Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

9.4. Психика и мышечная система

Кроме зависимости, существующей между нервной системой и психикой, эндокринной системой и психикой, известна и подробно описана в научной литературе зависимость, связывающая работу мышечной системы и психику. Наиболее отчетливо данная зависимость проявляется в том, что многие психические процессы, происходящие в голове человека, в его сознании или подсознании, проявляются в моторике (движениях) или сопровождаются мышечными сокращениями.

С работой мышечной системы как таковой связаны, кроме того, особые ощущениямышечные или проприоцептивные. Такие ощущения немедленно попадают в сознание человека, если он обращает на них внимание и пытается через них сознательно контролировать напряжение или положение своих скелетных мышц. Однако в большинстве случаев мышечные ощущения, порождаемые сокращениями или расслаблениями мышц, актуально не представлены в сознании человека, поскольку такие сокращения сопровождают любые действия, выполняемые человеком. Цель этих действий, а также сами действия в момент их выполнения человеком не всегда привлекают к себе повышенное внимание и находятся в центре сознания. В эти моменты внимание человека, естественно, отвлекается от сопровождающих действие мышечных сокращений, и поэтому они как бы находятся вне сферы сознания человека.

В этом случае для характеристики «местоположения» ощущений нередко употребляют не вполне научное словосочетание «находятся на периферии сознания». Однако то, что в этих условиях называют «центром» или «периферией» сознания, больше относятся к вниманию, чем к сознанию. Раньше ученые, рассматривая сознание человека, нередко отождествляли его со вниманием, поэтому терминологию, касающуюся внимания, переносили и на сознание.

По-другому обстоит дело, когда мы анализируем природу мышечных сокращений и связанных с ними ощущений, которыми сопровождается работа внутренних органов тела, например, сокращения или расслабления сердечной мышцы, желудка, других внутренних органов. Такого рода ощущения чаще всего актуально находятся вне сферы сознания человека, и осознаются лишь в том случае, если состояние внутренних органов тела отклоняется от нормы. Связанные с этими отклонениями ощущения временно оказываются представленными в сознании человека, потому что они являются сигналами реального или потенциального неблагополучия организма. К примеру, заболевание того или иного органа практически всегда сопровождается связанными с ним неприятными ощущениями, и они воспринимаются человеком как сигнал реального физического неблагополучия организма. Ощущение переполнения желудка, возникающее у сытого человека, может служить сигналом потенциального неблагополучия и свидетельствовать о том, что дальнейший прием пищи может пойти организму во вред.

Нельзя, однако, утверждать, что мышечные ощущения — это всегда только бессознательные ощущения, даже в том случае, когда они актуально не осознаются человеком. Напомним, что бессознательное в узком, специальном смысле слова представляет собой то, что полностью нс осознается человеком или не может быть, в принципе, осознанным.

По представленной в главе «Сознание и бессознательное» классификации уровней сознания и бессознательного, мышечные ощущения относятся к той части психики человека, которая находится между сознанием и бессознательным, и носит, соответственно, название «полусознание» или «предсознание». Содержание этой части психики человека таково, что оно в любой момент может быть осознанно человеком и точно так же уйти из сферы сознания человека, уступив место чему-либо более важному для него в данный момент.

Связь, существующая между психикой и моторикой (движениями, сокращениями и расслаблениями мышц), обычно определяется термином «психомоторика». Этот термин употребляется в психологической науке в широком и узком его значениях.

Широкое значение понятия «психомоторика» касается любого рода связей, зависимостей, существующих между психикой и движениями. Соответствующие движения могут происходить как внутри организма, так и на его периферии, могут выполняться с помощью мышц, расположенных во внутренних органах, или посредством мышц, находящихся ближе к поверхности тела (скелетных мышц).

Например, если человек в данный момент испытывает чувство страха или гнева, то у него почти непроизвольно напрягаются мышцы. Это типичная реакция на возможную опасность, связанная с подготовкой организма к бегству или устранению возникшей угрозы. Если, напротив, человек спокоен и удовлетворен, если ему ничто не угрожает, то его мышечная система в соответствующий момент будет расслаблена.

Замечено, что все без исключения эмоциональные переживания человека так или иначе связаны с работой мышечной системы, причем эта связь может иметь внешний или внутренний характер. О внешнем характере связи между эмоциями и мышечными сокращениями мы говорим, когда эмоциональные состояния только проявляются в телодвижениях, но сами по себе от них непосредственно не зависят. Например, если человек волнуется, то сто двигательная активность в данный момент будет повышаться. Связь между эмоциями и мышечными сокращениями приобретает внутренний характер, когда именно мышечные сокращения или их расслабления вызывают у человека те или иные эмоциональные переживания.

Факты, свидетельствующие о связи эмоций с процессами, происходящими в теле человека, в свое время легли в основу теории эмоций, объясняющей их природу органическими процессами. Эта теория получила название теории эмоций Джемса — Ланге и будет нами рассматриваться в третьем томе учебника, посвященном личности человека, в главе, где обсуждаются психологические вопросы эмоций. Пока что отмстим, что авторы этой теории считают переживаемые человеком эмоции не чем иным, как отражением в голове человека процессов, происходящих в организме, в том числе тем отражением, которое связано с сокращениями или расслаблениями мышц, находящихся во внутренних органах. Известно, к примеру, что боли в желудке нередко вызываются рефлекторными сокращениями желудка.

Показано также, что, прежде чем выполнить какое-либо сложное движение, не доведенное до состояния автоматизма, — такое, в процессе выполнения которого может быть совершена ошибка, человек, как правило, проигрывает соответствующее движение в воображении и только после этого приступает к сто практическому выполнению. В момент, когда человек проигрывает предстоящее движение в уме, связанные с этим психические процессы сопровождаются определенными мышечными сокращениями — теми, которые участвуют в выполнении планируемого движения. Эти мышечные сокращения бывает нетрудно заметить и зарегистрировать невооруженным глазом. После мысленного выполнения предстоящего движения человек исполняет его намного лучше, чем в том случае, если предварительного представления движения в уме не происходит. Следовательно, здесь мы также сталкиваемся с влиянием психики на моторику.

В более узком понимании слово «психомоторика» означает совместное участие психики и движений мышц (моторики) в каком-либо процессе. Такое участие, например, проявляется в процессах тактильного и зрительного восприятия. Когда человек на ощупь пытается определить форму предмета, который в данный момент видеть не может (тактильное восприятие), его рука активно перемещается по поверхности предмета. Движения руки в этом случае не являются хаотичными, они выступают как целенаправленные, совершаемые по определенной программе. В процессе такого целесообразно регулируемого движения и складывается адекватный образ формы, величины или фактуры (качества поверхности) соответствующего предмета. Если же рука человека будет неподвижна относительно воспринимаемого предмета или если движения руки по поверхности предмета окажутся случайными, то его образ в голове человека не сложится. Из этих рассуждений можно сделать вывод о том, что движения (моторика) руки принимают непосредственное участие в построении образа восприятии.

Когда человек следит за перемещениями какого-либо предмета, то движения его глаз, головы и туловища повторяют траекторию перемещения соответствующего предмета в пространстве. При этом изображение данного предмета на сетчатках правого и левого глаз остается неподвижным. Тем не менее, определенный образ траектории движения и в этом случае складывается. Это опять же происходит благодаря участию моторики указанных выше различных частей тела в зрительном восприятии и оценке движения.

В разные периоды развития психологической науки роли мышечных сокращений в психических процессах и их динамике уделялось не одинаковое внимание. Когда психология как наука была наиболее близка к физиологии или когда ученый-психолог предпочитал заниматься экспериментальной физиологической психологией, а не философской наукой о душе, данному вопросу уделялось первостепенное внимание. Если же психология оставалась частью философии, то тема участия движений в регуляции психических

Содержание

процессов и состояний человека в ней практически не затрагивалась. Ярким примером таких, разных подходов к пониманию психических явлений выступает естественно-научная и философская трактовка природы внимания.

В науке о душе внимание всегда понималось как внутренняя, спонтанная активность души, направляющая сознание человека на то или иное объективное содержание (предметы и явления) в окружающем мире, субъективные феномены в его собственной психике или на поведение. Эта активность души, в свою очередь, связывалась с волей и мышлением человека, которые, по мнению представителей такой психологии, управляют вниманием человека. Соответственно, у ученых, которые понимали внимание именно так, не возникало никаких ассоциаций, касающихся связи внимания с телодвижениями, сокращениями или расслаблениями мышц.

Совершенно по-другому подходили к решению данного вопроса физиологически ориентированные ученые. К примеру, французский психолог Т. Рибо взамен теории внимания, принятой до него в философской науке о душе, предложил так называемую моторную теорию внимания. В ней он не только связал внимание как психический процесс с моторикой, но и попытался доказать, что именно сокращения и расслабления мышц, происходящие при сосредоточении внимания человека на чем-либо или во время его переключения с одного объекта на другой, объясняют природу внимания как такового. Когда человек произвольно обращает на что-либо свое внимание, утверждал Рибо, он всегда сокращает или расслабляет определенные группы мышц, и делает это таким образом, чтобы с помощью соответствующих мышечных сокращений или расслаблений можно было сосредоточить и удержать внимание на данном объекте.

Еще одним примером непосредственной функциональной связи моторики и психики является использование движений и, соответственно, мышечных сокращений или расслаблений с целью проведения психодиагностики. Например, по непроизвольно совершаемым движениям человека мы можем судить о том, в каком психическом состоянии он находится в данный момент. Если человек спокоен, то его мышечная и двигательная активность слабо заметны; если человек находится в состоянии повышенного беспокойства или тревоги, то его двигательная и мышечная активность является намного более выраженными.

Косвенно о процессах, происходящих в психике человека, мы можем судить по характеру совершаемых им непроизвольных движений. Так, например, если человек думает о чем-либо важном для него в данный момент, то он, как правило, будет совершать ряд непроизвольных движений, связанных с этими мыслями. К примеру, у некоторых людей, когда они размышляют о чем-либо про себя, непроизвольно шевелятся губы. Когда человек сосредоточен на своих мыслях и в уме совершает какие-либо связанные с ними действия, у него нередко наблюдаются непроизвольные движения пальцев рук, головы или туловища.

Таким образом, обсуждение вопроса о связи психики и работы мышечной системы позволяет сделать следующие выводы. [1]

  • 2. Данная функциональная связь имеет двухсторонний характер. С одной стороны, процессы, происходящие в психике, часто проявляются в сокращениях или расслаблениях мышц, а иногда — и в открыто наблюдаемых телодвижениях. С другой стороны, мышечные сокращения могут оказывать обратное влияние на психику.
  • 3. Природа и характер взаимосвязи психики и мышечных сокращений (психомоторики) до конца нс выяснены. Однако исследования, проведенные на данную тему, позволяют высказать несколько подкрепленных эмпирическими данными предположений:
    • а) связь психики и работы мышечной системы обусловлена тем, что психика принимает участие в управлении поведением, а поведение, в свою очередь, реализуется через соответствующие мышечные сокращения;
    • б) связь мышечных сокращений с психикой объясняется тем, что за психическими явлениями и мышечными сокращениями лежат одни и те же процессы, происходящие в мозге;
    • в) мышечные сокращения вместе со связанными с ними психическими явлениями представляют собой элементы единой деятельности и поэтому они представлены в любых видах деятельности, в том числе в психической. Последняя точка зрения представляется наиболее правильной и вытекает из разработанной А. Н. Леонтьевым психологической теории деятельности.

  • [1] На первый взгляд кажется, что психика как идеальное и мышечные движения как материальное не связаны друг с другом. Однако внимательный анализ обнаруживает не только их постоянную функциональнуювзаимозависимость, но и указывает на то, что как психика, так и сопровождающие происходящие в ней процессы телодвижения друг без другане существуют.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>