианской традиции в этом смысле были значительно более цивилизационно продвинутыми, подготовленными к рывку вперед. Но при всех различиях судьба обеих групп стран в принципе одинакова. Развитие по марксистско-социалистической модели оказалось равно экономически неэффективным и социально деструктивным для стран конфуцианской и буддийской традиции. Печальный итог в обоих случаях однозначен. Но несомненно и то, что выбраться из ямы, куда они попали в результате эксперимента, все страны, о которых идет речь, могут лишь тогда, когда возьмут курс на развитие рыночночастнособственнической экономики. Ясно, что для этого необходимо соответствующим образом перестроить социополитическую систему, стратегические установки, привычные стереотипы и т.д. Или, иными словами, нужно создать принципиально новый идейно-институциональный фундамент антично-буржуазного западного либерально-демократического типа. Собственно, именно этим все страны, о которых шла речь, и занимаются, каждая по-своему, своими темпами. То же в немалой мере относится и к Бирме, где военные все-таки пытаются осуществлять реформы, направленные на развитие по рыночно-частнособственническому пути.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>