Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВВЕДЕНИЕ В ЧАСТЬ I

Первая часть курса общей психологии, излагаемая в данном томе учебника, включает материал, который обычно изучается во введении в психологию. Она начинается с раздела, который содержит краткое описание истории, определение предмета, характеристику методологии и методов исследования, применяемых в психологии. Выбор для начала именно этих тем и соответствующая последовательность их изложения объясняются следующими соображениями.

По сложившейся традиции невозможно приступать к изучению любой науки без краткого экскурса в ее историю или без обращения к сведениям об истории ее возникновения и развития. Это касается и психологии. Почти все учебники по общей и другим отраслям психологии начинаются, как правило, с глав, посвященных истории соответствующей научной дисциплины. Однако по данному предмету преподаватели и студенты могут столкнуться с трудностями, связанными с освоением истории науки до непосредственного знакомства с ее содержанием. Эти трудности состоят в следующем.

Все книги по истории психологии, в том числе учебники, обычно пишутся авторами, которые профессионально разбираются в ней. Они в обобщенном виде представляют хорошо известные им и другим ученым научные знания, анализируют и оценивают их. Для того чтобы понять соответствующий текст, правильно воспринять оценки и логику изложения, необходимо обладать обширными научными знаниями или, по крайней мере, иметь хотя бы общее, но основательное представление о них.

Студент, только приступающий к изучению психологии как науки, такими знаниями, естественно, еще не обладает. Поэтому ему будет трудно с достаточной полнотой и глубиной понять и оценить историю психологической науки. Более того, для понимания ее истории необходимо не общее представление, а достаточно глубокое знание соответствующей науки. О таком знании в начале изучения психологии говорить, конечно, не приходится.

Кроме того, традиционный курс истории психологии обычно включает множество дат, имен, конкретных фактов, немалое число еще не известных студенту специальных терминов. Это также создает дополнительные трудности в понимании и освоении истории науки на начальном этапе профессионализации будущего психолога.

Указанные трудности полностью не преодолеваются даже тогда, когда на старших курсах вуза студенты, освоив основы науки, приступают к изучению ее истории как отдельной дисциплины. В фундаментальном курсе истории психологии (именно таким он должен быть для специалистов — психологов) должна быть представлена ее история в целом. Она включает историю развития множества психологических наук, школ и направлений. Ни один специалист не в состоянии обладать глубокими знаниями во всех без исключения областях психологии, не говоря уже о наличии таких знаниях у студентов.

Однако для полноценного и глубокого освоения психологии как науки необходимо ориентироваться в ее истории. Поэтому резонно начинать изучение психологии именно с ее истории, несмотря на указанные выше трудности. Эти соображения и побудили автора учебника включить в первую, вводную часть курса общей психологии довольно большой материал, посвященный истории психологии и ее современному состоянию.

Первые две главы представляют собой историческое введение в психологию в целом. Оно занимает значительную часть объема данного тома учебника, и это, на наш взгляд, вполне оправданно. Соответствующий историкопсихологический материал, во-первых, действительно вводит студента в психологию как исторически сложившуюся и современную науку. Во- вторых, он позволяет в будущем, когда через один—два года студенты приступят к более основательному изучению истории психологии, вспомнить соответствующий материал и глубже понять и освоить уже полный, фундаментальный курс истории психологии[1].

Если прошлое в истории психологии все же можно воссоздать и описать в более или менее удобном для изучения виде, пользуясь многочисленными работами, посвященными истории психологии, то гораздо труднее воспроизвести и описать современное состояние психологии. Она, как известно, представляет собой науку, разрабатываемую большим количеством ученых из многих стран, говорящими на разных языках и интересующимися различными проблемами психологии. Никто, естественно, не в состоянии знать все языки и иметь полное представление обо всех психологических исследованиях, проводимых в мире. Это само по себе уже накладывает определенные ограничения на описание и представление современного состояния психологии. У каждого отдельно взятого автора, в том числе и автора данного учебника, оно ограничивается работами, в основном написанными на родном языке или тех языках, которыми он владеет.

Однако, даже если представить себе маловероятную ситуацию, что кто- либо знает все существующие в мире языки и имеет возможность читать написанную на них научную литературу, он все равно не смог бы полностью ознакомиться со всеми научными публикациями, поскольку элементарные расчеты показывают, что только для их однократного прочтения требуется время, в несколько раз превышающее время жизни отдельно взятого человека. Другими словами, написание такого учебника, который вобрал бы все известные научные знания, физически невозможно. Следовательно, автор любой учебной книги, в том числе и данной, опирается на публикации, которые ему известны. Это неизбежно ограничивает учебник по содержанию.

По указанной причине автор этого учебника выступал и выступает против монополии на написание и издание учебников, в частности против того, чтобы по общей или другим отраслям психологии существовал и рекомендовался студентам единственный учебник (как это было в советское время), даже если он написан группой известных и признанных, авторитетных специалистов.

Далее, после исторического раздела, в данном учебнике следует глава о предмете и методах исследования в психологии. Хороню известно о трудностях, связанных с поиском точного и единственного определения предмета психологии, и об этом говорится в начале соответствующей главы. Определение предмета науки, предлагаемое в этом учебнике, естественно, не претендует на безусловную правильность и должно расцениваться лишь как одно из многих, авторских, его пониманий, опирающееся, в частности, на представление А. II. Леонтьева о предмете психологии как науки[2].

Не меньше разногласий, чем по вопросу об определении предмета психологии, существует и но вопросу о методах исследования в психологии. Известны классификации методов, предложенные С. Л. Рубинштейном и Б. Г. Ананьевым. Многие авторы учебников и преподаватели, читающие курсы общей психологии, пользуются именно этими классификациями. Классификация, которая предлагается в данном учебнике, отличается от тех, которые разработаны указанными выше классиками отечественной психологии.

По этому поводу — имеющихся расхождений в тесте данного учебника и в работах известных психологов — автор может сказать следующее. В психологии существует большое количество методов исследования, и их, естественно, можно разделять на группы и классифицировать по различным основаниям. С. Л. Рубинштейн взял за основу одно основание, Б. Г. Ананьев — другое, мы — третье. Не отрицая правомерности и признавая необходимость классификации методов научного исследования по разным основаниям (желательно, конечно, чтобы все они с максимальной полнотой, но без повторения были представлены в одном и том же учебнике), автор вместе с тем не видит необходимости их критического анализа, сравнения между собой и принятия решения о том, какие из них более или менее правильные. Здесь, как и в других подобных случаях, не существует убедительных формальных критериев правильности, а имеются лишь общие, логические правила построения различных классификаций. Если эти правила соблюдены в той или иной авторской концепции разделения методов исследования на группы, то такая классификация может быть признана верной (наряду со многими другими классификациями), и имеет такие же основания для существования и признания, как и другие логически выверенные классификации. Наконец, следует иметь в виду, что методы исследования в общей психологии отличаются от методов исследования, используемых в других областях психологической науки. Если первая часть курса общей психологии рассматривается как общий, пропедевтический курс, то в ней желательно представить и обсудить не только методы общенсихологических исследований, но также методы, используемые в других психологических науках.

Наряду с описанием методов психологического исследования как таковых в соответствующей главе учебника вводятся критерии их научной обоснованности. Это вызвано следующими соображениями.

В настоящее время в связи с повышенным интересом к психологии и большим спросом на методы психологического воздействия и исследования появилось много литературы, в которой описываются разнообразные методы психологического исследования. Никаких ограничений на их распространение и публикацию в настоящее время, но крайней мере, в нашей стране, не существует. Это привело к тому, что на страницах различных изданий появилось немало таких «методов исследования», которые с научной точки зрения не выдерживают критики. Ими, к сожалению, широко пользуются в практике люди, нс имеющие специального психологического образования (не специалисты), а также начинающие студенты — психологи, не имеющие достаточной профессиональной подготовки и опыта проведения психологических исследований. Практика показывает, что лишь немногие из описанных в настоящее время в литературе на русском языке методов исследования отвечают научным требованиям, являются, например, валидными и надежными.

Вместе с описанием методов исследования в психологии вводится представление об основных критериях их научной обоснованности, чтобы оградить начинающего студента-психолога от серьезных ошибок в выборе и определении качества методов исследования, помочь ему выработать необходимый для безошибочного отбора методов «методологический иммунитет».

Эта же идея лежит в основе представления материала в следующей главе, посвященной методологии психологического исследования. На первый взгляд, может показаться, что любой человек, в том числе и неспециалист, способен организовать и провести психологическое исследование, что для этого достаточно взять валидную и надежную методику, ознакомиться с ней, изучить с ее помощью одного или нескольких людей, и дело сделано. Такая позиция, увы, достаточно распространена в настоящее время среди непрофессионалов или малоквалифицированных специалистов. Это побудило автора данного учебника, воспитанного в традициях университетской академической науки, обратить повышенное внимание на методологию конкретного научного исследования.

В соответствующей главе учебника подробно разъясняется, что представляет собой современное научное исследование, каким требованиям оно должно соответствовать, как должно быть организовано и проведено.

В связи с этим не лишним будет предупредить и преподавателя, читающего данный курс, и начинающего студента, приступающего к изучению общей психологии по этому учебнику, что соответствующая глава является одной из самых сложных для ее понимания и освоения. Она, как и многое другое в этой части учебника, предполагает более основательное знакомство студента с методологией научного, прежде всего экспериментального, исследования, в котором используются современные методы его организации, логики и математической статистики.

Пятая глава — «Место психологии среди других наук» — особой трудности для освоения, напротив, не представляет. Однако и преподавателю, и студенту надо иметь в виду следующее. В свое время известный российский философ и методолог Б. М. Кедров определенно, но, на наш взгляд, чрезмерно лестно для психологов определил место этой науки среди других наук. Он высказал мысль о том, что психология якобы занимает центральное место среди других наук. Мы, в отличие от Б. М. Кедрова, не склонны столь высоко оценивать статус психологической науки и придерживаемся на этот счет иной точки зрения. Есть немало более развитых, чем психология, наук, таких, например, как философия, биология, математика, физика, химия и многие другие, которые, наверное, не с меньшим, а даже с большим основанием могли бы претендовать на то, чтобы занимать «центральное место» среди других наук. В большинстве случаев их представители об этом, к счастью, не заявляют. Не стоит это делать, как нам представляется, и психологам.

Другое дело, что психология и имеющиеся в ней знания в настоящее время действительно являются широко востребованными, и в этом плане психология нисколько не уступает другим, прежде всего гуманитарным и социальным, наукам. Поэтому правильнее говорить не о месте, занимаемом психологией среди наук, а о степени ее развитости и востребованности в обществе, о широте связей психологии с разными науками и практикой жизни. Об этом в основном и идет речь в соответствующей главе учебника — о попытке представления психологии в ее разнообразных связях и отношениях с другими науками. Это, на наш взгляд, не понижает, а напротив, повышает статус психологической науки, усиливает уважение к ней со стороны тех, кто представляет другие науки.

Природа психики и ее развитие в шестой главе учебника излагается в традиционном ключе, прежде всего, в понимании этого вопроса классиком отечественной психологии — А. Н. Леонтьевым. Если судить по содержанию его публикаций, появившихся еще в советское время, то можно сделать вывод о том, что при жизни он выступал как убежденный материалист и марксист. Однако многие из тех, кому пришлось жить и работать с ним в это время, знали, что по-другому тогда мыслить и поступать было практически невозможно. Инакомыслящий ученый в бывшем Советском Союзе, особенно до конца сталинской эпохи, просто не мог продолжать трудиться на поприще науки. Его работы были бы или запрещены, или публиковались бы в сокращенных, измененных цензурой вариантах. Такой ученый, кроме того, не мог бы занимать каких-либо высоких постов в сфере образования или науки. Об этом красноречиво свидетельствуют печальная судьба, постигшая многих известных российских ученых-психологов.

Автор данного учебника, будучи в свое время лично знаком с А. Н. Леонтьевым и являясь одним из его учеников, берет на себя смелость утверждать, что А. Н. Леонтьев вовсе не был ни убежденным материалистом, ни последовательным марксистом. Он, несомненно, разработал и представил в публикациях в основном материалистическую точку зрения по вопросу о природе, происхождении и развитии психики, но сделано это было только потому, что никакая другая точка зрения в то время не могла быть принята.

Материалистическая точка зрения действительно является в основном правильной и научно обоснованной. Она в наши дни не утратила научной значимости. Ее придерживаются многие известные ученые не только в России, но и во всем мире, поскольку весомой естественно-научной альтернативы материалистической точке зрения на природу и происхождение психики до сих пор нет. Тем не менее, автор учебника обсуждает в соответствующей главе и другую, альтернативную, близкую к идеализму, точку зрения на природу, происхождение и развитие психики.

Сознание и бессознательное, которым посвящена следующая глава учебника, представляют собой одну из наиболее запутанных проблем современной психологии. Самым великим «путаником» в этой области выступил, наверное, самый известный и знаменитый исследователь бессознательного

3. Фрейд. Он представил и фактически противопоставил сознание и бессознательное в психике и поведении человека как антагонистов, в то время как между ними существуют другие, гораздо более сложные и по своей природе не конфликтные отношения, вовсе не те, что представлены и описаны в психоаналитических трудах 3. Фрейда. Эти отношения со ссылками на работы таких известных российских ученых, как Н. А. Бернштейн, С. Л. Рубинштейн, мы пытаемся определить в седьмой главе.

Восьмая глава учебника также посвящена традиционной и дискуссионной психологической проблеме — общения и деятельности. Споры о том, какая из этих категории — деятельность или общение — важнее для развития психологической науки, отошли в прошлое, а сами эти категории на равных правах сохранились и используются в современной научной психологии. До сих пор, однако, имеются ученые, которые, на наш взгляд, не совсем правильно понимают позицию А. Н. Леонтьева, считают общение нс самостоятельной формой активности, а лишь стороной или аспектом деятельности. Встречаются и те, кто безосновательно утверждают, что категория деятельности якобы устарела, и от нее в психологии надо отказаться.

С нашей точки зрения, не правы ни те, ни другие. И предметная деятельность, и межличностное общение как различные стороны единой, совместной человеческой деятельности — а в наше время она другой никогда не бывает — необходимы для понимания психологии человека и представляют собой взаимодополняющие формы социальной активности, развивающие различные стороны психики человека. Автор стремился показать это в соответствующей главе учебника.

Кроме того, в дискуссии по поводу общения и деятельности, продолжающейся долгое время, незаслуженно забытым оказалось понятие поведения, которое, на наш взгляд, имеет не меньшее значение, чем деятельность и общение. Поэтому в содержании соответствующей главы данное понятие рассматривается как равнозначное понятиям деятельности и общения, и, вместе с тем, уточняются их отличия друг от друга.

Тема научения включена в содержание соответствующей главы потому, что психика человека должна рассматриваться в процессе развития (принцип развития — один из главных методологических принципов психологии, и его значение особо подчеркивалось такими крупнейшими психологами, как Ж. Пиаже и Л. С. Выготский). Развитие психики и поведения человека, естественно, происходит через научение, и поэтому психологу, приступающему к изучению этой науки, необходимо представлять себе общие механизмы научения.

Завершает первую часть курса общей психологии раздел «Психика, мозг и организм». Он включает две главы, посвященные, соответственно, связям психики человека с функционированием организма и с работой его мозга. Вопросу о том, каким образом психические явления соотносятся с работой мозга, посвящено огромное количество исследований, и рассмотрение данной темы особых трудностей, как правило, не вызывает (за исключением необходимости освоения огромного количества материала, его отбора и систематизации).

Вопросу о том, как связаны психические явления с функционированием других систем организма, помимо нервной, уделялось гораздо меньше внимания. Исследования, проведенные в последние годы, показывают, что психика человека тесным образом связана с обменными процессами, происходящими в организме, с работой эндокринной системы. Более того, многие современные ученые склоняются к мысли о том, что система желез внутренней секреции имеет не меньшее значение для психики и поведения человека, чем центральная нервная система (собственная работа центральной нервной системы существенно зависит от функционирования всего организма, в том числе его эндокринной системы).

Успехи генетики, которые особенно отчетливо проявились в конце XX в., показали, что генетическую основу психики и поведения человека также необходимо знать. Поэтому в две последние главы этой части учебника наряду с обсуждением связей психики и мозга человека вошел материал о том, как соотносятся психические явления с активностью эндокринной системы и с генетическим аппаратом организма.

Содержание

  • [1] В свое время один из основателей психологического образования в нашей стране, деканфакультета психологии, учитель автора данного учебника А. Н. Леонтьев, размышляя над тем,с чего должно начинаться изучение студентами курса общей психологии, склонялся к мыслио том, что это должно быть не введение в общую психологию, а общий, пропедевтический курспсихологии — такой курс, в котором говорится понемногу о многом, в общем и предварительно,с расчетом на то, что в будущем это будет повторено и рассмотрено более глубоко. Логика построения первой части курса общей психологии, излагаемого в данном учебнике, как раз и соответствует леонтьевской идее пропедевтического курса. Это в первую очередь относится к темглавам учебника, где обсуждаются история психологии и ее современное состояние.
  • [2] В тексте данного учебника читателю не раз придется встретиться с авторскими оценками,суждениями и интерпретациями тех или иных тем и вопросов. Это неизбежно, но такая необходимость отнюдь не продиктована стремлением автора к оригинальности или верой в собственную непогрешимость. Выражение авторских позиций по многим, обсуждаемым в учебникевопросам, объясняется совсем другими причинами. Во-первых, по большинству вопросов, обсуждаемых в современной психологической науке, в том числе и в определениях научных терминов, не существует единства. Поэтому из множества имеющихся в наличии вариантов определений понятий всегда приходится выбирать что-то одно. Во-вторых, материал в учебникедолжен в одинаковой степени отражать все темы курса и примерно равномерно распределятьсямежду ними. Состояние психологической науки этому требованию, к сожалению, полностьюне соответствует: одни проблемы в ней разработаны разносторонне и достаточно глубоко, другие затронуты лишь в общих чертах. Некоторые темы в общей психологии, к примеру, темыпамяти или восприятия, действительно представлены и разработаны основательно. Другиетемы, например, сознание, воображение или воля — особенно в экспериментальном плане -изучены гораздо меньше. Чтобы равномерно представить и уравнять их в учебнике (а они длябудущего специалиста-психолога являются примерно равными по своему значению), авторуучебника приходилось или отбирать материал, ограниченно представляя его в тексте (по такимтемам, как, например, восприятие и память), или напротив, дорабатывать, домысливать самомусоответствующую тему (например, тему воли и многие темы, связанные с психическими состояниями и личностью). С такого рода трудностью в свое время столкнулся автор известногои популярного в недавнем прошлом учебника но общей психологии — С. Л. Рубинштейн. Эточувствуется при чтении написанного им учебника «Основы общей психологии», в котором вомногих главах и параграфах — там, где не хватает опубликованного научного материала, просматривается авторская мысль.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>