Деятельностный подход к пониманию психики

Деятельность, как было сказано в первом параграфе главы, привлекла к себе внимание психологов потому, что она играет конструктивную роль в формировании и развитии психики человека, и, кроме того, сами психические процессы человека, ставшие высшими психическими функциями, можно рассматривать как своеобразные, по преимуществу внутренние виды деятельности. Рассмотрим далее, каким образом деятельность человека участвует в формировании и изменении его психологии, а также выясним, что имеется в виду под словосочетанием «деятельностный подход к пониманию психики и ее развития». Начнем соответствующий анализ с рассмотрения восприятия как деятельности, гем более что автор психологической теории деятельности, А. Н. Леонтьев, много занимался изучением именно восприятия и впервые применил созданную им теорию деятельности к пониманию восприятия.

Деятельность, безусловно, связана с процессом восприятия и оказывает существенное влияние на его формирование и развитие у человека. Утверждая это, мы вслед за А. Н. Леонтьевым будем иметь в виду не сам факт формирования буквально «с нуля» всех видов восприятия — они в элементарной форме даны человеку с рождения, — а приобретение восприятием собственно человеческих свойств, в том числе предметности, целостности, константности и категориальности.

Так, например, манипулирование ребенка раннего возраста с объемными предметами, т.е. включение его в предметную деятельность, открывает ребенку тот факт, что соответствующие предметы и окружающее его пространство имеют три измерения: ширин)', высоту и глубину. В практической предметной деятельности ребенок учится правильно воспринимать и оценивать соответствующие, заданные в трех измерениях, пространственные параметры воспринимаемых им предметов. Он также обучается точно определять форму, величину, место расположения предметов в пространстве. В этом ему помогают координированные движения глаз и рук, сопровождаемые сокращениями определенных групп мышц и исследующие с разных сторон объемные предметы, как бы «ощупывающие» их. То же касается обучения ребенка правильному восприятию движений. Изменения скорости движущихся объектов автоматически воспроизводятся в скорости, ускорении или замедлении сокращений определенных групп мышц, связанных с теми органами и частями тела, которые участвуют в прослеживании траектории движущегося объекта.

Поначалу все это делается в практической деятельности с участием развернутых, реальных движений рук и глаз ребенка относительно воспринимаемых объектов. Затем внешние движения, изучающие предмет, постепенно сокращаются, редуцируются до внутренних, «символических» сокращений определенных групп мышц, и, наконец, весь процесс восприятия пространства или движений становится внутренним, т.е. превращается в психический процесс или во внутреннюю деятельность, обычно называемую восприятием.

То, что это именно сложная, разворачивающаяся в пространстве и во времени деятельность, доказывается фактом участия движений глаз в восприятии предметов на так называемом микроуровне. Замечено, например, что в момент восприятия человеком окружающих предметов его глаза совершают высокочастотные микроколебания относительно воспринимаемого объекта, и именно благодаря этим колебаниям создается (строится) адекватный образ воспринимаемого объекта. Если искусственно затормозить микродвижения глаз или полностью исключить их участие в процессе восприятия, то образ воспринимаемого предмета или исказится, или же полностью исчезнет.

Весьма отчетливо роль движений в процессе восприятия просматривается в том случае, если оно осуществляется не с помощью органа зрения, а, например, при помощи рук, т.е. путем непосредственного ощупывания предметов. Известно, что рука человека только тогда в состоянии правильно воспринять на ощупь форму, величину или фактуру (особенности поверхности) некоторого предмета, когда она имеет возможность свободно двигаться в разных направлениях по поверхности соответствующего предмета.

В процессе восприятия как движения руки, так и движения глаз относительно воспринимаемых предметов не являются хаотичными. Они подчиняются определенной логике, и следование этой логике обеспечивает построение адекватного образа воспринимаемого предмета. Отсюда можно заключить, что восприятие — это деятельность, направленная на активное построение образа воспринимаемого предмета. В ней имеются свои действия и операции, которые носят название перцептивных действий и операций (так они называются потому, что направлены именно на построение образа воспринимаемого предмета).

Внимание при его глубоком изучении тоже представляется специфическим видом деятельности человека. Не случайно автор теории поэтапного формирования умственных действий, упомянутой выше, П. Я. Гальперин отождествлял внимание с ориентировочной деятельностью человека, т.е. с деятельностью, направленной на изучение некоторого объекта (ориентировку в нем). Когда мы переключаем внимание с одного предмета на другой, то, несомненно, совершаем определенное действие, которое происходит не только в голове человека, но также проявляется в соответствующих, практически выполняемых, внешне наблюдаемых движениях, например, в движениях глаз, переходящих с одного объекта на другой. Когда мы концентрируем или, напротив, распределяем внимание, мы также совершаем некоторые действия, но они уже предстают как внутренние действия.

Деятельностное понимание внимания еще раньше нашло признание в психологии. Известный французский психолог Т. Рибо и практически одновременно с ним российский психолог Н. Н. Ланге еще в конце XIX в. разработали моторную теорию внимания, в которой существенная роль в его регуляции была отведена активным, произвольно совершаемым человеком движениям.

С практической деятельностью человека также связано его воображение. Оно, как и восприятие, в развитой форме представляет собой внутреннюю, психическую деятельность.

Человек обычно воображает (представляет в своем воображении) нечто такое, что гак или иначе связано с его прошлой, настоящей или будущей деятельностью, что является элементом, предметом, условием или моментом деятельности. Содержание образа воображения, если его разложить на отдельные элементы, и есть отражение, хотя и не буквальное, опыта прошлой деятельности человека. Не случайно те из психологов, кто занимался изучением воображения, механизмов возникновения образов, связанных с воображением, указывали на то, что почти любой такой образ представляет собой необычное, создаваемое по определенным правилам, но все же сочетание элементов, уже известных из практической деятельности человека.

Важную роль в развитии воображения играет так называемая «материализация» образов. Например, художник воплощает сложившийся в его голове образ в создаваемой им картине («материализует» его), писатель воплощает свой замысел в литературном произведении, инженер — в конструируемой им машине или техническом устройстве. Во всех этих случаях образ, материализованный творцом, рожденный его воображением, продолжает существовать и совершенствоваться создателем, когда начато первичное, деятельностное воплощение образа в создаваемую вещь. Художник, к примеру, исправляет и дописывает первоначально написанную им в виде наброска картину; писатель делает то же самое в отношении начерно написанного им художественного произведения; инженер дорабатывает свое техническое творение после создания и испытания его первого (опытного) образца, если в нем обнаруживаются некоторые недоработки, и т.д. Из приведенных выше примеров следует, что воображение — это не чисто умственная или идеальная деятельность, но также материальная, практическая деятельность человека.

Деятельностный аспект воображения проявляется в том, что в нем человек строит образ с помощью соответствующих внутренних действий и операций, аналогичных действиям и операциям, которые направлены на построение образа в процессе восприятии. Разница заключается в том, что в восприятии мы имеем дело с построением образа существующего предмета или явления, а в воображении — с построением образа не существующего или отсутствующего в данный момент предмета или явления.

Еще в большей степени сказанное о «всепроникновении» деятельности в психику человеку относится к его памяти, причем к двум ее процессам одновременно: запоминанию и воспроизведению материала. Материал запоминается в деятельности, которая включает разнообразные мнемические приемы, т.е. практические или умственные действия, направленные на лучшее сохранение в памяти того или иного материала.

В отношении данного материала и непосредственно с ним человек в процессе его запоминания совершает определенные действия. Например, он может расположить соответствующий материал тем или иным образом, сравнить его с чем-либо уже известным (хранящимся в его памяти), повторить запоминаемый материал несколько раз подряд про себя, представить его в виде образов, что-либо еще сделать с данным материалом, чтобы он лучше запомнился: записать, воспроизвести в форме движений, изобразить в виде схемы, рисунка и т.и. Все это — элементы целесообразно организованной мнемической деятельности, т.е. деятельности, направленной на запоминание соответствующего материала. Это точно такая же деятельность, как и перцептивная, но только ее результатом является не формирование образа, а запечатление в памяти соответствующего материала.

Припоминание также представляет собой особого рода деятельность и предполагает выполнение определенных мнемических действий и операций, направленных на то, чтобы полностью и вовремя вспомнить то, что требуется. Так, например, чтобы вспомнить записанное, мы читаем соответствующий текст, берем в руки предмет, который может напомнить нам о том, что необходимо вспомнить, переносим себя мысленно или помещаем реально (физически) в обстановку, в которой раньше происходило запоминание, совершаем целенаправленные действия, которые, по предположению, связаны с припоминаемым материалом, и т.д. Во всех этих случаях мы проявляем разнообразные формы активности, представляющие собой целенаправленную мнемическую деятельность.

Через организацию и преобразование практической деятельности человека можно оказывать влияние и на развитие памяти. Если в процессе заиоминания сделать что-либо целью деятельности человека, то эта цель будет запоминаться лучше, чем то, что является средством осуществления соответствующей деятельности. Если, занимаясь какой-либо деятельностью, выполнять ее не сразу, не полностью доводить до конца, то все, что связано с незавершенной деятельностью, человек будет запоминать лучше, чем то, что касается полностью завершенной деятельности[1].

Один из основных видов памяти человека представляет собой опосредствованную память, т.е. память, в которой для запоминания, сохранения или воспроизведения материала человек использует разнообразные средства. Эти средства также можно создавать с помощью различных видов деятельности и затем использовать в мнемотехнических целях. Так, например, люди изобрели знаковые системы, средства записи и считывания информации, в том числе технические, которые применяются для улучшения и расширения возможностей памяти человека.

Мышление при его ближайшем психологическом рассмотрении также представляет собой не что иное как особую деятельность. Это вполне очевидно применительно к самым простым видам мышления, которые непосредственно представляют собой практическую деятельность человека с реальными материальными предметами, которую он осуществляет в процессе решения практических задач. Практической деятельностью, например, является наглядно-действенное или «ручное» мышление.

Менее очевидным представляется деятельностный характер видов мышления, которые совершаются в уме {наглядно-образное и словесно-логическое мышление') без наблюдаемых извне практических действий человека. Однако то, что и эти виды мышления являются преобразованными видами деятельности, можно легко доказать. Попробуем это сделать.

Наглядно-образное мышление — это система умственных действий, совершаемых с «идеализированными» предметами — с образами, представленными в голове человека. Пользуясь наглядно-образным мышлением, человек совершает в уме точно такие же действия с образами, которые он раньше уже совершал с реальными материальными предметами. Поэтому наглядно-образное мышление как психический процесс выступает как ин- териоризованная практическая деятельность, в которой реальные материальные предметы заменены их образами. Между двумя видами мышления — наглядно-действенным и наглядно-образным — имеется не только генетическая преемственность, но и прямое соответствие по составу входящих в их структуру действий и операций.

Словесно-логическое мышление — это уже полностью внутренняя деятельность, совершаемая в уме по законам любой другой деятельности и по правилам логики с абстрактными или идеальными объектами — с понятиями. (В отличие от них образы, которыми пользуется человек в нагляднообразном мышлении, можно условно назвать конкретными идеализированными объектами.) В данном случае и сами правила, которым подчиняется система мыслительных действий, включенных в состав умственной деятельности, выступают как идеальные. Это известные правила логики, которые сформировались в результате длительного исторического опыта практической деятельности людей.

Определению и уточнению правил логики мышления в истории человечества

предшествовали многочисленные практические действия людей с реальными матермальными предметами, которые, соответственно, приводили к нужным (правильным, полезным) или ненужным (неправильным, бесполезным) результатам. Первые — правильные способы действий — были далее обобщены, сформулированы и, в конечном счете, признаны основными правилами логики мышления (нормами правильного мышления). Так, по крайней мере, объясняется в одной из философско-гносеологических теорий происхождение логических правил. Убедительным психологическим доказательством верности такого умозаключения являются, например, исследования генезиса логического мышления у детей, проведенные известным швейцарским психологом Ж. Пиаже.

Специфическим видом деятельности человека является его речь. Деятельностный характер речи убедительно продемонстрирован в психолингвистике — науке, занимающей пограничное положение между психологией и лингвистикой. Один из известных специалистов в это области научных знаний, А. А. Леонтьев, предпочитал (и имел па то веские основания) пользоваться не термином «речь человека», а словосочетанием «речевая деятельность человека». В своих работах он показал, что речь действительно является специфическим видом человеческой деятельности, имеющим свою структуру, что речь формируется и развивается по общим законам преобразования и развития любой другой деятельности человека.

Организуя и определенным образом изменяя практическую деятельность человека с материальными предметами, можно совершенствовать познавательные процессы, рассматриваемые как внутренние виды деятельности. К примеру, П. Я. Гальперин показал, что с помощью продуманной, заранее спланированной организации практической деятельности человека и последующего поэтапного преобразования этой деятельности путем постепенной замены внешних действий с материальными предметами на внутренние действия с идеальными объектами (образами, знаками, понятиями), которые замещают как сами предметы, так и совершаемые с ними действия, можно, в конечном счете, добиться того, что внешняя деятельность человека, связанная с решением практических задач, превратится во внутреннюю, умственную деятельность с понятиями. В данном случае речь идет о переходе действий, входящих в структуру внешней, практической деятельности во внутренние действия, составляющие основу мышления.

Автор психологической теории деятельности, основные положения которой применительно к пониманию психических процессов были кратко рассмотрены выше, А. Н. Леонтьев в одной из последних работ[2] распространил понятие деятельности и на личность человека, на ее строение и развитие. Он высказал и обосновал мысль о том, что человека как личность характеризует система деятельностей, в которые он практически включен, в том числе количество, разнообразие и соподчинение (иерархия) этих видов деятельности.

По мере развития человека у него появляются новые виды деятельности, соответственно, — новые потребности, которые с помощью этих видов деятельности удовлетворяются. Переход человека на более высокий уровень развития означает, что виды деятельности, в которых он может психологически развиваться, реализовать себя и принести наибольшую пользу людям, выходят у него на первый план. О личности человека можно судить, изучая строение, многообразие и иерархию видов деятельности, которыми он занимается.

Подведем итоги и кратко сформулируем, в чем конкретно выражается деятельностный подход к пониманию психики человека.

  • 1. Психические процессы (в первую очередь именно о них шла речь, когда разрабатывалась психологическая теория деятельности) представляют собой виды деятельности, идентичные по строению любой другой, в том числе практической, деятельности человека. В их структуре также выделяются отдельные действия и операции.
  • 2. Психическая деятельность включает не только внутренние или умственные действия и операции, но также и разнообразные внутренние или внешние мышечные движения, представляющие собой компоненты психической деятельности.
  • 3. Психическая деятельность как внутренняя является производной от внешней, практической деятельности человека.
  • 4. Деятельностное понимание психических процессов, главные идеи которого сформулированы в пунктах 1—3, распространяется на все известные познавательные процессы человека, начиная с восприятия и кончая речью.
  • 5. Человек как личность представляет собой систему определенным образом иерархизированных видов деятельности.

  • [1] Эти феномены связаны с известными законами памяти, которые будут обсуждаться вовтором томе учебника.
  • [2] Имеется в виду работа: Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1982.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >