Психология и философия

Психологию и философию, как науки, объединяют и давние исторические корни, и современные проблемы, которые эти две науки, взаимодействуя друг с другом, решают совместно. В древности психология, как и многие другие современные науки, была частью философии, объединяющей все научные знания. Постепенно из философии выделились вначале точные, а затем естественные, гуманитарные и общественные науки. Одной из последних из философии выделилась и обособилась психология. Это, как мы уже знаем из первой главы, произошло сравнительно недавно по историческим меркам только в последней четверти XIX в. В XX в. философия приобрела тот вид, который она имеет в настоящее время, стала уже не «царицей наук», а одной из многих, вполне равноправных наук. Поэтому появилась возможность сравнивать философию с другими науками, в том числе с психологией.

Став независимой от философии, самостоятельной в теоретическом плане наукой, приобретя собственную экспериментальную базу и сделав серьезную заявку на собственную методологию и методы исследования, психология, однако, окончательно не порвала свои связи с философией. Эти связи не только сохранились, но со временем, как показала практика, еще более упрочились. Это можно объяснить следующими причинами.

Проблемы человека традиционно интересуют и психологов, и философов. Философы в своих научных трудах ставят и обсуждают такие, например, вопросы, как природа человека, сто отличие от животных, возможность познания человеком себя и окружающего мира, сущность человеческого сознания и мышления, проблемы счастья, одиночества и многие другие. В отличие от психологов, которых также интересуют эти проблемы, философы ставят и решают их по-своему, в основном на обобщенном, логико-умозрительном, философском уровне. Однако и на этом уровне соответствующие проблемы не могут быть успешно решены без учета современных психологических знаний. В свою очередь, в психологии имеется немало вопросов, которые для своего решения требуют глубоких философских знаний. Поэтому и современному психологу нужно знать философию, чтобы правильно ставить и решать эти вопросы. Допустим, к примеру, что психолога интересует природа самих психических явлений. Ответ на данный вопрос экспериментальным путем практически получить невозможно. Исследуя его, психологам не остается ничего другого, как только размышлять, рассуждать на данную тему, пользуясь, соответственно, методом исследования, который принят в философии. Известно кроме того, что проблема «психического» давно обсуждается в философии под названием «идеального», причем там в связи с ней ставятся и решаются те же самые вопросы, что и в психологии.

Психологов, которые занимаются изучением человеческого мышления, также интересуют многие связанные с ним теоретические вопросы. Знакомство с философией показывает, что соответствующие вопросы уже давно изучаются в философии, причем там они представлены почти в тех же формулировках и общих решениях, в каких они встречаются в современной психологии.

Для психолога важны и одновременно с этим чрезвычайно сложны проблемы методологии и методов научного познания психических явлений. Однако, методология науки — это, в основном, область философских знаний, а изучение методов психологического исследования с точки зрения возможности получения с их помощью достоверных научных знаний — это вопрос, который нуждается в глубоком психологическом и, одновременно, философском анализе. Психологи, применяющие те или иные методы исследования на практике, далеко не всегда полностью осознают их недостатки. На эти недостатки им нередко указывают философы. Вспомним, к примеру, что наиболее глубоким и последовательным критиком интроспекции как метода психологических исследований в свое время стал философ О. Конт.

В психологии веками существования этой науки накопилось немало проблем и вопросов, которые сложно решать эмпирическим путем, но которые, несомненно, должны быть решены в психологии (в противном случае она может быть объявлена несостоятельной наукой). Это, например, проблемы сознания, воли, морали, совести, ответственности, сущности личности, природы человеческих отношений и др. Психолог, заинтересованный в поиске решения подобного рода сложнейших проблем в условиях ограниченности или невозможности их глубокого экспериментального исследования, стремится, естественно, овладеть хотя бы философским, теоретическим методом их изучения и практически воспользоваться им.

Отдавая дань философии, как науки, способствовавшей возникновению и развитию психологии, назовем имена известных философов, которые, несомненно, внесли значительный вклад в разработку психологии как науки. Приведем, кроме того, примеры проблем и вопросов психологии, решением которых они в свое время занимались. Попробуем, наконец, сделать это в определенной исторической последовательности и преемственности[1].

Древнегреческого философа Аристотеля с полным правом можно считать родоначальником не только философии, но и основателем науки о душе (психологии — в современном ее названии). В его философских произведениях содержалось и первое развернутое, систематизированное, последовательно изложенное психологическое учение, касающееся, в частности, понимания сущности души, а также восприятия, памяти и сновидений. Древнегреческий философ Платон, в свою очередь, заложил основы психологического учения о мышлении, морали, способностях и личности человека.

Английский философ Ф. Бэкон (1561 — 1626) первым выступил в роли защитника опытного психологического знания, и это произошло в то время, когда психология как наука о душе еще оставалась частью философии и сравнительно недавно (с XVI в.) стала освобождаться от религиозной мистики эпохи Средневековья. Во времена Бэкона абсолютное большинство представителей науки о душе, по-прежнему остающейся частью философии, даже не помышляло о том, чтобы сделать эту науку независимой от философии, превратить в опытную, экспериментальную область научных знаний. Тем не менее, именно философ Бэкон решил первым об этом заявить.

Другой английский философ этого времени, Т. Гоббс (1588—1679), выступил за естественно-научный, не религиозно-теологический подход к пониманию души и связал ее с работой тела. Занимая в решении основного философского вопроса четко выраженные материалистические позиции, он писал о том, что существует только тело, а то, что называется психическим (душевным или душой), есть не что иное, как переход внешне наблюдаемых взаимодействий физических тел во внутренние движения и взаимодействия так называемых психических элементов. Т. Гоббс стал одним из первых в мире ученых, кто попытался внедрить в науку о душе строгие естественнонаучные методы исследования, перевести психологические понятия и законы на язык галиеевской механики.

Известный французский математик, механик и философ Р. Декарт (1596— 1650) активно поддерживал английских философов XVII в. в их стремлении превратить науку о душе в опытную область знаний. Он поставил и попытался решить многие сложнейшие теоретические и методологические проблемы психологии (рефлекторное, естественно-научное объяснение поведения, психофизическая проблема, использование метода интроспекции для опытного изучения психических явлений и ряд других). Тем самым Декарт предопределил и фактически предсказал развитие в будущем психологии как опытной и экспериментальной науки.

Английский философ Д. Локк (1632—1704), подводя итог размышлениям своих соотечественников и других известных европейских ученых о природе души и способах ее изучения, стал одним из создателей эмпирической психологии (психологии, основанной на опыте), а также сенсуалистической теории познания, оказавшей существенное влияние на начавшиеся позднее экспериментальные исследования познавательных процессов человека.

Его современник, нидерландский философ Б. Спиноза (1632—1677) предложил новое, монистическое решение психофизической (психофизиологической) проблемы, которое до сих пор признается одним из лучших, а также дал блестящий анализ противоречий, характеризующих мотивационную и эмоциональную жизнь человека. Он же сделал существенный вклад в разработку проблем мышления. Этот вклад состоял в разделении и независимом рассмотрении разных видов познания: чувственного, рационального и интуитивного. Новаторство Спинозы в решении этих вопросов состояло в том, что рациональное познание, основанное на чистой логике — то, которое на протяжении веков считалось высшей формой познания, он объявил не самым совершенным видом мышления, возвысив над ним интуицию, основанную, в первую очередь, на чувстве и, во вторую очередь, на логике (разуме).

Немецкий философ (он же — известный математик и энциклопедически образованный ученый своего времени, занимавшийся исследованиями во многих науках) Г. Лейбниц (1646—1716) одним из первых попытался применить принципы математики в науке о душе. Он ввел в научный оборот представление о бессознательном в психике (душе) человека, уточнив, кроме того, определения перцепции и апперцепции.

Немецкий философ X. Вольф (1679—1754) предложил переименовать науку о душе и закрепить за ней новое название — «психология». Это название он впервые и сознательно включил в заголовки своих книг, посвященных проблемам психологии: «Эмпирическая психология» (1732), «Рациональная психология» (1734). Под рациональной психологией Вольф понимал ориентированную на философию, «рассуждающую» науку, опирающуюся на логику и доводы разума, а под эмпирической психологией — опытную психологию, в которой организуются и проводятся эксперименты, собираются и обрабатываются эмпирические данные.

Говоря о возможности существования двух разных наук под одним и гем же названием «психология», X. Вольф полагал, что ни та, ни другая нс должны оставаться системами знаний, которые лишь представляют и описывают психические явления. Им также следует предлагать объяснения, основанные на психологических терминах, например, на понятиях «способности» и «воля» (под ней ученый понимал источник спонтанной активности души). Еще одной важной заслугой философа X. Вольфа в развитии психологической науки явилось уточнение формулировки психофизической проблемы, превращение ее в психофизиологическую проблему, которая, по его мнению, может обсуждаться и решаться не только на уровне общих метафизических философских рассуждений, но и опытным путем.

Современник X. Вольфа, английский философ Дж. Беркли (1685—1753) посвятил ряд трудов психологии восприятия и впервые использовал ассо- циационистический (ассоцианистский) принцип в понимании и объяснении восприятия. Дж. Беркли вместе с другими английскими философами своего времени заложил основы ассоцианисгической психологии, просуществовавшей более двух столетий.

Известный немецкий философ позднего времени И. Кант (1724—1804) внес важный вклад в разработку ряда конкретных проблем психологии, в частности, в уточнение определений и типологию темпераментов. Некоторые современные историки психологии, кроме того, рассматривают его работы, посвященные психологии, как философское обоснование возникшей позднее немецкой экспериментальной психологии и гештальтпеихологии. И. Кант, по их мнению, сформулировал принципы развития этих двух направлений в психологии. Наконец, Кант выступил как философ, который первым четко обозначил возможности и границы познания человеком себя и окружающего мира. Его идеи об ограниченности человеческого разума оказали существенное влияние на дальнейшее развитие психологии мышления, других познавательных процессов и современной когнитивной психологии.

В научных взглядах еще одного немецкого философа XIX в. И. Гсрбарта (1776—1841) также нашла отражение идея создания опытной психологии, основанной на ассоциационизме. Однако, будучи философом по профессии, он не отрицал возможности существования философски ориентированной науки о души, свободно пользующейся такими не «эмпирическими» понятиями, как «апперцепция», «активность души», «бессознательное» и др. Именно Гербарт впервые сформулировал идею, подхваченную и развитую далее в трудах следующих поколений ученых-психологов — идею о том, что душевные (психические) явления но отношению к сознанию человека могут существовать на трех разных уровнях: перцепции, апперцепции и бессознательном.

Английский философ середины XIX в. Г. Спенсер (1820—1903) написал ставший широко известным в свое время не только в Европе, но и за ее пределами обобщающий труд под названием «Основы психологии» (1870— 1972). Ему же принадлежит заслуга соединения традиционного английского ассоциационизма с идеей эволюции, которая была навеяна открытиями и научными достижениями его знаменитого соотечественника Ч. Дарвина.

В это же время австрийский философ и физик Э. Мах (1838—1916) проводит ряд интересных экспериментальных исследований, посвященных различным видам восприятия: зрительному, слуховому и тактильному. Он же, будучи физиком-экспериментатором, придумал новые методы изучения восприятия и открыл ряд его законов, в частности законы восприятия движения.

С именем французского философа конца XIX — начала XX вв. А. Бергсона (1859—1941) связана разработка опытным путем проблем психологии времени и восприятия времени человеком. А. Бергсон одним из первых выдвинул и обосновал идею о том, что интеллект человека по происхождению и развитию связан с его практическими действиями. Эта идея легла в основу известных работ целой плеяды французских и швейцарских психологов (Т. Рибо, А. Валлон, П. Жане, Ж. Пиаже и др.), а далее была подхвачена и развита многими российскими психологами в первой половине XX в. (Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин и др.).

Когда психология уже существовала как самостоятельная экспериментальная наука, философы разных стран мира, прежде всего европейских, включая Россию, продолжали вносить своими работами существенный вклад в развитие психологической науки. Немецкому философу Т. Адорно (1903—1969), например, принадлежит одно из наиболее интересных психологических исследований, посвященных авторитарной личности.

Постепенно, однако, европейские философы, затрагивающие проблемы психологии, все больше отходят от опытных, эмпирических исследований в этой области и сосредоточивают внимание на философских и теоретических вопросах. По-иному в эти годы складывается картина развития психологии в России. Новые тенденции, которые возникли в Европе еще в середине XIX в., в Россию пришли с некоторым запозданием, только в конце XIX — начале XX в., но русские ученые-философы восприняли их иначе, чем их европейские коллеги. Становление психологии как самостоятельной, экспериментальной науки, здесь пошло, соответственно, и более быстрыми темпами.

Русский философ Н. Я. Грот (1852—1899) еще в 80-е гг. XIX в., когда психология как самостоятельная наука в России только делала первые шаги, возглавил Московское психологическое общество (1887) (его основал другой известный российский философ М. М. Троицкий (1835—1899)). Н. Я. Грот редактировал научный журнал, где публиковались работы по философии и психологии (инициатором его создания также стал М. М. Троицкий). Н. Я. Грот в отличие от других российских и европейских философов ратовал не столько за то, чтобы психология стала самостоятельной, эмпирической наукой, сколько за то, чтобы она была естественно-научно ориентированной областью знаний и превратилась в объективную науку. Он, кроме того, был активным сторонником использования психологических знаний в практике: в педагогике, медицине и юриспруденции.

Другой известный российский философ Л. М. Лопатин (1855—1920) был убежденным сторонником необходимости создания и развития философско- ориентированной науки о душе, сделав одной из центральных тем своих философско-психологических размышлений проблему свободы воли человека, его нравственного выбора.

А. И. Введенский (1856—1925) также проявлял особую заботу о психологии и ее дальнейшем развитии. Он ратовал за то, чтобы психология в России стала объективной наукой и, кроме того, высказывался за соединение и совместное развитие российской и европейской психологической науки. А. И. Введенский отстаивал важную для судьбы психологии мысль о необходимости совместного использования в этой науке как субъективных, так и объективных методов исследования. Тем самым Введенский в те годы, когда между собой по вопросу о том, кому и как разрабатывать психологию, продолжали спорить сторонники использования в психологии философских методов, занял наиболее правильную, компромиссную методологическую позицию, лучше всего учитывающую состояние и задачи психологии как науки. Н. О. Лосский (1870—1965), чьи груды также относятся к этому времени, внес заметный вклад в теоретическое понимание интуиции.

В дореволюционный период и в первые годы после Октябрьской революции философскую линию в экспериментальной и теоретической психологии представлял в основном Г. И. Челпанов. Он, если иметь в виду тенденцию постепенного разделения философии и психологии и обособления этих наук, был больше психологом, а нс философом. Тем нс менее, будучи философски образованный ученым-нсихологом, он на посту первого директора Психологического института в России всячески способствовал развитию психологии в двух важнейших направлениях: философско-теоретическом и опытноэкспериментальном.

Известный российский психолог С. Л. Рубинштейн (1889—1960) также был, как известно, не только психологом, но и философом. Кроме собственно психологических трудов он написал и опубликовал немало работ по философии. Это позволило ему с философских позиций ставить и решать многие теоретические и методологические проблемы психологии, включая проблемы личности, сознания, деятельности и мышления. Ему же принадлежит фундаментальный труд «Основы общей психологии», который в постреволюционной России сыграл не меньшую роль для дальнейшего развития и укрепления позиций психологии как науки, чем в свое время работа Г. Спенсера «Основы психологии» в европейских странах.

Существенный вклад в развитие психологической науки внесли русские современные философы. К примеру, М. М. Бахтин (1895—1975) в своей «философии нравственности» обсуждал психологические проблемы морали. Он же внес заметный вклад в разработку философской и психологической категории личностного смысла, введя и раскрыв представление о различных духовных смыслах: эстетических, моральных, религиозных, логических, эмоциональных. Категория смысла в его работах получила разностороннее и, говоря современным языком, системное раскрытие. С полным основанием можно утверждать, что труды Бахтина внесли значительный вклад в разработку не только проблематики психологии смысла, но также психологии искусства и психолингвистики.

Другой русский современный философ Э. Ильенков (1924—1979) занимался разработкой конкретных проблем современной психологии. Ему принадлежат научные труды, посвященные психическому развитию, природе, духовному и эстетическому началам личности, универсальным и специальным способностям человека, генезису сознания и самосознания, воображению и мышлению. Его философские работы, которые он сам называл «теоретической психологией», существенно повлияли на труды известных российских ученых-психологов — В. В. Давыдова, И. А. Мещерякова и др.

Опыт и практика показывают, что в случаях, когда мы имеем дело с полноценным сотрудничеством философов и психологов в решении сложных междисциплинарных проблем, можно констатировать существенное продвижение вперед в их научном познании. Приведем в качестве примера проблемы эпистемологии — отрасли философии, затрагивающей вопросы познания человеком себя и окружающего мира. Благодаря многолетним исследованиям, проводимым в этой области в Международном эпистемологическом институте, который в Женеве (Швейцария) в свое время организовал и возглавил известный психолог Ж. Пиаже, удалось многое узнать о том, какова природа интеллекта, как развивается познание мира ребенком на ранних стадиях сто онтогенеза. Эти работы внесли существенный вклад не только в развитие психологии, но также и философии познания (эпистемологии).

Сотрудничество психологов и философов, взаимодействие психологии и философии было и остается необходимым для развития этих наук. Неслучайно многие известные психологи прошлого и настоящего признавались «своими» как психологами, гак и философами. К примеру, в энциклопедическом философском словаре, изданном еще в 1983 г.[2], упоминаются имена и рассматриваются как имеющие большое значение для философии труды около 40 известных российских и зарубежных психологов. Среди них называются, причем неоднократно и в разных статьях, имена следующих известных ученых-психологов: В. Вундта, У. Джемса, Дж. Уотсона, К. Левина, У. Макдугала, 3. Фрейда, Э. Фромма, К. Хорни, Ж. Пиаже, В. Штерна, Г. И. Челпанова, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна. Немало ссылок на труды философов имеется и в современных психологических словарях и энциклопедиях. Все это говорит о том, что сотрудничество философии и психологии не ушло в прошлое, что оно сохраняется и, более того, укрепляется в настоящем и, по-видимому, останется столь же значимым для развития обеих наук в будущем. Это объясняется нс только «родственно-генетическими» связями этих двух наук, но и тем, что хороший, современный психолог не может не быть хорошим философом. Это доказывает творчество людей, имена которых были упомянуты выше. Философ, занимающийся проблемами человека — а эго одна из основных тем современной философии, — также не в состоянии их успешно решать без основательных психологических знаний.

Таким образом, краткое обсуждение вопроса о взаимосвязи психологии и философии позволяет сделать следующие обобщающие выводы.

  • 1. Психология и философия представляют собой две науки, имеющие давно сложившиеся и сохраняющиеся до сих пор плодотворные взаимосвязи.
  • 2. В настоящее время философию и психологию объединяют не только общие проблемы, которые они изучают совместно, но и частные вопросы, имеющиеся в этих науках. В последнем случае речь идет о вопросах философии, которые без психологии не могут быть решены, и о вопросах психологии, для решения которых требуются философские знания.
  • 3. Современному психологу необходимо философское образование, поскольку многие проблемы психологии таковы, что пока что могут успешно решаться только на философско-теоретическом (не опытном и не экспериментальном) уровне.
  • 4. Знание философии психологу необходимо и по той причине, что в далеком прошлом разработкой проблем психологии в основном занимались философы. Современный психолог, знакомясь с их научными трудами, должен разбираться в философии и в какой-то степени знать се историю.

  • [1] Работы современных ученых-философов здесь и далее мы рассматривать не будем последующим причинам. Во-первых, эго привело бы к значительному увеличению объема данной главы учебника, так как таких философов только у нас в стране десятки, не говоря о зарубежных ученых. Во-вторых, чтобы но достоинству оценить вклад современной философиив психологию, необходимо глубоко знать саму философию, а это доступно лишь высококвалифицированному специалисту в этой области. Ни один современный психолог не в состояниипретендовать на глубокое знание философии, поскольку с тех пор, как философия и психология стали самостоятельными науками, каждая из них идет своим путем, и психологи и философы порой плохо представляют себе, что делается в смежных научных областях. Сферыпрофессиональных исследований психологов и философов за последние 150 лет (примерностолько времени эти науки существуют как отдельные) существенно разошлись. При наличии огромного количества специальной информации в наши дни трудно одновременно бытьвысококвалифицированным специалистом даже в двух, близких друг к другу науках, какимиявляются философия и психология. Несомненно, однако, что вклад современных философовв психологию, равно как и возможности психологов в плане обогащения философии своимизнаниями, в наши дни нисколько не меньше, чем они были в древности и в недавнем прошлом.
  • [2] Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1983.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >